19 января 2021 08:11

19 января 2021 08:11

Ювелир путейского инструмента

Руки кузнеца Николая Зырянова чёрные, а на самом деле – золотые<br />

В Свердловск-пассажирской дистанции пути при механических мастерских много лет существует кузница. Хозяйничает здесь обладатель одной из самых старинных и редких профессий – кузнец Николай Зырянов. Без его стараний в дистанции не ремонтируется ни один путейский инструмент.

 

Инструмент с изюминкой

…Отворяю дверь кузницы в разгар рабочего дня. В помещении жарко и пахнет дымом. В горне, потрескивая, дружно горят угли. Через несколько минут, когда они раскалятся до температуры 1600 градусов, мой новый знакомый Николай Зырянов положит в горн железо. А как только металл побелеет, кузнец ловко подхватит его клещами и отнесёт на молот. Вот тут-то и начнётся настоящее волшебство. Железо, ещё несколько минут назад лежавшее в мастерской пластом, оживёт на глазах. Если его вытянуть, получатся путейские «лапы», если загнуть – шпальный ключ…

Труд кузнеца на железной дороге напоминает работу врача. Только лечить ему приходится не людей, а инструменты. Бригадиры и мастера со всех четырёх околотков дистанции свозят в кузню пришедшие в негодность лапы, кувалды, молотки, отбойки и шпальные ключи. Иногда они просят кузнеца изготовить новый инструмент.

– Я занимаюсь ручным трудом, поэтому каждое изделие получается неповторимым, – отмечает собеседник. – На заводе, к примеру, делают стандартные инструменты, по образцу. Я же учитываю пожелания путейцев. Им лучше знать, каким должен быть загиб на «лапе», чтобы с её помощью без проблем вытащить костыль.

 

Переносная «горнушка»

О кузнице Николай Зырянов рассказывает с гордостью. Руками, чёрными от сажи, кузнец демонстрирует собственно изготовленные клещи. И как бы между делом замечает, что родился семье кузнецов: этим ремеслом занимались его дед и отец.

 – Когда я был ребёнком, мы жили в деревне Перебор, что в Каменском районе. Рабочие специальности тогда почитались, а кузнец и бондарь считались первыми людьми в деревне. В местном совхозе была кузница, в которой я и воспитывался, помогая дедушке и папе. Они-то и посвятили меня в секреты профессии, передали свой опыт и заразили интересом к делу на всю жизнь. Мне нравилось быть подручным: я подносил инструменты, ударял по железу кувалдой, разжигал горн...

Годы в армии не затмили в молодом парнишке любовь к железу. В 1979 году Николай Зырянов устраивается на Свердловскую железную дорогу. Поначалу работает помощником машиниста, а в 1984 году оказывается-таки в кузне. Здесь он знакомится со своими будущими наставниками – Виктором Сысоевым и Валерием Гридиным.

– Кузнечному делу нельзя обучиться по книжкам, прослушав курс лекций в училище. Здесь нужен опытный учитель, который на своих руках покажет, как работать с железом, – уверен герой. – Мне с наставниками повезло.

Прежде в механических мастерских работало четыре пары кузнецов. Была даже переносная «горнушка»: кузнецы ездили на линию и на месте «клепали» стрелочные переводы. Сейчас многое для путевого хозяйства изготавливается на заводах.

– Многое, но не всё, – уточняет начальник дистанционных мастерских Свердловск-пассажирской дистанции пути Сергей Кашеваров. – Если отправлять инструменты на ремонт на завод, мы потратим массу времени. Кузнец же справится с заданием за несколько часов. Путейцам без высококлассного кузнеца работать невозможно, вот почему мы так ценим труд нашего мастера.

 

Куй железо, пока горячо

Кузнецу-богатырю, что ворочает куски железа по нескольку десятков килограммов, порой приходится быть ювелиром.

– Летом я часто гну переходные накладки на износ. Для этого разогреваю их и изгибаю на станке. Накладки нужны путейцам для стыковки рельс. Вот почему мне нельзя ошибиться с изгибом даже на один миллиметр.

Ещё одно достоинство хорошего кузнеца – ловкость рук. Не зря говорят: куй железо, пока горячо. Кстати, во время плавки обстановка в кузне напряжённая. Запах гари от масла, которым смазывают старенький молот-трудягу, едва заметен на фоне оглушающих и ритмичных ударов механизма молота. Во время работы кузнец использует беруши и противовибрационные перчатки.

– В работе кузнеца много опасных ситуаций. Удары от молота часто отдают в руки. Глаза нужно беречь от искр и пепла. Чтобы стать высококлассным специалистом, нужно не бояться раскалённого железа, – уверен собеседник. – У меня был ученик, который так и не смог перебороть страх к молоту, поэтому и не остался в профессии.

 

Руки просят труда

…По утрам после ежедневной планёрки в кузницу любят заглядывать работники мастерских. Возле огня, словно у камина, можно погреться и выпить чаю, перекинуться несколькими словами с коллегами, а потом отправиться по рабочим местам.

– Мы все – одна команда. Сделал я, к примеру, молоток. А что он без черешка? Нужна ручка! За ней идём в строительный цех. Механические мастерские – это целый комплекс, где важен каждый работник, – заверяет мастер.

Уже три года Николай Дмитриевич на пенсии, но оставить кузницу он не осмеливается.

– Перед тем как уйти, я должен передать свои знания, а ученика у меня пока нет. Да и привык я работать. Руки мои постоянно просят труда…

Евгения Гусева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31