08 марта 2021 02:27

08 марта 2021 02:27

фото: архив андрея матросова

На ковре друзей нет

За 10 лет выступлений в ветеранском спорте железнодорожник завоевал 20 медалей разного достоинства

Своё юношеское увлечение спортом инженер 1-й категории вагона-дефектоскопа Новосибирского центра диагностики и мониторинга устройств инфраструктуры Андрей Матросов не оставляет и по сей день. Результаты его впечатляющи – мастер спорта по самбо и дзюдо, четырёхкратный чемпион России среди мастеров по самбо и неоднократный призёр чемпионатов России среди мастеров по дзюдо, серебряный и бронзовый призёр чемпионатов мира среди мастеров по самбо, победитель международного турнира по дзюдо среди мастеров. О своём спортивном пути он рассказал корреспонденту «Транссиба».
– Андрей Павлович, почему вы выбрали для себя бойцовые виды спорта?

– Мой товарищ, который был постарше меня и уже занимался в секции дзюдо, предложил прийти, посмотреть, как у них проходят тренировки. Я с одноклассником пришёл, нам понравилось увиденное, и мы тут же записались на занятия. Тренер в первый день проверил наши физические способности на турнике. Единственно, что плохо – нельзя было в то время найти кимоно для занятий. Выходили из положения, как могли: кто-то просто срезал пуговицы со старого школьного пиджака и использовал его как куртку. А у моего одноклассника бабушка работала в военном госпитале. Так она принесла списанную госпитальную одежду и сшила из неё нам кимоно. Воротники были грубые, шеи натирали до красноты. Тренер как-то принес венгерское новое кимоно – самый дефицит! Так мы за него боролись, можно сказать, бились, и я его выиграл. 

А ещё мы ездили летом в спортивный лагерь на озеро Большое в Шарыповском районе, жили в палатках, готовили на костре и тренировались по два раза в день – романтика! 

– Приходилось использовать полученные бойцовые навыки не на ковре?

– Не припомню такого случая. Да нам и тренер не разрешал «практиковаться» в уличных драках, говорил, что учит нас не для этого. Был контроль за нами со стороны тренера в учёбе: проверял дневники, ходил в школу. Да и родители доверяли ему полностью. Мы вообще очень уважали его за спокойный характер и справедливость. Когда стали выступать на соревнованиях, он никогда не кричал на нас, не подгонял, не раздавал подзатыльники, как это делали другие тренеры. Никогда ничего на людях нам не говорил. Только всегда что-то записывал в свой блокнотик. Ну а уже когда возвращались к себе, то основательно пропесочивал всех, справедливо указывая на наши ошибки. Это всегда лучше запоминалось, и мы старались исправляться.

После школы я ушёл служить в армию. Дзюдо мне там не пригодилось, разве что спортивная закалка помогала переносить армейские трудности, и в армии была возможность поддерживать физическую форму. 

Когда я отслужил, вернулся домой и на второй день пришёл в секцию, тренер меня выпустил на ковёр. Посмотрел, как я работаю с соперником и сказал: «А ты в хорошей форме!» Так я и продолжил заниматься дзюдо. 

– Как вы устроились работать на железную дорогу? 

– Первое образование у меня – педагогическое. Но пришли 90-е годы с их задержками зарплат и нестабильностью. У меня к тому времени уже была семья, и требовался стабильный заработок.

Мне предложили работать на железной дороге. Начал с должности монтёра пути, затем стал оператором дефектоскопной тележки. Со временем отучился заочно, работал инженером дефектоскопной автомотрисы и ныне работаю инженером вагона-дефектоскопа в Новосибирском РЦДМ. Скоро уже будет четверть века, как на магистрали. Ну и в свободное время я продолжал заниматься спортом. Выступал на региональных и районных соревнованиях, сельских спартакиадах. Кроме дзюдо, стал выступать и в состязаниях по самбо. Это у меня даже лучше получалось. Постепенно, к концу 90-х, стал прекращать бороться, больше тренировал молодых ребят.

– А как вы пришли в ветеранский спорт? 

