07 апреля 2020 21:57

07 апреля 2020 21:57

Ноша интеллектуалов

Патенты могут повысить конкурентоспособность предприятий

Рынок интеллектуальной собственности предоставляет дополнительные механизмы реализации потенциала, развития и продвижения Компании. Вместе с тем в этой сфере деятельности существуют и известные угрозы.
Дмитрий Шульгин,
заведующий кафедрой «Управление интеллектуальной собственностью» УрФУ

ОАО «Российские железные дороги» сегодня имеет, пожалуй, наиболее полную и структурированную базу нормативной документации в сфере интеллектуальной собственности

– Дмитрий Борисович, почему вообще компании должны быть заинтересованы в развитии объектов интеллектуальной собственности?

– Наши исследования позволяют говорить
о двух ключевых группах причин. Одни из них мы условно назвали административными, другие – рыночными. Интеллектуальная собственность, казалось бы, инструмент сугубо рыночный. Предприятия используют его, чтобы повысить свою конкурентоспособность. Но тот же тезис справедлив и в отношении национальной экономики вообще. Вот почему в этот процесс сейчас всё более активно включается государство.

– А на законодательном уровне такая активность чем-то подкрепляется, если говорить о разработке программных документов для этой области?

– Стратегия инновационного развития на период до 2020 года уже действует. Этот документ у нас и считается основополагающим в данной сфере. В области интеллектуальной собственности стратегия пока ещё обсуждается. Очень большое внимание уделяется развитию именно законодательной базы. Как готовить специалистов, как будут распределяться права на объекты интеллектуальной собственности – многое нужно прорабатывать.

– Ко второй группе предпосылок эксперты относят рыночные факторы. Что они собой представляют и какие из них могут заинтересовать РЖД?

– В первую очередь, конечно, повышение конкурентоспособности продукции или услуги Компании – это именно то, ради чего патенты и были придуманы. Если говорить упрощённо, обладая ими, вы имеете возможность, например, в течение двадцати лет запрещать кому-либо пользоваться вашими решениями.
Гораздо реже у нас прибегают к формированию материальных активов. Это, по сути, инвестиции, но без привлечения денежных средств как таковых. Например, университе­т сейчас вкладывает стоимость прав на четыре патента, несколько десятков миллионов
рублей, в уставный капитал одной компании.

Третий инструмент, патентный щит, возник на рынке несколько позже. Его использование помогает отразить прямые атаки со стороны конкурентов. Впрочем, не менее эффективным он может быть и при патентной контратаке. Звучит по-военному, но это устоявшаяся терминология, она давно в обиходе. ОАО «РЖД», на мой взгляд, мог бы заинтересовать другой механизм – экономико-правовой обмен технологиями между подразделениями Холдинга. Организации, как правило, продают свою продукцию сторонним заказчикам. Но большую роль играет технологический обмен и внутри единой структуры.

– Непонятны принципы, на которых могут строиться такие отношения: компания-то одна, но каждое предприятие стремится получить доходы...

– Как раз в этом и состоит вопрос: обмениваться бесплатно или же за деньги? ОАО «РЖД», насколько мне известно, имеет более двухсот патентов, и это не предел – будут ещё изобретения, которые также потребуются различным подразделениям. Наш опыт работы со многими компаниями, в том числе и с госкорпорациями, показывает, что всё-таки предпочтительней возмездный обмен технологиями. И вот здесь, в этом механизме, определяющими становятся именно патенты.

– Некая организация вышла на рынок интеллектуальной собственности... С какими рисками и угрозами она может столкнуться в первую очередь?

– Хотел бы остановиться на так называемых рисках внутренних конфликтов. Предварительно я посмотрел документацию, которая принята в ОАО «РЖД». Вероятность того, что в Компании возникнет какой-то конфликт, совсем мала – очень грамотные, полноценные документы по урегулированию отношений. Однако примеры других структур показывают, что такие риски существуют. У нас есть опыт неоднократного участия в разрешении подобных ситуаций – мы часто выступаем как эксперты, в том числе в рамках судебных заседаний. И можем утверждать, что причины конфликтов лежат в неурегулированности взаимоотношений и неправильных расчётах вознаграждений за изобретения. Вот по этим двум поводам обиженные рационализаторы и обращаются в суд.

– А бывает, что одна из сторон конфликта просто не знала о разработках, которые уже были запатентованы кем-то, не обязательно конкурентами?

– Речь о рисках нарушения прав третьих лиц, которые могут проявиться из-за элементарной недооценки значимости патентов в деятельности предприятия. Такое встречается сплошь и рядом: мы выпускаем продукцию, не подозревая, что прибегаем к технологиям, которые уже запатентовал некий изобретатель. Хотя
известен простой, но эффективный, инст­румент защиты от такого риска – нужно лишь позаботиться о патентных исследованиях
и заказать экспертизу.

– В литературе встречаются различные варианты патентных стратегий. Какие из них оптимальны в России? И какие объективно неприменимы?

– Действительно, есть типовые стратегии: оборонительная и наступательная. В зарубежных источниках встречается практика «эффективного нарушения». Она широко распространена в Штатах, но мы не рекомендуем перенимать её. За рубежом такого рода нарушения караются только материально, у нас же, в отличие от других стран, закон предусматривает уголовную ответственность.

В идеале, всегда надо стремиться к патентно-стратегическому паритету. «Apple» половину комплектующих для своей техники закупает у «Samsung», у них масса перекрёстных лицензий, но всё-таки они ведут патентные войны. Обе корпорации спасают портфели, наполненные десятками тысяч патентов. Большинство споров разрешается благодаря перекрёстному лицензированию.

– Дмитрий Борисович, и напоследок дайте ещё несколько рекомендаций. Если патент­ный конфликт всё же разгорелся, как им можно управлять?

– В первую очередь, детально проработать и тактику, и стратегию поведения. Не пожалеть времени, сил и средств на патентные исследования, экспертизу. Соблюдать процессуальные нормы – являться в суд, выполнять предписания. Поскольку, как это ни странно, есть истина «объективная» и «субъективная». Да, вы можете быть сто раз правы, но если даже не удосужитесь представить в суд доказывающие это сведения, не факт, что решение будет в вашу пользу. Не пренебрегайте и незначительными исками – они могут оказаться ловушкой. Случается на практике, что заявление на десяток тысяч рублей оборачивается требованием о выплате миллионных компенсаций. Но лучше предотвращайте конфликт, заранее наполняя патентный портфель.
Евгений Невольниченко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31