О новостях – «плохих» и «хороших»

Завершая осмотр хозяйств Пермского отделения, начальник дороги провёл совещания с работниками эксплуатационного депо Пермь-сортировочная (ТЧЭ-17) и мотор-вагонного депо Пермь-2 (ТЧПРИГ-2), где состоялся острый и нелицеприятный разговор по существу.

В ходе осмотра Пермского отделения особое внимание уделялось вопросам обеспечения безопасности движения

 

Завершая осмотр хозяйств Пермского отделения, начальник дороги провёл совещания с работниками эксплуатационного депо Пермь-сортировочная (ТЧЭ-17) и мотор-вагонного депо Пермь-2 (ТЧПРИГ-2), где состоялся острый и нелицеприятный разговор по существу.

 

Поинтересовавшись у бригад ТЧЭ-17, с чего начать совещание, с «хорошей новости» или «плохой», начальник дороги ознакомил бригады с пунктами подписанной им телеграммы о проведении с 1 ноября месячника, направленного на повышение эффективности работы локомотивных бригад.

 

– Что такое повышение эффективности работы? – сказал Владимир Супрун работникам ТЧЭ-17. – Это – добросовестно выполняй обязанности, это – не допускай нарушений в режиме ведения, управления тормозами, соблюдай регламент переговоров, вовремя приходи на работу, пиши больше замечаний в книге машиниста, звони на «Горячую линию» начальника дороги.

 

После новости, предус­мат­ривающей выплату премий работникам, набравшим наибольшее количество баллов, совещание в ТЧЭ-17 перешло к «плохим» новостям.

 

– На техников по расшифровке лент скоростемеров я возлагаю огромные надежды, предваряя переход к новой грани совещания, – сказал начальник дороги. – Скоростемерная лента – это лицо локомотивной бригады. Там всё можно увидеть. Все случаи проездов запрещающих сигналов на сети показывают, что начальники депо, где они произошли, машинисты-инструкторы и старшие техники по расшифровке лент скоростемеров самоустранялись от контроля за расшифровкой лент.

 

Ревизор локомотивной службы зачитывает результаты проверки работы депо. Выявлен весь комплекс нарушений, которые уже не раз приводили на сети к тяжким последствиям. Члены бригад не выполняют регламента взаимного контроля и дублирования. На стоянках вспомогательный тормоз скобой не фиксируется. Пульт управления машиниста не блокируется ключом.

 

Вопиющий случай произошёл 19 октября. При маневровом передвижении по станции Балезино и смены кабины локомотива, машинист опробует кран вспомогательного тормоза при скорости 7 километров. Данное нарушение техник по расшифровке лент скоростемеров не выявляет. Другой машинист при сбое в ЭПК применяет меры к остановке, но вместо кратковременного выключения прибора безопас­ности с целью восстановления его нормальной работы, машинист отключает его вообще. Техник по расшифровке лент скоростемеров это нарушение выявляет, но в журнал не заносит, а направляет для расследования машинисту-инструктору и начальнику депо.

 

Услышав об этом, начальник дороги поднимает старшего техника по расшифровке лент скоростемеров и напоминает ей о своей телеграмме, обязывающей заносить в журнал все выявленные нарушения и предоставляющей расшифровщикам самостоятельность в принятии решения об их регистрации.

 

– Эта телеграмма защищает техников по расшифровке лент скоростемеров, – говорит Владимир Супрун. – Если грубые нарушения занесены в журнал, разобраны в депо, если им дана принципиальная оценка, я слова не скажу! Вы сами нарушили, сами увидели, сами разобрали, сами приняли меры. И тогда никаких проблем!

 

Серьёзные проблемы, после выявленных ревизорами нарушений, в данном случае оказались у старшего техника по расшифровке лент скоростемеров.

 

Следующая грань темы безопасности – отсутствие ответов на замечания в книге машинистов. Больше 10 суток приходится ждать ответы от локомотивного ремонтного депо, находящегося на одной территории с эксплуатационным.

 

Сходное положение дел с расшифровкой лент и в ТЧПРИГ-2. Это выявило совещание, проведённое на следующий день после встречи в ТЧЭ-17. В мотор-вагонном депо Пермь-2, по докладу ревизора, не обнаружена скоростемерная лента машиниста Владимира Фроловского от 19 сентября, несмотря на то, что срок хранения лент составляет два месяца. Машинист её сдал, она была зарегистрирована, а потом… исчезла.

 

– Куда делась лента? – в мёртвой тишине вопросил начальник дороги.

 

Ответа не было. Старший техник по расшифровке лент скоростемеров мотор-вагонного депо на совещание не пришла.

 

Совещание в ТЧПРИГ-2 заканчивается «хорошей новостью»: машинисту Павлу Соловьеву исполняется 55 лет. От имени профсоюзной организации Павлу Самсоновичу вручаются цветы и ценный подарок – набор слесарных ключей.

Сергей Маслаков
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/