24 января 2021 01:41

24 января 2021 01:41

Под перестук сердца и колёс

«Уральская магистраль» продолжает рассказывать об узниках, которым пришлось пережить ужас фашистских концлагерей во время Великой Отечественной войны. На этот раз героем материала стал бывший преподаватель Уральского железнодорожного лицея Богдан Конопацкий. Его судьба – словно увлекательная книга, в которой каждая страница не похожа на предыдущую.

Богдан Конопацкий побывал в оккупации, в немецком трудовом лагере и в лагере НКВД

 

«Уральская магистраль» продолжает рассказывать об узниках, которым пришлось пережить ужас фашистских концлагерей во время Великой Отечественной войны. На этот раз героем материала стал бывший преподаватель Уральского железнодорожного лицея Богдан Конопацкий. Его судьба – словно увлекательная книга, в которой каждая страница не похожа на предыдущую.

 

Как жили узники

 

…В 1939 году в Польше началась война. Родители пятилетнего Богдана предвидели её наступление, поэтому из западно-белорусского города Гродно перебрались вглубь Польши, в город Хэлм. Первая встреча с войной произошла, когда в гостиницу, где они остановились, попали две немецкие бомбы.

 

– В первые дни войны с СССР в Польше было много пленных, которые вырвались от фашистов, – рассказывает Богдан Ипполитович. – Мой отец укрывал их у нас дома. На ночь оставалось до 10 человек. Бывало, по ночам с проверкой приходили немцы. Папа оправдываться: мол, эти люди – мои родственники. Однажды кто-то предал отца, и его повели на расстрел. Кроме отца схватили ещё несколько человек. Всех поставили в шеренгу, отсчитали каждого десятого и расстреляли выбранных. Папе повезло, он был девятым в шеренге. Потом его ещё не раз водили на такие показательные расстрелы, но ему везло, и он возвращался домой.

 

Когда Богдану исполнилось девять лет, семью забрали в концлагерь. По пути в неволю заключённым каждые сутки давали кусок хлеба и немного кофейного напитка.

 

В лагере-распределителе, что на границе Польши и Германии, взрослых проверяли «на лояльность»: по нескольку раз вызывали и дотошно расспрашивали про их жизнь. Весь день узники должны были сидеть в бараках, выходить на улицу можно было лишь с 5 до 7 вечера. Кормили только брюквой.

 

– Это был 1944 год, и немцы нуждались в рабочей силе. Однажды ночью нас построили и повезли на станцию Винмерсдорф, в трудовой лагерь, – вспоминает Конопацкий. – Мой дядя окончил горную академию, а папа получил среднее образование. Они считались квалифицированными работниками, поэтому их отправили ремонтировать паровозы. Маму определили на путевые работы, нас же, детей, – на уборку территорий.

 

«Будто и войны нет»

 

Чувствуя, что близится исход войны, немцы стремились загнать дешёвую рабочую силу в глубь Германии. В 1945 году узников по тревоге подняли и повели строем по этапу. По дороге Богдану, его сестре и дяде Александру удалось бежать.

 

– Мы укрылись в лесу, легли на землю и замерли. Шёл сильный дождь, под звуки которого мы уснули. Проснувшись, изумились: вокруг солнечно, поют птички, будто и войны нет. В поисках пищи набрели на военную машину. Внутри нашли галеты и солдатские кованые ботинки. Обувь пришлась кстати: у нас на ногах были тяжёлые деревянные башмаки.

 

Обосновались на ночлег в траншее для сельскохозяйственных машин. К вечеру сюда пришли немки с детьми. Галеты мы обменяли у них на колбасу.

 

Довелось беглецам пережить и настоящую канонаду. На рубашку Богдана прилетел горячий осколок, который чудом не ранил мальчика. Собеседник признаётся: смерти не боялся даже тогда. Больше страшила мысль о ранении.

 

– Настоящим спасением стал приход русских солдат, – продолжает бывший узник. – Военных в красных погонах потряс наш измождённый вид. Они отвели нас в деревню и накормили супом. До сих пор помню, что сала в нём было больше, чем картошки.

