23 января 2021 17:56

23 января 2021 17:56

фото: архив редакции

«Капитуляции врага радовались, как дети»

В конце скоротечной войны с Японией подразделению, в котором воевал Михаил Дмитриевич Батищев, сдавались целые гарнизоны укреплённых районов противника. Об участнике Великой Отечественной войны рассказывает заместитель начальника Алтайского центра организации работы железнодорожных станций по кадрам и социальным вопросам Елена Печурина.
– Михаил Дмитриевич родился 20 октября 1927 года в селе Половинкино Алтайского края, – говорит Елена Геннадьевна. – Когда началась Великая Отечественная война, отец и два старших брата Батищева ушли на фронт. Михаил остался старшим в семье, работал в колхозе, вместе с другими сельчанами обеспечивал фронт продовольствием.

Шёл четвёртый год войны. Ряды Красной Армии пополнились в тот год несовершеннолетними ребятами 16–17 лет. Согласно документам, новобранцев 1927 года рождения в стране набралось 1 млн 156 тыс. человек. Это был последний военный призыв. Худые и безусые подростки, чьё формирование пришлось на голодные годы войны, были безмерно горды тем, что им, как и отцам, доверили защищать Родину.

К этому призыву отнеслись бережно. Ребят не бросали сразу на фронт, а направляли на обучение, где они осваивали военные специальности.

– В Красноярске мы прошли шестимесячные курсы младших командиров, а после их окончания нас направили на Дальний Восток, в 184-ю стрелковую дивизию 5-й армии, – рассказывает Михаил Батищев. – На берегу реки Уссури выстроили наше «подростковое войско», из палатки вышел командир дивизии Басан Городовиков и ахнул. «Ох, сынки, сынки, – сокрушался он, глядя на наш тщедушный вид. – Будем учиться боевому искусству». Здесь мы вырыли землянки и до августа
1945 года проходили военную подготовку.

Ранним утром 9 августа начались боевые действия на территории Маньчжурии. Японцы, несмотря на то, что численно уступали советским войскам, иной раз оказывали серьёзное сопротивление. В их рядах были опытные бойцы, в том числе самураи. Осознавая поражение, они нередко кончали жизнь самоубийством. Были редкие бои и сражения, но под натиском советской авиации и артиллерии Квантунская армия спешно отступала к укреплениям. Прошло чуть более двадцати дней после начала военных действий. Япония капитулировала.

– Узнав об этом, мы радовались, как дети, пали в воздух из своего оружия. Командир с трудом нас успокоил, – вспоминает Михаил Дмитриевич.

Однако не все вражеские части приняли капитуляцию. Чтобы сберечь жизни своих солдат, советское командование разработало новую тактику в этих условиях. Укрепление противника окружалось, а на переговоры с врагом отправлялась небольшая делегация с переводчиком. Наши представители обещали, что после войны пленные смогут вернуться домой.

– Японцы, как правило, сдавались, покидали свои укрытия и складывали в указанном месте оружие. Увидев нас, молодых и неопытных бойцов, позже некоторые японцы признавались, что если бы знали, что воюют с «зелёными» солдатами, то ни за что бы не сдались, – усмехается ветеран.

После окончания войны старший сержант Батищев продолжал служить на Дальнем Востоке при штабе 5-й армии старшим телеграфистом, командиром взвода. Демобилизовался в 1951 году, вернулся на малую родину и более четырёх десятков лет работал в локомотивном депо Рубцовск. Позже долгое время Михаил Дмитриевич возглавлял ветеранскую организацию своего предприятия.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31