19 января 2021 11:52

19 января 2021 11:52

Движение по вертикали

Покорить высочайшую вершину России поможет выносливость и сила духа

Перед поездкой в Тибет старший преподаватель Уральского государственного университета путей сообщения Михаил Павличенко решил попробовать себя на менее экстремальной высоте. Для этого был выбран Эльбрус. О ходе путешествия Михаил Евгеньевич рассказывает читателям «УМ».


В путь

Путешествие началось без особых приключений. На сутки опоздал к началу маршрута, но принимающая сторона уверила меня, что сутки раньше – сутки позже особой роли не играют, и я вылетел в Минеральные Воды. В самолёте наблюдал удивительное явление – при спуске мы пересекли три слоя облаков.


Гора в облаках

В Минеральных Водах меня встретил водитель, и мы поехали на базу в Кисловодск. Получив здесь специальное снаряжение (кошки, штаны, палки, ботинки, обвязку, карабин), на следующий день выехали в базовый лагерь. Рано утром прибыл уазик-батон, в него загрузилась группа путешественников, и мы выехали в долину Джил-Су.

Дорога была неплохая. Вначале асфальт, потом щебень под асфальт, потом признаки дороги постепенно таяли вместе с последними палочками уровня сигнала в телефоне. По дороге машина сломалась, и пока её ремонтировали, мы смогли сделать несколько фотографий на фоне Эльбруса, который таинственно выглядывал из-за облаков.

Преодолев горную речку, мы оказались на высоте 2500 метров и разместились в лагере. Это площадка называется «Поляна Эммануэля». В честь генерала Эммануэля, экспедиция которого именно отсюда впервые взошла на Эльбрус 29 июля 1829 года.

Чтобы вечер не пропадал, с гидом Александром Петровичем, земляком из Верхней Салды, решили сходить на водопады и искупаться в нарзанчике. Нарзаном в этих краях называют всё, что бьёт из-под земли, а если ещё с газом – то тем более. Нарзаны бываю пресные и солёные, тёплые и холодные, лечебные и очень лечебные. На водопадах оказались довольно быстро, примерно за час. Интересно, что расстояния в горах измеряются не в метрах, а во времени. Поэтому обычно говорят так: до этой точки – час, до этой – два. Искупавшись в лечебной воде, двинулись обратно. Путь шёл по подвесному мосту над горной речкой. Её звук сильно напоминал звук грузового поезда, а вода перекатывала довольно приличного размера камни. 

Вечером познакомился со своей группой. Один «чистый» американец, другой с российскими корнями, его сын лет шестнадцати, двое из Киева, один из Белоруссии, гость из Санкт-Петербурга, несколько москвичей и один местный мужчина, как оказалось потом – судья. Самое ужасное, что большинство уже имели опыт восхождений, поэтому у них с собой были необходимые таблетки, мази и обмундирование. На их фоне я в верблюжьем свитере и камуфлированном пуховике чувствовал себя дилетантом. 

Спали на туристических ковриках, которые в альпинистской среде называют загадочным словом «каримат», хотя по виду они не отличаются от наших «пенок».


Только вперёд, вернее – вверх

Утром собрал всё снаряжение в рюкзак, который выдали здесь. Когда обнаружил, что вещи не влезли, надел сверху свой садовый рюкзак. Всё вместе весило 28 килограммов. В таком виде вышел с высоты 2500 метров на 3800 метров. Восхождение заняло восемь часов. Гид предлагал услуги шерпов (перенести рюкзак), но я подумал и отказался. Вскоре появились первые признаки горняшки (горная болезнь). Вечером замерил давление в покое. Оказалось 157/111, пульс 104. И это в покое. Завтра идти на 4600. Подсознание стало продумывать варианты диагнозов, с которыми было бы не стыдно не ходить дальше. Температура оказалась в норме, голова даже не болела, желудок вёл себя скромно. Назад пути не было.


Один шаг – два вдоха 

Утром в обиду для подсознания самочувствие было хорошим. Экипировались. На ногах – ветрозащитные брюки, обвязка для страховки, специальные пластиковые ботинки, на них кошки для движения по льду, сверху – чехлы. Поднялись метров на сто, затем начался участок с трещинами, которые надо проходить в связке. Тут выяснилась неприятная особенность: при движении в связке надо идти синхронно. Ослабевать верёвке нельзя, растягиваться она не хочет. Пришлось идти в одинаковом ритме. Когда кто-то сбивался, вся цепочка из пяти человек останавливалась и ждала, пока этот человек отдышится. На этом участке на один шаг приходилось по два вдоха-выдоха: шаг – вдох-выдох, вдох-выдох, и дальше. Так дошли до Ильина камня на высоте 4500 метров. Трещины кончились, и можно было снять страховку. Казалось, до вершины осталось чуть-чуть, но это было не так. 

На ночёвку спустились немного вниз. Это рекомендуется для правильной акклиматизации: сначала нужно подняться метров на 800, а потом спуститься на 400. Но не всегда это возможно, и на некоторых высотах ночевать крайне некомфортно. На обратной дороге очень хотелось пить, а весь ледник изобиловал ручьями чистейшей воды. Несмотря на категорические запреты, мне удалось немного хлебнуть из горного ручья. Естественно, назавтра заболело горло.

Следующий день был по-свящён отдыху, акклиматизации, философским размышлениям о смысле жизни. Я думал о том, в какую авантюру опять ввязался, и понимал, что до вершины мне не дойти. Народ усиленно пил какие-то таблетки. В шесть вечера устроили ужин и легли спать. В полночь – штурм, нужно подняться с 3800 до 5642. План был такой: ночью гид смотрит на вершины Эльбруса и определяет по ним погоду. Если погода плохая, ждём ещё сутки. Но погода оказалась хорошая: полнолуние, ветра не было. Раньше скорость ветра на вершине гиды определяли на глаз. А мы решили высчитать научно. С помощью секундомера замерили время движения облаков, узнали по карте расстояние между вершинами и высчитали скорость ветра. Результат совпал с расчётами гида.


Штурм

Вышли в полночь. Один человек уже вовсю болел горняшкой и остался на 3800. Шли тремя связками: сначала очень сильные, потом сильные, потом наша группа, наверное, самых умных. Маршрут был прежний. К пяти утра дошли до Ильина камня и развязались. Ребята из нашей связки пошли дальше, а мы с Александром Петровичем, не торопясь, двинулись до нижних скал Ленца. Единственное, что хотелось, – увидеть оттуда рассвет.

Дальнейшие приключения подтвердили правильность моего решения не идти дальше. Пока гуляли по нижнему Ленцу, рассматривали таблички и памятники, сверху крикнули: «Принимай!» К нам отправили Сергея, парня из Киева: его схватила горняшка. Двигаться мог, соображать – нет. Я ещё раз порадовался, что мог хоть частично соображать, и мы вместе с Сергеем добрались до Ильина камня. Там он потихоньку стал отходить и с гидом отправился вниз, а за ними уже и я стал спускаться. Часам к десяти были в лагере, на 3800, но ночевать там совсем не хотелось. Я уговорил Александра Петровича взять большую долю моего багажа (20 кило), загрузил свой садовый рюкзак жалкими восемью килограммами груза, так и начали спуск. Часа через четыре были на месте. Правда, пошёл дождь, пару раз мы чуть не сорвались. Но телескопические палки – великолепная вещь в горах. Они – дополнительные точки опоры при движении по крутым тропинкам, особенно при спуске. 

Из группы в 13 человек до вершины добрались семь. Вывод: семь раз подумай, один раз сходи, а лучше гор могут быть только горы.

Михаил Павличенко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31