Я досыта наелся и без сил уснул прямо у костра. Со словами: «Хватит тебе в арестантской форме ходить» – меня разбудил старшина. Он перешил военные штаны и выдал мне сапожки, гимнастёрку и пилотку. Я стал похож на настоящего солдатика.

 

Богдан не предполагал, что судьба вновь подарит ему встречу с родителями. Воссоединение семьи произошло в Винмерсдорфе. Но на этом скитания Конопацких не кончились. Летом 1945 года, при пересечении границы с Советским Союзом, они оказались в лагере НКВД.

 

– Отношение к нам было вполне лояльное, – говорит Богдан Ипполитович. – Правда, родителей постоянно вызывали на допросы. Но через три месяца всех отпустили, и мы вернулись в родной Гродно.

 

«Гул, масштаб, движение…»

 

…Мальчик, переживший войну, пошёл учиться в третий класс.


В школьные годы выбор будущей профессии определила случайность:

 

– Мой дядя, преподаватель математики в железнодорожном техникуме, привёл к нам домой выпускника-локомотивщика. Я был очарован формой молодого человека. В 1955 году, когда окончил Гродненский техникум, был направлен на работу в Брест-Восточное депо помощником машиниста. Железная дорога – гул, масштаб, движение, скорость. Всё это привлекало меня. Я даже говорил, что работаю по специальности «перестука сердца и колёс».

 

После службы на Северном флоте жизненный курс Богдана Конопацкого сменился на военный. В ракетных войсках стратегического назначения он прослужил 25 лет.

Своё призвание Богдан Конопацкий нашёл гораздо позже, в Свердловске.

 

– Богдан Ипполитович только что уволился в запас и пришёл ко мне, – рассказал бывший директор Уральского железнодорожного лицея Трофим Сатаров. – Я не понимал, как человек в звании полковника сможет вести у подростков военную подготовку. С точки зрения карьеры это был спуск вниз. Но я пошёл на эксперимент, результаты которого меня удивили.

 

Добрый наставник

 

Богдан Ипполитович стал для воспитанников лицея образцом для подражания, в какой-то степени отцом и другом. Подтянутый и усидчивый, он преподавал своим ученикам навыки работы с боевым оружием. Во дворе техникума устроили настоящий военный городок с полосой препятствий. Подростки стали с удовольствием ходить на занятия по военным дисциплинам и спортивные тренировки. Со временем военрук с разрешения директора лицея переделал подвал общежития под стрелковый тир. Студенты проводили там всё свободное время. По просьбе Богдана Ипполитовича учащимся сшили 250 комплектов военной формы.

 

– Педагоги лицея заметили, как быстро атмосфера в учебном заведении стала меняться, – рассказывает Трофим Сатаров. – Однажды ко мне подошёл учитель химии и рассказал, что прежде ребята приветствовали его стоя, а сейчас по-военному рапортуют о готовности к началу лекции. Я посоветовал подыграть студентам. Железная дорога – организация с жёсткой дисциплиной. Нашей целью было воспитать настоящих железнодорожников.

 

После окончания учебного заведения бывшие ученики ещё долго вспоминали своего наставника. Некоторые ребята поступили в военные училища и уже оттуда писали Богдану Ипполитовичу тёплые письма. Их смысл можно выразить одной строчкой – «Спасибо, что сделали нас достойными мужчинами, которые могут за себя постоять»…

 

справка

 

Богдан Ипполитович Конопацкий родился в Белоруссии в 1934 году. После железнодорожного техникума работал помощником машиниста в депо Брест-Восточное. Потом служил в армии, окончил военное училище в Ленинграде и академию в Москве. Начинал матросом, дослужился до полковника. С 1987 года – преподаватель Уральского железнодорожного лицея (ныне – техникума), а с 2002-го и до сих пор работает заведующим общежитием этого техникума.

 

Евгения Гусева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31