18 января 2021 03:46

18 января 2021 03:46

«Обнимаю моих маленьких птенчиков...»

Политрук Иван Шмаков просил родных не поддаваться трудностям и верить в скорую победу над врагом

Политрук Иван Шмаков просил родных не поддаваться трудностям и верить в скорую победу над врагом

 

Письма с фронтов Великой Отечественной войны – документы огромной силы. Мы благодарны Инне Ивановне Шмаковой, заместителю председателя совета ветеранов Свердловского отделения, которая принесла в редакцию почтовые послания своего отца Ивана Андреевича и рассказала непростую историю жизни своей семьи в годы военного лихолетья.

 

«Не могу смотреть в глаза вдовам»

 

– Где-то на втором месяце войны отец сказал маме, что принял решение уйти на фронт, поскольку не может смотреть в глаза женщинам, получившим похоронки, – начинает повествование Инна Ивановна и плачет. – У отца  была бронь, в армию его не брали.

 

Неделю просидел Иван Шмаков в Красноярском крайкоме партии. Его пугали судом, исключением из рядов КПСС. Не ушёл, пока не добился своего. На сборы дали три дня. Расцеловал троих детей, младшей из которых, Инночке, исполнилось только два годика, облачился в чёрный полушубок, сшитый в мастерской, которой заведовала его жена Нина – и в путь.

 

Из Новосибирска, с пересыльного пункта, семья получила от отца две почтовых карточки:

 

«Здравствуйте, мои родные!

 

Как вы живёте, здоровы ли? Почему, мои милые, не написали мне ни одного письма? 16 ноября я выехал. Сейчас прибыл в Новосибирск. С места напишу подробный адрес.

Я совершенно здоров. Очень рад, что наконец-то поехал поближе к делу. Обо всём сообщи, когда будешь иметь мой адрес. Как, мои родные крошечки, вы живете? Одно прошу: хорошо кушать и маму слушать.

 

Целую вас крепко-крепко. Ваш папа.

Привет Дуняше.

17.11.41 г.».

«Привет моим  родным!

Как вы, мои крошечки, здоровы? Что у вас нового, а главное, как ваше самочувствие? Вывезли ли, Ниночка, сено и будешь ли обеспечена на зиму? Корми корову экономно, чтобы не получился разрыв в корме, а то потом  придётся дорого покупать корм или продавать корову, а последнего делать нельзя.

 

С места нахождения послал тебе денежный аттестат и посылку. И вторую послал издалека, купив Инночке пальто, к нему положил две свои простынки, пару белья и обе пары перчаток. Это всё для меня излишнее.

 

Я здоров, самочувствие прекрасное. Нам ежедневно радио приносит хорошие вести. Основной вашей задачей является удесятерённая работа для обороны страны, а Красная армия сделает всё то, что необходимо сделать. В этом не сомневаются даже наши враги.

 

Целую тебя,

моя родная, крепко-крепко. Твой Ваня.»

 

– Когда отец ушёл на фронт, наша мама вступила в партию, – продолжает Инна Ивановна, – она у нас была молодец. Умела с людьми ладить и отцовские наказы все выполнила достойно, сумев сохранить детей и ещё всю крымскую  родню, спасавшуюся от гибели и голода у нас в Сибири.

 

Первое письмо с фронта политрук стрелкового полка Иван Шмаков отправил в декабре 1941 года. В нем нет военной информации, что, понятно, запрещалось цензурой, и очень много простых человеческих чувств, житейских вопросов к жене, детям, с которыми разлучила война.

 

«Как ты живёшь, моя милая, как твоё здоровье?

Что у вас нового в Курагино, как относится районное руководство к тебе, с какими просьбами ты к ним и к кому персонально обращалась, и как они помогают тебе?  

Как мои маленькие крошечки: Женик, Светланочка и Инночка? Как их здоровье и как они слушают маму?

 

Дети! Не шалите, не нервируйте маму и хорошо кушайте. Светланочка! Твоё задание – убить всех фашистов – выполню с честью. Но я тебе тоже даю задание: 1. Не ссориться с Жеником. 2. Не обижать Инночку, ведь тебе 6 лет, а ей 2 года.

3. Слушать маму и 4. Хорошо кушать, чтобы ты была полная, когда я приеду, а если эти условия не выполнишь, то я не вернусь домой. Давай соревноваться так, чтобы потом итоги были у каждого на 100 %.

 

Для Женика следующие задания: 1. Учиться на отлично. 2. Не шалить. 3. Меньше бегать по улице, а больше читать и хорошо кушать. Для моей маленькой доченьки Инночки: хорошо кушать, быть здоровой, быстрее расти и хорошо говорить.

 

Как твоя работа, Нина? Не пасуешь ещё? Не рекомендую пасовать перед трудностями, если бы они были и очень большие. Сейчас время военное и трудности должны не замечаться, а все преодолевать без хныканья и делать ещё лучше, чем работали в мирное время. Надеюсь на тебя, что ты не уронишь моего достоинства, а будешь предана работе так же, как я. Будь мужественна, тверда и энергична в работе. Знай, что сейчас вся ... работа перестроена по-военному, а это значит выполнять всё быстро, точно и аккуратно.

 

Что твои гуси, как Манька, доит ещё и сколько, стельная ли? Я здоров и бодр. Обо мне не беспокойтесь. Пиши по адресу: действующая армия, 1427 полевая почта, 1241 стрелковый полк, 9 рота, мне.

 

Целую моих

маленьких птенчиков и обнимаю их.

Папа. 12.12.41г.».

 

Это оказалось единственное послание 42-летнего сибиряка семье. Иван Андреевич погиб 23 января 1942 года под деревней Спасская Полисть Чудовского района Ленинградской области (Волховский фронт).

