фото: архив андрея ульянова

Часто снился рукопашный бой

Гвардии лейтенант Иван Смотров на фронте командовал бронебойщиками воздушно-десантной дивизии, которая часто находилась на острие главных ударов. О своём прадеде рассказывает учащийся Новосибирской детской железной дороги Андрей Ульянов.
– О прадедушке Иване Иосифовиче Смотрове я знаю из рассказов моей мамы, – говорит Андрей Ульянов. – Она часто беседовала с ним о его жизни и его участии в Великой Отечественной войне. Также я изучал документы, которые стали доступны благодаря интернет-сайтам.

Иван Иосифович родился в селе Андропово Алтайского края 1 октября 1913 года. В сентябре 1935 года был призван на срочную службу. После армии женился, проживал с супругой в Ленинграде и работал в военизированной охране железнодорожного транспорта.

С началом Великой Отечественной войны Смотрова вновь призвали в Красную Армию, но направили не на передовую, а в 66-ю стрелковую дивизию, которая несла службу по охране государственной границы на Дальнем Востоке.

– Он просился на фронт, и особенно настаивал, узнав, что Ленинград, в котором осталась его семья, попал в блокаду, – подчёркивает юный железнодорожник.

Командование дивизии пошло навстречу бойцу и отправило Ивана Иосифовича на фронт. Он воевал под Сталинградом, был ранен.

– Но тяжелее, чем ранение, стало для него известие о том, что в Ленинграде умерла его маленькая дочь, – рассказывает Андрей Ульянов. – Верочке не было и года… Прадедушка с прабабушкой переписывались, поддерживали друг друга. Понимали, надо жить дальше, несмотря на тяжёлую утрату.

После госпиталя Ивана Иосифовича, как хорошо зарекомендовавшего себя на фронте бойца, направили на командирские курсы, по окончанию которых ему присвоили звание «лейтенант». Для дальнейшей службы его определили в 26-й гвардейский воздушно-десантный полк 9-й гвардейской воздушно-десантной стрелковой дивизии. Он стал командиром взвода противотанковых ружей (ПТР).

Часть, в которой с октября 1943 года воевал гвардии лейтенант Смотров, была необычной. Воздушно-десантные стрелковые дивизии использовались как отборные пехотные части на острие главных ударов в наступлении или для прикрытия мест прорыва противника при обороне. В десантники старались набирать людей помоложе, с боевым опытом, потому что им приходилось иметь дело, как правило, с элитными немецкими частями – эсэсовцами.

– По словам моей мамы, прадедушка вспоминал, что в атаку ему приходилось подниматься первым, подавая пример солдатам. На вопрос «Страшно ли при этом было?», отвечал – «Непросто… Свистят пули над головой, рвутся снаряды, комья земли летят в лицо. А нужно вставать в полный рост и идти вперёд…», – продолжает рассказ Андрей Ульянов.

Но самым трудным и страшным на войне, по словам Ивана Иосифовича, был рукопашный бой. Когда доходило до этого, то наши молодые бойцы видели, что навстречу им идут такие же молодые парни во вражеской форме. И те, и другие понимали, что не все выживут в этой схватке. Было очень страшно! А ещё очень трудно было, взглянув в глаза другому человеку, убивать его ножом, прикладом, сапёрной лопаткой, а то и голыми руками. И поэтому в рукопашной чаще старались стрелять первым, чтобы враг не успел выстрелить в тебя. Молодых эсэсовцев готовили к такому – их ещё с «гитлерюгенда» (немецкой молодёжной фашистской организации) учили обращаться с ножом. Повзрослев, они «стажировались» в концлагерях, участвовали в расправах над мирными жителями. Одним словом, были приучены к крови. А с ними зачастую сходились в бою наши вчерашние школьники, совсем мальчишки, которым приходилось очень быстро взрослеть и становиться опытными бойцами, чтобы выжить.

Лейтенант Смотров был постарше подчинённых, но и ему было непросто, даже спустя годы. Говорил, что сцены таких боёв часто снились ему во сне.

– Когда мама была маленькая, она видела, что дедушка во сне разговаривал, что-то кричал, часто просыпался. Спрашивала его: «Дедуля, тебе приснился страшный сон?». «Очень страшный сон, внученька» – отвечал он, но никогда не рассказывал подробностей, – говорит юный железнодорожник.

Ивану Иосифовичу с его бронебойщиками нечасто доводилось сражаться с вражескими танками, которых у фашистов к концу войны становилось всё меньше и меньше. Зато они уничтожили немало бронетранспортёров, которых у врага хватало. И когда в наступлении нашим десантникам преграждали путь фашистские бронемашины, по рядам бойцов раздавалось: «Бронебойщики! Вперёд!». В дело вступал взвод ПТР лейтенанта Смотрова.

Дивизия, в которой он воевал, участвовала в освобождении Украины, гнала фашистов с польской земли, добивала гитлеровцев в Германии. После Берлинской операции войну она завершила в Праге. Гвардейская дивизия за мужество и героизм своих бойцов и командиров получила почётное наименование «Полтавская».

Возвратившийся с фронта Иван Смотров вместе с супругой переехали в Новосибирск, у них родился сын. Иван Иосифович устроился работать в военизированную охрану завода «Сибсельмаш». Воспоминания о войне, голоде и послевоенной разрухе отходили всё дальше и дальше.

– Но каждый год 9 Мая прадедушка доставал свой парадный костюм с наградами и шёл к Монументу Славы, на встречу с однополчанами. С теми, кто ещё остался, – завершает свой рассказ Андрей Ульянов. – К сожалению, прадедушка умер за два месяца до моего рождения. Мама сама сделала фотоальбом, куда поместила пожелтевшие от времени фотоснимки всех наших родных. Мы хотим, чтобы этот альбом сохранил воспоминания о близких людях и о тех страшных событиях. Чтобы память о них продолжала жить!
Олег Таран
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/