28 сентября 2021 20:14

28 сентября 2021 20:14

фото: архив карине тадевосян

За счастливое завтра

Фронтовик назвал дочь именем спасшей его на поле боя медсестры

Студентка Сибирского государственного университета путей сообщения (СГУПСа) Карине Тадевосян 29 апреля стала лауреатом Всероссийского конкурса творческих письменных работ «Мы победили в той войне», посвящённого 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Рассказ первокурсницы факультета «Управление процессами перевозок» и слушательницы Школы журналистики СГУПСа занял третье место среди более чем 1,8 тыс. работ авторов из 32 городов России. Своё произведение «За спокойное вчера и счастливое завтра» девушка написала по воспоминаниям её прадеда-фронтовика Вардана Оганесовича Кочеряна. «Транссиб» публикует рассказ лауреата в небольшом сокращении.
Неужели жизнь заканчивается в одно мгновение? Мгновение – и вечность… Мелькают, мелькают в памяти моменты жизни, которой, казалось, нет конца, а сейчас понимаю: она очень короткая. Столько боли она принесла, но что странно – в этой череде трагедий было немало и светлых, даже счастливых моментов. Это так абсурдно.

Кто я сейчас? Один из солдат, лежащих и умирающих на поле едва затихшего боя. Сколько нас здесь? Что-то мешает повернуться, оглядеться. Вижу краем глаза пожилого бойца – из Харькова, кажется. Снимок показывал: трое мальчишек-сыновей и красавица-жена… А рядом с ним паренёк. Он обычно веселил нас вечерами. Молодой уралец, совсем юнец, точно соловей поёт. Именно поёт, а не пел, потому что даже сейчас, после его гибели, слышу его голос: «Мне в холодной землянке тепло от моей негасимой любви…». А кто там в нескольких метрах от него? Неужели Реваз? Весельчак из-под Тбилиси… На шее, на шнурочке, – медный пятак. «Талисман мой, – говорил. – Поможет домой вернуться, там меня Джамалия ждёт. Я ей обещал…». Они из разных уголков страны, но это уже не имеет никакого значения. Мы тут все равны, а место рождения не защищает от пуль.

Если бы я был на месте одного из них, кто-то, наверное, тоже обо мне что-нибудь вспомнил бы. Я им рассказывал: родился в Армении, потом жил в Азербайджане. У нас была большая семья: 11 детей, строгий отец и тихая, ласковая мать. Всё закончилось в такое же мгновение, как и это. Никого не осталось. Только я и брат. Что сделала наша семья турецкой армии, чтобы их убить? Почему этого беспричинного зверства смогли избежать только я и брат? Не могу ответить даже сейчас, умирая на поле боя. Нам пришлось бежать. Уже не помню куда, как, кто ещё был с нами. Помню лишь непонимание, нежелание принимать случившееся.

Но люди есть люди. Человечность в нас не умирает, несмотря на безжалостность ситуации. Что было бы со мной и с братом, не встреть мы азербайджанскую семью, я и думать не хочу. Но они стали нашим спасением. Позже я всё равно перебрался в Армению. Нужно было осваиваться в этой жизни. Но моя новообретённая семья не бросила меня. На всём пути все годы они поддерживали меня.

Столько планов было… Но в мою жизнь снова ворвалась война. Страшная. Долгая. Беспощадная. Как и любая другая. В 1941 году защищал Крым. Потом в 1944-м освобождал Брестскую крепость. А сейчас я лежу здесь, подорвавшись на мине. Вроде живой, но что-то всё-таки не так. И гул в голове.

– Вы меня слышите? − ворвался в мои размышления женский голос. – Вы живы! Боже мой, не двигайтесь, я вам помогу.

Мне казалось, что голос звучал очень долго. Девушка ещё что-то говорила быстро-быстро, не переставая. Кажется, что-то про руку. Но я уже не слушал. Вернее, слушал, но не понимал: будто упал куда-то или укрыли с головой толстым-толстым тяжёлым одеялом.

Придя в сознание, я не сразу понял, что произошло. Рука! Её не было. В тот момент в мыслях творился бардак. Вопросы толкались, их было много, а ответа – ни одного.

Среди других раненых и врачей я смутно увидел силуэт, быстро приближающийся ко мне, и услышал откуда-то знакомый голос:

– Здравствуйте! Очень хорошо, что вы пришли в себя. Вы на мине подорвались, но всё уже позади. К сожалению, руку пришлось ампутировать. Но вы живы, слышите? Это самое главное.

Я узнал: ну да, это голос той медсестры с поля боя. Как она смогла меня дотащить?

Я не смог ей ответить: силы кончились. Покосился на лежащих рядом солдат. Все в крови… У кого-то голова перевязана: видно только глаза и рот; другой – без ноги; третий укрыт одеялом с головой.

– Как вас зовут? – спросил я, но сестричка уже побежала к другому раненому.

– Варенька она, − сказал сосед справа.

Я плохо расслышал имя: шумно.

– Спасибо вам, Варинка! Как вы меня дотащили только? – удивился я, когда она снова подошла. Медсестра коротко улыбнулась и снова убежала.

Гул в голове стал меньше. Я уже мог думать. Наверное, скоро отправят домой: кому я тут, на войне, нужен однорукий? А дома кому нужен? Надо же, как странен этот мир. Я, человек, рождённый в Армении, воевал вместе с людьми из Украины, из Белоруссии и Грузии. От смерти меня спасла тоненькая русская девушка. Все рядом, вместе перед врагом. Люди сильнее предрассудков, когда приходит пора защищать свой дом, свою семью, свою страну.

Домой меня и правда отправили, хотя не так быстро. По дороге в теплушке снова мучился вопросом: как мне теперь жить с одной рукой? Кому нужен инвалид? У всех своих забот хватает. Но вдруг понял: судьба в лице Варинки дала мне шанс жить. Я не остался на разборонённом танками поле рядом с харьковчанином, с пареньком с Урала, с грузином Ревазом, обещавшим своей Джамалии вернуться. Значит, я ещё не всё совершил в своей жизни. Значит, для чего-то ещё нужен!

К «однорукой жизни» привык. А вскоре встретил свою будущую жену и полюбил её всем сердцем. У нас родилась дочь, наша красавица, первый лучик света после долгих лет тьмы. Мы назвали её Варинкой в память о спасшей меня девушке-медсестре с похожим именем. Жизнь приобрела смысл, когда я увидел маленькую девочку – копию меня, моё продолжение.

Да, жизнь очень странная и сложная. Мы проживаем её, порой совсем не думая над своими поступками, словами. Мы срываемся на близких, второпях осуждаем людей за их проступки, даже презираем и ненавидим за их неверный шаг, за сказанную нелепость, за то, что думают не так, как мы, и родились не там. А в те мгновения, когда жизнь висит на волоске, всё переворачивается. Всё это кажется таким постыдным, нелепым, пустым, всё хочется исправить. Смотря на мою дочь, я вспоминаю те страшные дни на войне. Тогда я не осознавал до конца смысла боя. Сейчас понимаю: он для её будущего. Для этого я там чуть не погиб. Для будущего всех, кто будет жить после меня.
Карине Тадевосян, студентка Сибирского государственного университета путей сообщения
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31