16 мая 2021 15:25

16 мая 2021 15:25

Пятнадцатилетний капитан

Будущему машинисту электровоза локомотивного депо Смычка Владимиру Уткину в Великую Отечественную войну довелось побывать и тружеником тыла, и участником боевых действий на Украине, в Чехословакии, Венгрии.

Как и многие пацаны в военные годы, тагильский подросток бредил фронтом, но только со второй попытки попал на передовую  

 

Будущему машинисту электровоза локомотивного депо Смычка Владимиру Уткину в Великую Отечественную войну довелось побывать и тружеником тыла, и участником боевых действий на Украине, в Чехословакии, Венгрии.

 

Владимира Александровича можно назвать пятнадцатилетним капитаном. В этом возрасте он сразу повзрослел, а смысл лозунга «Всё для фронта, всё для Победы!» наряду со своими старшими товарищами-заводчанами подросток почувствовал на собственном опыте.

В квартире у Владимира Александровича почётное место занимают гитара и баян.

 

– Я вообще люблю петь и слушать песни. Разные, но в основном весёлые, – замечает ветеран, – в жизни достаточно грустных минут, а с гитарой в руках о них забываешь.

 

В начале войны в школе № 138, в которой учился Владимир Уткин, разместили госпиталь. Школу закрыли, а старшеклассников направили в ремесленное училище и, наскоро обучив слесарному делу, поставили к станку на 63-й военный завод по выпуску «Катюш» и снарядов к ним. Бронь не мешала пацанам бредить фронтом.

 

– Попасть туда удалось лишь со второй попытки, – говорит ветеран, – как возраст подошёл, я получил повестку из военкомата. Сообщил новость заводским. А когда пришла пора грузиться в идущие на фронт вагоны, на вокзал приехал начальник цеха, которому доложили о моём «бегстве». Он пригрозил мне тюрьмой, и я вынужден был вернуться к станку.

 

Через какое-то время пришла новая повестка. Наученный прежним опытом, Владимир решил действовать втихаря. Погрузился в поезд и попал в учебную часть в Чебаркуле, после окончания которой стал бойцом 24-го запасного стрелкового полка.

 

– Первую бомбёжку за Волгой мы восприняли спокойно. Молодые были, любопытные, дурные, вот и не боялись, – поясняет Владимир Александрович. – Может, нашу отчаянную смелость заметили, но после обстрела подозвал меня офицер. Расспросил о семье, а, убедившись в её благонадёжности, определил в 156-ю отдельную роту Войск правительственной связи. На станции Раздельная под Одессой мы и дислоцировались поначалу. На всю роту у нас была всего одна учебная винтовка. А фронт – в восьми километрах. Если бы немец пришёл, всех бы уложил. Только потом нам подвезли оружие.

 

Номер своего карабина – 1856 – он помнит до сих пор. С ним обучался связному делу, с ним и Одессу освобождал от немцев. Шли за фронтом, восстанавливали разрушенную связь. В голове путались города и посёлки: Львов, Льгов, Бендеры… Везде руины, но нужно было без оглядки на местность делать главное дело – держать правительственную связь.

 

Сколоченный гвоздями деревянный ящик с аппаратом связи весил 15 кг, да плюс пояс с инструментами, блоки, карабин, когти, изоляторы – всё вместе тянуло килограммов на сорок. На столбы поднимались вместе со всем «скарбом», на земле ничего нельзя было оставлять: Западная Украина кишела бандеровскими группировками.

 

– В день бандиты спиливали по 10 – 20 столбов, а потом подкарауливали наших солдат, приходивших восстанавливать связь. Сколько ребят полегло не в открытом бою, а в таких вот стычках! – сокрушается Владимир Александрович. – Победу мы встретили в Венгрии. Долго стояли в каком-то болоте. Там я серьёзно застудил ноги. Но это пустяки по сравнению с той радостью, которую мы испытали, когда получили известие о Победе. Оно пришло нашему начальству по высокочастотной связи, к которой нам было запрещено подключаться. 8 мая нам сообщили о капитуляции Германии. От радости мы начали стрелять из автоматов очередями в воздух.

 

Домой он попал не сразу. Связисты нужны были в разрушенных городах. Ростов-на-Дону, куда роту перекинули восстанавливать контрольно–испытательные пункты, стоял в руинах. Жить было негде, приходилось ночевать в палатках.

 

– Местное население нас считало штрафбатом, – смеётся Уткин. – Мы занимались строительными работами – расчищали руины, а пригодные для строительства материалы увозили на возведение КИП. 

 

Свой главный «штурвал» «пятнадцатилетний капитан» нашел в 1950-м в электродепо Смычка. Сначала стал помощником машиниста, а затем и машинистом электровоза. Так до пенсии и водил поезда.

 

– Поработал бы ещё, да нельзя по медицинским нормам. Но в депо меня не забыли, – с гордостью сообщает Владимир Александрович. – Три месяца посидел на пенсии  и по приглашению начальника депо пришёл сторожем на  базу отдыха «Садоводы». Там проработал 14 лет.

 

В конце разговора Владимир Александрович делает многозначительную паузу и приглашает к столу:

 

– Юбилей Победы всё-таки! Надеюсь, что не последний для меня.

 

Наталья Устинова,

пресс-секретарь

Нижнетагильского

отделения

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31