20 января 2021 02:56

20 января 2021 02:56

фото: архив редакции

Неукротимый характер

На счету фронтовика-железнодорожника Владимира Комиссарова – почти 300 прыжков с парашютом

Участник Великой Отечественной войны Владимир Комиссаров с первых дней войны и до её победоносного окончания воевал в воздушно-десантных войсках. Сражался там, где было наиболее трудно: партизанил в Карелии, держал оборону под Сталинградом и Ленинградом, закончил войну в Прибалтике. Владимир Николаевич навсегда остался в памяти его коллег-железнодорожников. Активисты ветеранского движения  Новосибирского региона магистрали рассказали о своём герое.
Семья деда, где воспитывался Владимир Комиссаров, была связана с Транссибирской магистралью со времени её создания. Дед был токарем, специалистом высокого класса. Все четыре его сына стали машинистами паровоза. К машинам тянуло и внука. После окончания «семилетки» устроился в паровозное депо учеником слесаря. Быстро освоил рабочую специальность, стал слесарем четвёртого разряда.

Много времени парень отдавал занятиям спортом, особенно любил лыжи и стрельбу. Высоких результатов не достиг, но среди сверстников был в числе первых. Когда представилась возможность поступить в аэроклуб, не задумываясь, написал заявление – с детства мечтал стать лётчиком. Но на пути Владимира встала медицинская комиссия.

Руководители аэроклуба утешили: учись пока на парашютиста, за год подрастёшь, окрепнешь, а там и в учлёты. Не долго думая, согласился. После работы – в аэроклуб: изучение парашюта, предпрыжковая подготовка и, наконец, первые три прыжка. А дальше началась Великая Отечественная война.

«По инициативе руководства аэроклуба стали формировать команды для направления в воздушно-десантные войска. Целый эшелон молодых ребят из Новосибирска отправился тогда в 12-ю воздушно-десантную бригаду. Запомнилось, что вёл этот состав мой дядя Геннадий, который после смерти матери стал моим опекуном», – вспоминал Владимир Николаевич.

В бригаде молодые воины-десантники изучали боевую технику, оружие, подрывное дело. Много внимания уделялось физической закалке, серьёзно готовились к прыжкам ночью и в сложных погодных условиях. Владимир Комиссаров попал в экспериментальную роту, осваивал вместе с товарищами новый по тем временам парашют ПД41-1. Совершали прыжки с тяжёлого бомбардировщика прямо с плоскости крыла. Особенно напряжённо тренировались в прыжках на кучность приземления.

А между тем шли тяжёлые бои, враг рвался к Москве. Многие стремились попасть на фронт, писали рапорты.

«6 декабря 1941 года вызвали нашу команду из 14 человек. Из-под Ногинска перебросили под Ленинград на полевой аэродром в Боровичах. Здесь поставили боевую задачу: совершить прыжок в тыл врага, доставить партизанам радиостанцию, взрывчатку, медикаменты и боеприпасы, – рассказывал фронтовик. – Мне доверили самый ценный груз – радиостанцию. Мой товарищ прыгал с блоком питания для неё. На грузовых парашютах предстояло сбросить боеприпасы, медикаменты.

Линию фронта перелетели спокойно, вышли в заданный район. Вскоре увидели выложенную фонарями букву «Т». Прыгнули. Всё прошло нормально, непривычным было лишь то, что буквально утонул в глубоком снегу. Пришлось с трудом выбираться на купол парашюта. Отстегнув подвесную систему и радиостанцию, изготовился к стрельбе. Видел лишь одного приземлившегося вблизи товарища. Из леса приближались люди, кричали: «Не стреляйте, свои! Партизаны!».

На снегу невозможно было и шагу ступить, однако партизаны ловко передвигались на своих «снегоступах» – изделиях из прутьев и ремней, подобных теннисной ракетке. Собрали доставленные нами грузы, парашюты, замаскировали следы и – ушли в лес. Там увидел своих товарищей. Все приземлились благополучно».