 

Проклятие черного полушубка

 

– Похоронку на отца и всю переписку мама укрыла от нас, малышей, в потайном месте, – рассказывает горькую повесть дочь фронтовика. – Конечно, мы знали, что папа погиб, но о письмах разговора не было. В 9 классе я их нашла. Впервые читала письма, сильно плакала и тогда уже решила, что вступлю в партию.

 

На письменный запрос жены политрука Нины Шмаковой о подробностях гибели мужа откликнулись его боевые товарищи. Инна Ивановна показывает смятый на сгибах лист бумаги (стилистика сохранена):

 

«...Находясь на передовой линии фронта ваш муж был в чёрном полушубке, а также ремень среднего начсостава, чем выделялся, как командир, среди рядовых бойцов. Это и есть основная причина гибели вашего мужа. Вражеские снайперы или «кукушки», воспользовавшись таким случаем демаскировки, отняли жизнь вашего мужа Ивана Андреевича – пламенного патриота Родины.

 

Командир транспортной роты ст. лейтенант Карасов. 03.04.42 г.».

 

Месяцем раньше семья получила письмо от командования полка о том, что «Иван Шмаков был смертельно ранен фашистскими гадами в момент развёртывания наступления полка в районе Спасской Полисти». Судя по дате гибели политрука, полк участвовал в Любанской наступательной операции советских войск против армии Гудериана. Следует пояснить, что Спасская Полисть, как и весь Чудовский район, с начала войны и до января 1944-го стал ареной ожесточённых боев стратегического и местного значения. Сменяя друг друга, здесь сражались десятки соединений, пытаясь любой ценой обеспечить снятие блокады Ленинграда.

 

Какова цена одной человеческой жизни, конкретно Ивана Шмакова, его дочь поняла намного позже после окончания войны. Инна Ивановна показывает пожелтевший талон к почтовому переводу, датированный 26 января 1941 года. Финчасть 1242 стрелкового полка перевела семье «окончательный расчёт с политруком т. Шмаковым Ив. А., погибшим в боях с германским фашизмом» и выразила соболезнования от парторганизации полка и личного состава. Сумма перевода – 1041 руб.00 коп.

 

– Это были небольшие деньги по тем временам, – грустно комментирует собеседница, – вот так оценена жизнь человека.

 

Жизни нашей узелки

 

В истории семьи Шмаковых чёрный полушубок – не единственное стечение обстоятельств. Накануне войны родители намеревались переехать из Сибири в Крым, на родину матери Инны Ивановны, где они и познакомились ещё в Гражданскую. Помешала война...

 

– И хорошо, что так получилось. Наш дом стал приютом для южных родных, – говорит Инна Ивановна и улыбается, перечисляя население «теремка», которое достигало 12 человек, 4 семьи. – Мама потом вспоминала, что все припасы быстро съели, и она приняла жёсткое решение повесить на двери подвала, где осталась картошка только на посадку, замок, а ключ от него – в карман. 

 

Весна была трудная. Ели лебеду, щавель. Осень порадовала небывалым урожаем картофеля – накопали 400 кулей.

 

– Корова Манька здорова, сена накосили, большую поленицу дров накололи, картошку привезли, солений наготовили. У мамы, по её словам, в тот момент возникло на душе чувство собственника: всё есть – голодными не будем, – вспоминает рассказ матери её дочь.

 

В ту весну, спасаясь от голода, люди собирали на полях проросшие колоски пшеницы. Они вызывали септическую ангину и гибель. В сёлах вымерло всё женское население – матери отдавали хлеб детям, сами питались смертельными злаками. Нине Яковлевне Шмаковой, педагогу по образованию, поручили организовать детдом для сирот, с чем она отлично справилась.

 

– После окончания войны мама и её сестра Роза настроились-таки перебираться из Сибири к родным в Ялту, – рассказывает Инна Ивановна, – уже продали Маньку, вещи. Вдруг получаем известие, что сельчанин-фронтовик видел нашего отца в Москве, скоро он будет дома. Ждём-пождём, купили другую корову, заготовки сделали на зиму. В сентябре сорок пятого пришёл Ваня Шмаков. Но не наш. В деревне Шмаковы – в каждом дворе.

 

...Судьба детей погибшего политрука Ивана Андреевича Шмакова сложилась. А если бы отец вернулся с фронта?

 

– Совсем по-другому жили бы, – вздыхает Инна Ивановна, – остались бы в родном доме, отец работал, брат Женя был бы жив (он погиб при исполнении служебного долга –
ред.).

 

Инна Ивановна Шмакова работала в вагонном депо Свердловск-сортировочный с 1956 года по 2003 год. Как и двоюродный брат Виктор Гамиров, который в своё время возглавлял депо. Его отец и страший брат тоже погибли на фронте. Сейчас 82-летний ветеран живёт в немецком Бремене и общается с сестрой по Интернету.

 

– В 1960 году я вступила в партию, – заканчивает свой рассказ Инна Ивановна, – так вот жизнь вяжет, вяжет узелочки. Мечтаю ещё побывать на воинском мемориале в Чудово, куда к 20-летию Победы прах отца и других погибших перенесли из Спасской Полисти.

 

справка

Военно-полевая почта была создана 1 июля 1941 года. Она находилась в ведении Наркомата связи СССР.

 

Для отправки посланий с фронта, кроме солдатских треугольников, чаще использовались стандартные почтовые карточки, чтобы военной цензуре было проще знакомиться с содержащейся в них информацией.

 

По данным Управления военно-полевой почты, в годы Великой Отечественной войны доставлялось до 70 миллионов писем ежемесячно.

 

 

 

Елена Сабурова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31