15 мая 2021 13:41

15 мая 2021 13:41

Кубинская «сиеста»

– У меня есть что рассказать о службе для вашей акции «Дембельский альбом», – голос в телефонной трубке звучал весело и звонко.

 

Его обладатель – машинист, а ныне диспетчер депо Свердловск-пассажирский Борис Канев и при встрече оказался человеком общительным и задорным. Об армейских буднях он рассказывал с юмором:

– Повестку в армию принесли в воскресенье, когда призыв уже закончился. Думал, ошибся. На сборный пункт в Егоршино добирался самостоятельно.

Начавшись в выходной день, служба Бориса Канева проходила, по его словам, празднично и ярко. Или так оптимистично он видел свою жизнь в армии.

В пехотной дивизии под Ленинградом выпускнику техникума предложили быть писарем при штабе. Дальнейшую судьбу уральца решили… его каракули. Борису удалось отвертеться. Три года он заправлял бензином военные машины. «Боб – король бензоколонки», – называли его в дивизии. Самостоятельный и честный, Борис пользовался доверием старших и младших чинов, а также шофёрской братии. Он пел в ансамбле песни и пляски, был отличным стрелком.

В августе 1962 года, накануне «дембеля», в части началась тревожная суета. Прибыл маршал Чуйков. На Ладоге грузились баржи. Солдатам выдали новое обмундирование, в том числе шляпы и летние костюмы. Всё происходило в обстановке строгой секретности. На проводах жёны старшин и офицеров плакали. Тогда ефрейтор Канев понял, что впереди его ждут не учения.

…Балтийские воды встретили «путешественников» яростным штормом. Болтанка вкупе с отвратительной пищей окончательно вывели организм Бориса Канева из строя.

– Боб, не помирай, я ухи принёс! – верный дружок, одесский пижон Володька Сергин раздобыл у кока спасительное варево и вернул Бориса в строй.

В один из четырнадцати дней балтийской одиссеи открылась тайна срочной передислокации. На кадрах любительской киносъёмки военные увидели пальмы, океан, южные постройки.

– Сынки, не волнуйтесь, плывём на Кубу, помогать революции, – сообщил первый помощник капитана.

К тому времени Карибский кризис пошёл на спад. Часть обосновалась рядом с Гаваной в местечке, которое русские называли хутор Весёлый.

– Служили мы в гражданской одежде, жили в щитовых домиках, которые построили кубинцы, – вспоминает Борис Павлович. – Под моим началом оставался тот же склад ГСМ.

Кубинская «сиеста» для Бориса Канева закончилась в 1963 году. Его демобилизовали одним из первых. А так хотелось ещё послужить!

– Домой я вернулся с фанерным чемоданом, обшитым чехлом. На ткани красовались диковинные цветные наклейки, которые я переводил в части утюгом, – смеется Канев.

Борис исполнил мечту своей матери, которая хотела, чтобы в семье были железнодорожники (она ушла из жизни во время службы сына, и Борису трижды давали отпуск домой).

Закончив Свердловскую дортехшколу № 1, Борис Павлович более 25 лет водил электропоезда в депо Свердловск-пассажирский.

Кубинская «сиеста» нашего героя продолжилась путешествиями в Африку и Европу, благо зарплата машиниста
позволяла это сделать.

 

Елена Сабурова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31