09 июля 2020 01:20

09 июля 2020 01:20

фото: из личного архива

Дедушкина ложка

В каждой семье есть милые сердцу вещицы, которые невозможно оценить потребительски, материально. В них будто заложена память предков. Для Игоря Набойченко, более 15 лет отдавшего должности главного инженера дороги, родовой реликвией стала… ложка деда, фронтовика Константина Андреевича Свалова, а недавно – книжечка о нём и его боевом талисмане (на фото).
Простой вроде бы столовый прибор. На него иной раз не взглянешь, возьмёшь машинально. Но у ложки, которую бережёт семья Набойченко, своя история. Игорь Олегович коротенько изложил её на смартфоне по пути в Екатеринбург из Крыма, где с 2016 года занимался возведением транспортной инфраструктуры. Набрал текст для себя, не для печати, и отправил супруге, чтобы не затерялся.
Импровизированный рассказ начинался с тёплых слов о десятилетней на тот момент внучке Алисе. Которая с младшим братиком переворачивает вверх дном мастерскую деда, занимает его место за столом и ест этой самой ложкой.
Большой, глубокой. Из нержавеющей стали. С оттиском мануфактуры на тыльной стороне черенка, которая доныне действует в Германии, в Вестфалии. С ложкой, припрятанной за голенищем сапога, и ручным пулемётом Дегтярёва всю войну прошёл дед Набойченко, на ту пору сержант Константин Андреевич Свалов. Во второй день после её начала он отбыл на фронт. В декабре 1941-го под Ржевом получил ранение – осколком снаряда в лоб. Из-под огня вытащил политрук, которого дед всю свою жизнь хотел разыскать – не довелось. Несколько месяцев пролежал без сознания, перенёс серию операций, трепанацию черепа. Трудно в это поверить, но полгода спустя вернулся на передовую и, прикрывая отращённой чёлкой отметину размером с куриное яйцо, добрался аж до Вены.
Всё это дед Котя, как ласково называли его родные, много позже поведал детям, а потом и внукам. Игорь, старший из них, слушал, сохранял в памяти.
Даже в мирное время вернувшийся с войны гвардеец ел только «боевой» ложкой, по деревенской привычке – и первое, и второе. Ещё наигранно хмурил брови, если дети спрятали. Выдворял старшего внука со своего места у оконца избы. Её он сам срубил на окраине Артёмовского, на станции Егоршино. И эта традиция-забава – с рассадкой за столом и без спроса взятой ложкой – живёт в семье Набойченко и сейчас. Да, Игорю Олеговичу приходится выпроваживать внучат со своего места и требовать возврата ложки, которой теперь ест он сам.
Давно нет деда Коти и жены его – бабушки Тани. Ложку же обнаружили у неё под подушкой – убрала после смерти мужа. Советом трёх сестёр, дочерей четы Константина и Татьяны Сваловых, сокровище передали старшему внуку.
– Возвращаюсь в очередной раз домой из поездки, – рассказывает Игорь Набойченко. – О «произведении» уже позабыл. И вдруг на день рождения, в мае 2017-го, преподносят книжечку. Название по-чеховски незамысловатое. «Ложка». В ней – то, что напечатал тогда по дороге. Иллюстрации – Алискины, она учится в художественной школе. Взял в руки – и чуть слёзы не потекли, сидел, глотал их. Я считаю себя не сентиментальным, но тронули меня совершенно неожиданно таким подарком. Книжица всего-то в трёх экземплярах – для меня, далеко живущей дочери и мамы моей. Каждому она дорога, как в своё время ложка деду Коте, который дошёл с ней до Победы.
Евгений Невольниченко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31