25 января 2021 16:26

25 января 2021 16:26

фото: михаил пермин

Когда все пули – в цель

Король Норвегии поднимал тост за сибирского спортсмена

Виктор Маматов – не только один из величайших биатлонистов всех времён, но и прославленный тренер, а также бывший первый вице-президент Международной федерации биатлона. Корреспондент «Транссиба» встретился с живой легендой на открытии всероссийских соревнований по биатлону «Приз Маматова» и узнал, что в лице спортсмена страна потеряла выдающегося учёного-железнодорожника и что первым тренером Виктора Маматова был он сам.
«Моя жизнь пронизана железной дорогой»

– Виктор Фёдорович, вас ведь многое связывает с железнодорожной отраслью?

– Да, в спортивном обществе «Локомотив» я состоял 68 лет, награждён многочисленными грамотами Министерства путей сообщения, железных дорог, отраслевого профсоюза, знаками «Почётный железнодорожник» и «Почётный член ДСО «Локомотив». Высшую награду отрасли мне, кстати, вручал министр путей сообщения СССР Борис Бещев. К тому же я окончил железнодорожный техникум и вуз, а на производственной практике хлебнул настоящего железнодорожного труда: в качестве мастера-бригадира занимался выносом горловины станции Искитим из зоны затопления. Моя жизнь так или иначе пронизана железной дорогой, и хочется, чтобы отрасль не забывала это.

– Ваше детство выпало на годы Великой Отечественной. Насколько тяжело пришлось детям войны в сибирском тылу?

– Родился я в Белово, но всё детство и юность провёл в селе Карасёво Черепановского района Новосибирской области. За месяц до моего четырёхлетия началась война. С этого возраста мне, как и моим ровесникам, пришлось помогать взрослым: вскапывать грядки, садить на огородах лук, чеснок, морковь, поливать огурцы, косить траву. На территории школы были посадки картофеля, и когда его собирали, мать посылала нас с братом покопаться в этой земле ещё, поискать невыкопанные клубни. Порой таким образом мы собирали по 2–3 мешка картошки.

Несмотря на тяжёлые условия, силы на детские забавы и радости оставались. Играли в лапту, пока ноги не подкашивались. Собирали на болотах батун (дикий лук), обвешивались им, как индейцы, и с палкой–копьём в руках вприпрыжку бежали домой. Откапывали корни солодки – как сейчас помню, они были жутко сладкие, вязали во рту. Ну, и конечно, дикая ягода: её в военные годы было много, некому собирать.

Уже после войны военрук, осевший после боевого ранения в нашем селе, заприметил, как мы с друзьями катаемся на лыжах-самоделках. Предложил создать секцию. Сказано – сделано. Помню те тренировки: прячешь под фуфайку будильник, принесённый из дома, пробегаешь круг, смотришь на циферблат и вычисляешь, хорошее ли время. Вскоре организовали первенство школы по лыжным гонкам, которое я выиграл по своей возрастной группе. Это были мои первые соревнования и первая победа.

– После окончания школы вы, уже без родителей, перебрались в Новосибирск. Почему именно в этот город?

– Сначала сюда переехал мой старший брат Александр – строить ОбьГЭС. Вслед за ним подтянулся и я, поступил в Инской техникум железнодорожного транспорта (ныне – Новосибирский электромеханический колледж) на специальность «Транспортное строительство». Чем-то мне приглянулось это заведение: много молодёжи, общежитие предоставлялось, а главное – здесь был развит спорт. Кстати, именно в тот период я вступил в добровольное спортивное общество «Локомотив». К окончанию техникума я уже был довольно опытным лыжником, даже занял второе место на первенстве Сибири на дистанции 10 км. В подвале техникума мы устроили тир и тренировались там в стрельбе. Но тогда для меня это были два совершенно разных вида спорта – о существовании биатлона я ещё не знал.

Далее – служба в армии, где спорт также оставался в приоритете, и, наконец, поступление в вуз – Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта (НИИЖТ), который и сегодня известен своими спортивным традициями.

Спорт, наука или карьера строителя

– Когда вы впервые соприкоснулись с биатлоном?

– В газете «Советский спорт» прочитал статью о современном зимнем двоеборье (именно так в СССР изначально называли биатлон) – и загорелся. У меня ведь были навыки и в пулевой стрельбе, и в лыжных гонках. Тогда в Новосибирске не было ни тренеров по биатлону, ни какой-либо инфраструктуры, тренироваться приходилось самостоятельно. А когда в рамках чемпионата СССР по лыжному спорту появилась соответствующая дисциплина, я заявился и занял 16-е место, обойдя даже чемпиона мира Владимира Меланьина. Бегали с отомкнутым штыком на винтовках, с неудобным креплением – оружие на протяжении всей гонки било по затылку.

