08 мая 2021 01:59

08 мая 2021 01:59

Сибирская баня на колёсах

Годы войны глазами санитарки тюменского поезда-бани Валентины Молодкиной
В преддверии Дня начала Великой Отечественной войны заведующая музеем истории железнодорожного транспорта Тюменского региона Галина Оношкина предложила корреспондентам «УМ» заглянуть в музейные архивы. Наибольший интерес у нас вызвали записки санитарки тюменского поезда-бани Валентины Молодкиной. Девушка, работая в составе уникального поезда, проехала многокилометровый путь, не раз была в центре бомбёжек. Спустя много лет она написала воспоминания и передала их <br />
в музей.<br />
<br />
От Тюмени <br />
до Берлина<br />
…Перед тем как открыть тетрадку, исписанную убористым почерком, Галина Сергеевна поясняет:<br />
– Поезд-баня был по¬строен в Тюменском вагонном депо в 1942 году. Основное его предназначение – дать возможность военным помыться близко от передовых позиций, привести в порядок бельё и одежду.<br />
Идею строительства поезда быстро поддер¬жало население города. Его строили в свободное от основной работы время. Несмотря на это, поезд был готов всего через <br />
25 дней.<br />
В поезде-бане было десять вагонов, 26 кабин. В том числе – вагон-цистерна, вагон-парильня и душевая, вагон-одевальня, вагон-склад. Был и отдельный вагон-клуб, где солдаты могли отдохнуть, посидеть за настольными играми, почитать книги, поиграть на музыкальных инструментах. Все вагоны были соединены между собой телефонной <br />
связью.<br />
Поезд был рассчитан на посещение примерно ста человек в час. В состав поездной команды «сибирской бани» вошли добровольцы во главе со старейшим машинистом города Иваном Садаковым, которому на тот момент исполнилось 56 лет. В документах, сохранившихся в музее, значатся и другие фамилии: дезинфектор Сафонова, парикмахер Лопатухин, поездной вагонный мастер Шевырталова... Всем им предстоял долгий путь через всю страну. Никто не знал, когда вернётся – и вернётся ли <br />
вообще...<br />
Боевое крещение<br />
Четырнадцатого февраля 1942 года поезд-баня отправился на фронт. В составе добровольцев была и санитарка Валентина Молодкина. Вот что она писала в своём дневнике:<br />
«По окончании курсов медсестёр в военкомате мне дали военный билет и повестку о призыве на фронт – в поезд-баню. Провожали наш поезд с музыкой, но я ничего не помню: прощалась со своей подругой Олей Райковой, секретарём комсомольской организации.<br />
По ходу движения поезда мы, работники, питались на вокзальных кухнях. Помню один раз, когда я ходила на эту кухню, чтобы получить баланду, я увидела детей, эвакуированных из Ленинграда. Слёзы наворачиваются на глаза, когда вспоминаю, какие они были холодные, худенькие и оборванные. Одни глаза сверкали. Что у меня из еды было, я им дала.<br />
Помню нашу первую бомбёжку при приезде на Белорусский вокзал: налёт был большой, осколки падали на крыши. Но рядом с нами на платформах стояли орудия и зенитки. Было очень шумно. Наши ребята, молодцы, отбились. Утром они спрашивали у нас: «Ну, как, девушки, вам боевое крещение?»<br />
Поезд-баня был крайне востребован на фронте. В своём дневнике Валентина Молодкина отмечает: «В то время солдаты по нескольку месяцев не снимали с себя одежду. Время было трудное. Мы работали круглосуточно. Обрабатывали бойцов, мыли, боролись с вшами, дезинфицировали одежду военных в камерах. И какие же солдаты были довольные после такой бани! Сколько писали нам благодарностей в поездную книгу отзывов...»<br />
<br />
Под счастливой звездой<br />
В поезде-бане работали парикмахеры Яша Лопатухин, Клава Дайновская и Лида Коханова. «Иногда они не успевали, и мы помогали им – прямо на улице, пока «жарится» одежда солдат», – вспоминает Валентина Молодкина. «Помню одного солдата, возраста моего отца, я как-то порезала. А солдат в ответ меня дочкой назвал и не обиделся. Удивительно, что в то время никто из нас не болел. Организмы были молодые, выносливые. Это притом, что приходилось выбегать на мороз, а потом бежать в камеру, где температура была очень высокой».<br />
Несмотря на то что поезд-баня был замаскирован, его часто бомбили. «Однажды при бомбёжке в Кубинке мне стало страшно, – пишет Молодкина. – Все побежали из поезда за линию, к болоту. А мы с Дусей сели около берёзки и прижались друг к другу. Видели, как осколок пролетел возле нас. Но не попал. Потом к таким ситуациям мы стали привыкать. А я, видно, родилась под счастливой звездой».<br />
В 1943 году Валентина Ивановна была переведена из поезда-бани и осталась в Москве, чтобы формировать 91-й поезд. В конце её воспоминаний – неподдельная радость: «Да, было время, трудное для нашего народа. И для тех, кто на фронте, и для тех, кто в тылу. Но мы справились, потому что были едины. Каждый причастен к этой победе…».<br />
Евгения Гусева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31