14 мая 2021 19:47

14 мая 2021 19:47

Путь длиной в сорок пять минут

В рамках совместной акции редакции газеты «Уральская магистраль» и дорожной организации Красного Креста мы продолжаем серию публикаций о судьбах бывших узников фашистских концлагерей. Участники акции побывали у ветерана педагогического труда из Серова Анастасии Шумович.

Побывав в немецком плену, Анастасия Шумович не сломилась и нашла в себе силы осуществить детскую мечту

 

О профессии школьного учителя Анастасия Михайловна Шумович мечтала с детства. Сколько её воспитанников трудится сейчас на железной дороге в разных городах России – она даже не берётся подсчитать. Есть среди них и руководители высокого ранга в Москве. Комиссия отмечала на её уроках достойный уровень преподавания, удивительно спокойную, почти домашнюю обстановку и отличные знания учеников. А ведь когда-то ей казалось, что планам не суждено будет осуществиться.

 

...В 1941 году Анастасия окончила школу и сразу же подала документы в учительский институт города Лебедина Сумской области, откуда была родом. Вступительные экзамены не состоялись – грянула Великая Отечественная война.

 

– Всё произошло очень быстро: в 12 часов об этом объявили по радио, в два часа мужчинам приказали явиться в военкомат, а в четыре мы уже отправили отца на фронт и вечером слышали атаку – это очень близко было, – вспоминает Анастасия Михайловна. – В самом начале войны наш город бомбили ежедневно. Одна бомба перелетела наш дом и упала в двадцати метрах от него, в саду. Не осталось ни одного окна, ни одной двери, очень многих людей убило осколками, а меня всю исцарапало.

 

В октябре 1941-го Лебедин оккупировали немцы. Руководили там после этого в основном полицаи. В мае 1942-го они созвали всю городскую молодёжь якобы «для рытья окопов», а на деле погрузили в товарные вагоны и закрыли наглухо. До самой Польши состав не делал остановок. В пути не давали даже воды и хлеба. Из Польши пленников отправили в Австрию, в город Энс, на арбайтзам (биржу труда) и выставили на продажу.

 

– Всех распродали, а я одна осталась. У меня тогда палец болел, поэтому никому я была не нужна. Пришёл какой-то молодой парень, смотрит: никого нет – он меня и забрал. Привёз домой, там бабка, дочь её, хозяйство маленькое – семь коров. В это хозяйство я и попала, – продолжает свой рассказ Анастасия Михайловна.

 

Первым делом Анастасию повели в коровник. Коров на пастбище не выгоняли, а привозили им траву. Старуха дала вилы и приказала разносить эту траву по цементу, чтобы просушить.

 

– Я в городе выросла – ничего не умею, да и физически слабая была. Взяла на вилы кучку травы размером с блюдце. Бабка это увидела и так меня стукнула – я аж отлетела. Схватила она эти вилы, подцепила целую охапку травы и мне – тащи. А я не то, что тащить, я вилы-то поднять не могу. Стою, реву, – делится переживаниями наша героиня.

В этом хозяйстве Настя пробыла четыре месяца: выполняла самые тяжёлые работы по хозяйству и в поле. Спала на чердаке, на железной койке.

 

– Первые два месяца я всё время ревела, – вспоминает Анастасия Михайловна. – С работ приду в девять вечера, упаду на койку и плачу, пока не засну. А в пять утра уже поднимали меня.

 

На молодой работнице хозяйка вымещала всю свою злобу.

 

– Старуха эта меня однажды чуть на вилы не посадила, – с горечью вспоминает Анастасия Михайловна. – Ударила меня ими – хорошо, что девчонка, которая неподалёку стояла, оттолкнула вовремя. В общем, она меня допекла, и я убежала – сама не знаю, как выбралась. Пошла по тракту и добралась до арбайтзама.

 

На её счастье, на бирже труда нашёлся хороший переводчик. Выслушал измученную девчонку, пожалел и не стал отправлять обратно.

 

– Ты коров умеешь доить?

 

– Умею.

 

– Пойдешь на ферму? Там тебе будет не так страшно.

 

Так Настя попала на фермерское хозяйство, где работала интернациональная молодёжь – французы, поляки, чехи. В хозяйстве было 32 коровы. Два раза в день их нужно было доить, кормить и чистить. Особенно тяжело приходилось городским девчатам.

 

Работать ребят заставляли на износ, помимо ухода за коровами приходилось трудиться в поле. Носили тряпьё, а вместо обуви – деревянные колодки. Ходили и босиком, но после работ в поле ноги были исколоты до крови. Кормили почти одной варёной нечищеной картошкой – вот уж чего Анастасия наелась досыта:

 

– Мой организм к ней настолько привык, что я до сих пор варю себе картошку в мундире хотя бы раз в неделю.

 

– Мы были никто, – продолжает Анастасия Михайловна. – На советских граждан нацепили знаки SU и запретили даже близко подходить к тому месту, где немцы ели и пили.

 

Освободили пленников советские войска за несколько дней до Победы. Посадили всех на грузовики – и в тыл. Приехав в родной город, Настя в то же лето поступила в учительский институт.

 

Здесь же познакомилась с будущим мужем – военным, приехавшим на побывку.

 

– Его потом послали в Серов, на железную дорогу. Я окончила институт, и мне дали направление в Вильнюс. Но мы расписались, и я поехала с мужем.

 

Анастасию Михайловну направили в школу № 25, где она трудилась пятнадцать лет, а потом перешла в железнодорожную школу № 15 (ныне № 11). Там до семидесяти лет работала учителем, заведующим по учебно-воспитательной работе.

 

В Серове Анастасия Михайловна с мужем своими руками построили дом. Вырастили троих детей. Сейчас у нашей героини восемь внуков и семь правнуков.

 

–Я счастливый человек, мне очень повезло в жизни, – говорит Анастасия Михайловна. – Пройти настоящий ад и остаться здоровой – большое дело. Ведь когда я в Австрию приехала, не могла вилы поднять. А сейчас? Труд для меня – это праздник. Сорок пять лет работы в школе – как один урок в сорок пять минут. Детей я всегда любила и хотела, чтобы моя работа была связана с ними. Это была мечта моей жизни, и она сбылась.

 

 

 

Елена Хоменко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31