Этот относительный успех вдохновил меня ещё сильнее, стал тренироваться дальше, участвовать в других состязаниях по биатлону. Получалось всё лучше, но спортсменов, которых я регулярно обгонял, брали в сборную, а меня – нет. Намекали, мол, зачем нам студентик, да ещё из Сибири, где никогда не было большого спорта. Я уже было повесил винтовку на гвоздь, но тут – Спартакиада народов СССР. Вызвали в отдел идеологии обкома и как кандидату в члены партии поставили задачу: помочь Новосибирской области отобраться в финал спартакиады. На зональных соревнованиях я получил травму руки – зацепился за острый сук на спуске, – из-за чего прошёл гонку очень слабо для себя, но всё равно занял третье место. В финале спартакиады в Свердловске я стартовал на четвёртом этапе эстафетной гонки, куда команды регионов ставили сильнейших биатлонистов, в том числе сборников, и выиграл с большим запасом – 4 минуты 15 секунд. Затем успешно выступил на всесоюзных соревнованиях в Мурманске и, наконец-таки, получил приглашение в сборную.

– Этот момент стал отправной точкой вашей международной карьеры?

– Её могло и не быть. К тому моменту я всерьёз занялся железнодорожной наукой в НИИЖТе, начинал писать кандидатскую диссертацию под руководством профессора Владимира Георгиевича Альбреха – его имя вписано в историю вуза. Успехи были и на этом поприще, даже выступал с докладом в Москве, перед руководителями лабораторий Московского института инженеров транспорта и получил положительную оценку своей работы. Ко всему прочему, сразу после окончания института меня трудоустроили старшим инженером на строительстве 2-го Новосибирского газобетонного завода. Вскоре я уже исполнял обязанности замдиректора по строительству.

В общем, выбор встал передо мной сложный: спорт высших достижений, наука или карьера в промышленной отрасли.

– Почему биатлон победил?

– Я просто вспомнил, сколько лет безуспешно прорывался в сборную, и решил, что неправильно отказываться от цели, которую достиг. С этого момента все силы я бросил на тренировочный процесс. Менее чем через год, в феврале 1967 года, я стал чемпионом мира в индивидуальной гонке на 20 км.

В Гренобле стал знаменосцем

– О ваших великих победах написано немало, а вот о том, как вы стали знаменосцем сборной Советского Союза на Олимпиаде–1968, информации не так много.

– Я был действующим чемпионом мира и вообще успешно выступал, меня хорошо знали за рубежом. Другим претендентом на эту почётную миссию был фигурист Олег Протопопов. Поговаривали, что он плохо относился к своей партнёрше Людмиле Белоусовой, а личностные характеристики играли не последнюю роль. Решение, кто станет знаменосцем сборной, принимало комсомольское собрание. Его участники почти единогласно проголосовали за мою кандидатуру.

– Завершив с биатлоном как спортсмен, вы много лет занимали ответственные руководящие и тренерские посты. Что вспоминается из этого периода в первую очередь?

– В 1976 году советских биатлонистов пригласили поучаствовать в Холменколльских играх в Норвегии. Спортсменов решили не отправлять – в разгаре была подготовка к более важным турнирам. В итоге, в Норвегию отправился я, к тому времени уже закончивший карьеру, и ещё один тренер. 

В завершении игр нас пригласили на приём к королю Норвегии Улафу Пятому. В какой-то момент король поднялся со своего места и говорит: «Господа! Сегодня у нас в гостях – великолепный спортсмен из России Виктор Маматов. Предлагаю выпить за его здоровье!». Я встал, поклонился, и все подняли бокалы за меня. Видимо, помнил король, как я их спортсменов умывал на трассах.

«Верю в будущее новосибирского биатлона»

– Новосибирская школа биатлона когда-то была одной из сильнейших в мире. А ведь ещё в начале 1960-х, как вы говорите, здесь не было ни тренировочной базы, ни тренеров. Что позволило Новосибирску сделать столь резкий скачок?

– Вы правы, в какой-то период из десяти членов сборной СССР семеро были новосибирцами.

Помню, как всё начиналось. Мы, первые новосибирские биатлонисты, выбрали в лесополосе удобный лог, своими руками выкопали там траншею, установили бетонные блоки, необходимые для занятий, и начали тренироваться. Теперь на месте той траншеи – знаменитый Новосибирский биатлонный комплекс, принимавший чемпионат Европы, этапы Кубка мира

Возвращаясь к вашему вопросу, наверное, свою роль сыграла наша конкуренция с Сашей Тихоновым (ещё один прославленный новосибирский биатлонист, четырёхкратный олимпийский чемпион). Вокруг него, как и вокруг меня, образовалась команда более молодых спортсменов, и эта азартная, но здоровая конкуренция между «Локомотивом» и «Динамо» дала свои плоды.

– Однако мы давно уже не слышали о триумфах наших воспитанников на крупнейших мировых соревнованиях.

– На мой взгляд, сегодняшние тренеры мало занимаются самообразованием, не изучают пособий, не осваивают передовые тренировочные методики. Много талантливых наставников уезжает за границу.

Но я с оптимизмом смотрю на будущее новосибирского биатлона. Подрастает талантливая молодёжь, успешно показывающая себя на серьёзных стартах, в том числе на нынешнем турнире на приз Маматова. Надо лишь сохранить и преумножить этот потенциал.
Беседовал Александр Матвеев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31