– Мой тренер в 2008 году и наши ребята съездили в Анапу, где были состязания среди ветеранов по дзюдо и самбо. Там выступали спортсмены в нескольких категориях с градацией по пять лет. То есть с 30 до 35 лет и так далее, до 64 лет включительно. В 2009 году и я решил попробовать и поехал на такие же соревнования по дзюдо, которые проходили в Перми. Проиграл и понял, что и в ветеранском спорте нужно как следует тренироваться. Стал усиленно готовиться и уже в 2010 году на чемпионате России среди ветеранов по дзюдо я взял «серебро». С 2009 года я каждый год стараюсь обязательно участвовать в ветеранских чемпионатах России по дзюдо и самбо. 

– С работой удаётся это совмещать?

– У меня довольно удобный график – пятнадцать дней работаю, пятнадцать отдыхаю. Но и на работе стараюсь уделять время на спорт, правда, не так полноценно, как дома. И главное – я работаю в хорошем, дружном коллективе и благодарен коллегам за поддержку, за то, что болеют за меня, поздравляют с успехами. Руководство и профсоюз тоже одобряют моё увлечение спортом и даже поощряют 
премиями. 

В свою очередь, если бывало нужно, я принимал участие в железнодорожных соревнованиях. Моей любимой борьбы там, конечно, нет, но я играл в футбол и участвовал ещё в некоторых видах состязаний.

– Помимо наград за выступления на чемпионатах России, у вас есть медали, заработанные на зарубежных турнирах. Расскажите, что запомнилось интересного из поездок за рубеж?

– Пожалуй, поездка в 2018 году в Касабланку, в Марокко. Это был первый международный старт в моей спортивной карьере, и я завоевал там бронзовую медаль. Люди там очень доброжелательные. Узнали, что мы русские, говорят: «Путин – супер!» и «Хабиб – супер!». 

В 2019 побывал на Кипре, на чемпионате мира по самбо среди мастеров, где занял 2-е место. А в прошлом году чемпионат мира по самбо среди мастеров проходил в Минске, где я занял 3-е место. Кроме нас и белорусов, в соревнованиях участвовали спортсмены из Казахстана, Украины, Молдавии, Литвы, Болгарии, Пакистана, Гондураса и США – и это лишь малая часть стран, которые смогли приехать. Обычно на таких турнирах соревнуются спортсмены из 20-25 государств.

– Разногласий на политические темы между спортсменами не возникало?

– Нет у нас такого. Мы друг к другу очень тепло относимся, с некоторыми даже переписываемся в соцсетях, поздравляем друг друга с праздниками и радостными событиями. Но, разумеется, когда начинаются соревнования, то ситуация меняется. На ковре, как говорится, друзей нет… А потом снова можем общаться, как ни в чём не бывало. Мы, спортсмены, умеем отделять личное общение от спортивного противостояния. 

– Андрей Павлович, у вас интересное увлечение и насыщенная жизнь. А увлёк ли ваш пример кого-то из родных и близких?

– Дочь свою, конечно, не привлёк к этому виду спорта, хотя она с трёх лет со мной в спортзале бывала, и мы даже в спортивный лагерь вместе выезжали. Но поддержка от неё и от супруги и вообще от всех родных – самое дорогое. 

Племянница супруги стала проявлять интерес к дзюдо. Но девочке всего шесть лет, она видит мои награды, слышит о моих поездках, но пока не знает, каким трудом это всё достаётся. Может, увлечётся всерьёз, а если и нет, то в любом случае, спорт для здоровья ей будет полезен.

Больше надежд я связываю с внучатым племянником. Его зовут Данил Нестратенко. Он с семи лет начал заниматься самбо и уже три года ходит в секцию. Я в его систему обучения не встреваю. Говорю, чтобы лучше слушал тренера, потому что с ним работает тот же человек, который меня воспитал. А так по-борцовски кое-какие советы Данилу даю. 

Когда он проигрывает и начинает говорить, что бросит заниматься, стараюсь успокоить его и поддержать. Рассказываю ему о том, что и у меня случались неудачи. Их надо пережить, проанализировать и в будущем постараться избежать. «Без поражений не бывает побед, – говорю я Даниле. – Поверь, я это знаю на личном опыте».

Сейчас я готовлюсь к чемпионату России по самбо среди мастеров, который пройдёт в апреле в Сочи. Там будет очередной отбор на чемпионат мира, который состоится в сентябре в Литве.
Беседовал Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28