21 января 2021 05:51

21 января 2021 05:51

Дмитрий Путинцев: Оперативное и качественное расследование преступлений – наш профессиональный долг

В целях активизации борьбы с преступностью на железнодорожных, воздушных и водных путях сообщений два с половиной года назад создано Уральское следственное управление на транспорте Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Наш разговор с его руководителем, государственным советником юстиции третьего класса Дмитрием Путинцевым.

Значительно повысилась интенсивность работы в сфере противодействия коррупции

 

В целях активизации борьбы с преступностью на железнодорожных, воздушных и водных путях сообщений два с половиной года назад создано Уральское следственное управление на транспорте Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Наш разговор с его руководителем, государственным советником юстиции третьего класса Дмитрием Путинцевым.

 

– Дмитрий Евгеньевич, прежде всего, разрешите поздравить вас с присвоением высокого генеральского звания и пожелать новых успехов в службе. Скажите, какие основные задачи решало управление в прошлом году и что намечено на этот?

 

– Основные усилия сосредоточены на раскрытии и расследовании преступлений прокурорской подследственности – коррупционной направленности, прошлых лет и преступлений, совершённых в отношении несовершеннолетних.

 

Главная тенденция прошлого года: на фоне снижения числа зарегистрированных преступлений повысилась их раскрываемость. У нас раскрыты все убийства, причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, изнасилования. При росте количества преступлений, относящихся к категории особо тяжких, отмечается снижение регистрации тяжких преступлений. Что касается качества следствия, один пример: мы направили в суд более 500 уголовных дел, при этом не получили ни одного оправдательного приговора.

 

Раскрыто 62 преступления «прошлых лет». Пример – раскрытие убийства Воронова на станции Пермь-1, совершённого в 2004 году. Приговором Ленинского районного суда города Перми обвиняемый по делу признан виновным в совершении убийства и приговорён к 25 годам лишения свободы.

 

Повышается интенсивность нашей работы в сфере противодействия коррупции.

В прошлом году в аппарат управления поступило 549 сообщений о коррупционных преступлениях, что на треть больше показателей 2008 года. По результатам проведённых проверок возбуждено 211 уголовных дел. В суд направлено 142 дела в отношении 153 человек. Надо отметить, что таких результатов удалось достигнуть при тесном взаимодействии с Уральским транспортным прокурором, Среднеуральским и Южно-Уральским УВД на транспорте, службой безопасности Уральской оперативной таможни. Среди дел, имевших широкий общественный резонанс – расследованное нами в отношении заместителя начальника Уральского таможенного управления Сергея Ляльки, который, будучи начальником тылового обеспечения Кольцовской таможни, путём мошенничества похитил почти 100 тысяч рублей.

 

– Существует ли «транспортная специфика» в работе управления?

 

– Ещё какая! В зоне нашего обслуживания 8 субъектов Российской Федерации, две железные дороги, 27 аэропортов, в том числе 9 международных, 38 рек с десятком крупных портов, 50 процентов гражданского вертолётного парка страны. Вот реальная ситуация: в вагоне поезда Бишкек – Свердловск произошёл инцидент между гражданами Украины и Казахстана. Преступник и потерпевший вышли на разных станциях и тут же разъехались. В такой ситуации даже место преступления установить – уже проблема.

Не всегда едина на такой огромной территории судебная практика. К примеру, в Челябинской области (за одно и то же преступление) выносится обвинительный приговор, а в Ямало-Ненецком округе у суда иные подходы. Добавлю, что на нашей территории – 5 областных судов и более 300 районных…

 

Знаете, пройдя путь от следователя до прокурора, а после этого получив назначение в следственное управление на транспорте, спустя два года я на практике убедился в жизненной необходимости органов правопорядка на транспорте.

 

– Взаимодействие со Свердловской железной дорогой: в чём оно заключается, какие приносит результаты?

 

– С уважением относимся к труду железнодорожников, обеспечивающих надёжную работу всех звеньев единого транспортного механизма. Наше взаимодействие трудно очертить жёсткими рамками – оно зависит от складывающейся ситуации. В частности даём юридическую оценку совершенным деяниям в преломлении через Уголовный Кодекс: есть ли состав преступления в том или ином нарушении.

 

Железнодорожники – наши коллеги. Та же трагедия в Перми с пассажирским самолётом – мы тесно и близко взаимодействовали с начальником дороги Владимиром Супруном и его заместителями, руководством Пермского отделения дороги во главе с Игорем Бариновым по самому широкому спектру задач и направлений. В результате удалось в кратчайшие сроки провести необходимые следственные действия и освободить Транссибирскую магистраль для движения. А разве отсутствие на объектах дороги таких событий, как с «Невским экспрессом», не результат нашего, порой незримого, взаимодействия?

 

– Реформы, проходящие на транспорте, совпали с реформами правоохранительных органов: что ожидается в результате?

 

– Ещё древние говорили: «Всё течёт, всё меняется». Не вижу чего-то драматического и в происходящих изменениях. Мы говорили, что другими становятся преступники и сама преступность. На наших глазах меняется система транспорта, организация перевозок пассажиров и грузов. Значит, сегодня, а тем более завтра, другие свойства и качества потребуются от оперативного работника, следователя. Поэтому государство, законодатель своевременно реагируют на эти «инновации».

За минувшие 2 – 3 года возрождена транспортная прокуратура, созданы следственные управления на транспорте при прокуратуре Российской Федерации, меняются органы транспортной милиции. Задача, как я её представляю – не расформировать силы правопорядка на транспорте, а оптимизировать их деятельность, повысить уровень обеспеченности. Подтверждаю на нашем примере: два года назад начинали с 50 человек, сегодня – 80. Уверен, что в результате происходящих в правоохранительных органах реформ в ближайшее время получим мощный и эффективный орган по борьбе с преступностью на объектах транспорта.

 

– На что обращаете особое внимание при направлении представлений об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений на железнодорожном транспорте?

 

– Всё зависит от конкретных обстоятельств, которые выявил следователь в ходе рассмотрения материала на данном объекте. Но, пожалуй, главные требования можно считать общими: необходимость наличия на предприятии комплекса профилактических мер, организация системы охраны и видеонаблюдения, правовая грамотность руководителя. Хочу сказать, что на предприятиях Свердловской железной дороги к нашим представлениям относятся с большой ответственностью и оперативно принимают действенные меры.

 

– Следователь при прокуратуре Российской Федерации: это «лирик» или «физик»?

 

– И то, и другое, и третье… Чтобы стать хорошим следователем на транспорте, после института нужно ещё 5 – 7 лет учёбы, наставничества, стажировки, жизненного и профессионального опыта. За два года все наши специалисты прошли различные курсы повышения квалификации, в частности, по 4 часа в неделю занимаются спортом и тренировками. Словом, требования высокие по многим параметрам – так что на чистую «лирику» времени не остаётся, да и командировок на их долю хватает. Но можно быть уверенным, что с поставленными задачами работники Уральского следственного управления на транспорте успешно справятся.

Николай Медянцев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31