Вместе с партизанами Комиссаров выходил на боевые задания, подрывал железнодорожные пути в районе Петрозаводска. Немцы хорошо охраняли железную дорогу, поэтому каждый выход к ней – это бой. Первые три рейда прошли благополучно, а на четвёртом боевом задании Владимир Николаевич получил ранение в плечо. Из партизанских лесов его вывезли на самолёте У-2.

В июле 1942 года очень тяжёлая обстановка сложилась на Сталинградском направлении. Враг рвался к Волге. В это время по решению Ставки Верховного Главнокомандования воздушно-десантные корпуса были переформированы в гвардейские стрелковые дивизии и срочно переброшены в район Сталинграда на защиту подступов к городу. Воины-десантники 40-й гвардейской стрелковой дивизии, в составе которой сражались сибиряки бывшей 12-й воздушно-десантной бригады, стали мощной преградой на пути врага в излучине Дона. Батальон, в котором воевал командир отделения противотанковых ружей сержант Комиссаров, занял высоту у деревни Шохово. Здесь гитлеровцы многократно атаковали позиции десантников, и всякий раз их атаки разбивались о стойкость гвардейцев. В небе непрерывно кружили вражеские самолёты, бомбили с пикирования, обстреливали из пулемётов. Оценку стойкости воинов батальона дало командование. Все бойцы были награждены орденами и медалями, а командиру роты противотанковых ружей капитану Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза.

За месяц боёв в ротах батальона оставалось по 8–10 человек. В последнем бою за высоту был ранен и сержант Комиссаров.

Снова четыре месяца в госпитале, а после излечения бойца направили на учёбу в 1-е Владимирское военное училище. Но окончить его не довелось. Спустя 5 месяцев всем курсантам присвоили воинское звание «старший сержант» и бросили на прорыв вражеской обороны на реке Северский Донец. Почти полгода фашисты готовили здесь оборону. В день, когда 74-я гвардейская дивизия форсировала реку, старший сержант Комиссаров снова был ранен. И случилось это в его день рождения – 17 мая 1943 года. Ему исполнилось ровно 20 лет.

После госпиталя сибиряк попал в снайперскую школу, где и учился, и подлечивался, а затем на Ленинградский фронт – командовал отделением снайперов. На боевом счету отделения старшего сержанта Комиссарова десятки фашистских солдат и офицеров. Были потери и в отделении. В одном из боёв Владимир Николаевич удачно снял двух фашистов, но сам не успел сменить позицию и попал под миномётный обстрел врага. Осколок мины остался в позвоночнике.

С июня 1944 года Комиссаров снова в строю, теперь он – командир отделения разведроты 168-й стрелковой дивизии. В её составе попал в Прибалтику. Много раз ходил в тыл врага за «языками». В одной из таких вылазок снова получил ранение. Снайперская пуля пробила ногу отважного сибиряка.

Пятый поход в госпиталь оказался последним. Даже через полгода Владимир Николаевич заметно хромал. Его отчаянное стремление вернуться на фронт охладил комиссар, тоже вояка, тоже не единожды раненный. И оказался Комиссаров инструктором-парашютистом, готовил кадры для воздушно-десантных войск. В одной из его характеристик того времени записано: «Прыжки с парашютом со всех видов летательных аппаратов совершает смело и уверенно». Может быть, и канцелярская фраза, но точная. На счету Владимира Николаевича 287 прыжков.

Ратный подвиг сибиряка отмечен орденами Славы 3-й степени, Отечественной войны I степени, двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда» и многими другими.

На родную железную дорогу герой-фронтовик вернулся в декабре 1945 года. И в течение последующих 50 лет трудился в восстановительном поезде на станции Новосибирск-Главный: помощником машиниста подъёмного крана, машинистом передвижного стотонного крана, машинистом передвижной электростанции.
Иван Русяев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31