24 января 2021 06:03

24 января 2021 06:03

фото: архив ольги поддубиковой

«Круглые сутки слышен грохот снарядов, а ночью бывает светло, как днём»

Путевой рабочий Калачинской дистанции пути Михаил Грузинский стал на фронте пулемётчиком. Недолгим оказался боевой путь бойца. Когда их полк окружили вражеские танки, он до конца оставался на своей позиции.
– Михаил Григорьевич родился в 1924 году в селе Дмитриевка Татарского района Новосибирской области, – рассказывает дежурный по переезду Калачинской дистанции пути Ольга Поддубикова. – Он был старшим ребёнком в большой семье Грузинских. Его отец – Григорий Андреевич – работал в нашей дистанции дорожным мастером.

Отец был для Михаила непререкаемым авторитетом, и старший сын был ему помощником во всех делах. Он мечтал стать железнодорожником и, отучившись в школе, в 17 лет пришёл на дорогу рабочим пути. Вот только вместе с отцом поработать ему довелось недолго – началась Великая Отечественная война. Отец и сын Грузинские просились на фронт, но старшему отказали из-за брони, а младшему велели годик подождать. Они продолжали выполнять свою очень нужную для страны работу.

В августе 1942 года Михаила всем селом провожали в армию. Отец, мать и сестрёнки не скрывали слёз, младшие братишки завистливо поглядывали на него – он едет фашистов бить! Грузинского отправили на учёбу в пулемётное училище в Ленинск-Кузнецк. Отсюда он иногда писал письма на разъезд Каратканск, неизменно передавая приветы папе, маме, сёстрам Рае и Томочке, братьям Вале, Вите и Алеку. В своём солдатском треугольнике от 12 января 1943 года он поздравлял отца с наградой, желал ему трудовых успехов: «…чтобы поезда быстрее подвозили всё необходимое фронту, для быстрейшего разгрома немецких оккупантов». Откровенничал: «…В одном письме были две бумажки, нарисованы ручки Вити и Алека. Я был очень рад, даже разволновался и чуть не заплакал, потому что я не вместе со своими родителями, братиками и сестрёнками…». Он просил чаще писать ему: «…Кто знает меня, пусть тоже пишут письма. Каждое слово с родины и тыла интересует не одного меня, но и многих. У нас считается праздником, когда кто-нибудь получит письмо».

После шестимесячного курса обучения, получив звание «младший сержант», Грузинский отправился на фронт. Воевал в 79-й гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии, которая особенно отличилась под Сталинградом. В летней кампании 1943 года ей предстояло участвовать в освобождении Донбасса, который немцы приготовились упорно оборонять.

– Фронтовые письма были единственной ниточкой, которая связывала Михаила с родными, – рассказывает Ольга Леонидовна. – Он писал их в короткие передышки между боями. О себе рассказывал скупо. Солдатские треугольники сына и брата с нетерпением ждали дома. Читали всей семьёй, плакали от счастья, что жив их Мишенька. Григорий Андреевич приносил письма на работу. Перечитывали с мужиками. Молча курили.

В своём треугольнике от 8 мая 1943 года Михаил сообщил, что находится в том краю, куда отец в 1941 году ездил в отпуск. Последнее письмо датировано 13 июля 1943 года: «…Шлю я вам всем свой горячий гвардейский привет… Тут у нас днём и ночью слышен грохот снарядов, а ночью бывает светло, как днём. Сейчас больше самолётов, чем у немца, и они лучше немецких. До свидания. Угоним немца с нашей земли, тогда увидимся. Время ведь у нас очень мало. Подходим ближе к переднему краю». И всё…

– После этого почтальон принёс семье извещение, что гвардии младший сержант Михаил Грузинский пропал без вести, – говорит железнодорожница. – Его родители до самой своей смерти надеялись, что он всё же остался жив и пусть через много лет, но вернётся в родной дом. Только в 1978 году братья и сёстры Грузинского узнали, что он геройски погиб 21 июля 1943 года.

Утром 19 июля 79-я гвардейская дивизия начала наступление в районе украинской деревни Голая Долина (ныне просто Долина). Наступающие части бомбила вражеская авиация, противник оказывал упорное сопротивление. На следующий день немцы начали контратаку. Михаил вместе с однополчанами, несмотря на очередную бомбёжку, отбили атаку 11 танков и пехоты немцев. Некоторые наши подразделения даже ворвались в горящую деревню и завязали бой, который затянулся до ночи. Фашисты были вынуждены перебросить против наступающих войск Красной Армии, участвовавших в операции, сразу три танковых дивизии.

Рано утром 21 июля 1943 года на 220-й и 227-й гвардейские стрелковые полки 79-й гвардейской стрелковой дивизии двинулись уже десятки танков при поддержке артиллерии и 20–25 бомбардировщиков, подолгу висевших в воздухе и бомбивших позиции наших войск. За день было отбито 8 сильных атак врага, два батальона 220-го полка оказались в окружении, но продолжали сражаться. Метко разил врага огнём пулемётчик Михаил Грузинский. В какой из моментов боя и как он погиб, мы уже никогда не узнаем. Позиции их полка были по много раз перепаханы вражескими танками, изрыты воронками от бомб противника.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31