27 января 2021 01:40

27 января 2021 01:40

фото: архив владимира павлова

Он остался на Лужском рубеже

Рядовой Андрей Панафидин, оборонявший подступы к Ленинграду, погиб в декабре 1941 года. Однако память нём живет в сердцах его потомков. В рубрике «Спасибо за Победу!» о своём двоюродном дедушке вспоминает корреспондент газеты «Транссиб» Владимир Павлов.
Немецкая группа армий «Север» неистово рвалась к Ленинграду. В июле 1941 года фашистские войска начали наступление по направлениям Псков – Луга и Остров – Новгород. Впереди их ждал наспех возведённый Лужский оборонительный рубеж – система укреплений протяжённостью около 300 км. На исходе августа гитлеровцы прорвались между озёрами Большое Толони и Череменецкое и вышли к Луге. Это позволило им атаковать с востока. Так этот маленький узловой городок оказался на одном из самых огненных перекрёстков войны. И вскоре именно сюда попал Андрей Панафидин.

Он лежал, уткнув лицо в пожухлую колючую ноябрьскую траву и болотную жижу, а руки продолжали сжимать в ладонях винтовку. Южное Приладожье – это огромные торфяные болота. На открытой местности, а среди Синявинских болот таких большинство, люди видны как на ладони. Фашистским снайперам раздолье – стреляй, пока патронов хватит. В атаку не побежишь, приходится двигаться медленно. Вдобавок, неровен час, угодишь в трясину, которая не замерзает даже в тридцатиградусный мороз. И проваливаются в неё не только люди, но и танки.

Вот уже несколько недель героически воевал Андрей Панафидин в таких условиях, когда в морозы и костёр-то не всегда можно разжечь.

В небе грозовой тучей нависли немецкие бомбардировщики, безнаказанно утюжа советские оборонительные позиции. Вражескому налёту некому было противостоять – ни наших самолётов, ни заградительной стрельбы зенитчиков.

Андрей приоткрыл глаза и увидел, что выбросы земли и пламени удаляются влево, по направлению к северной части города. Страха не было, вместо него какое-то чувство обречённости и беззащитности.

– Жив, курилка? – метрах в пяти приподнялся из травы Николай, с которым вместе уходили на фронт, парень из соседнего села.

– А куда ж деваться, русский мужик живуч, – Андрей щёлкнул затвором винтовки, проверяя, не попала ли в неё вода.

Сохранять боеспособность – первая заповедь солдата. Однако мысли его были не здесь, а далеко на востоке, в Сибири.

У Андрея Александровича с Евдокией Петровной шесть детей – пять девочек и мальчик. Глава семьи любил свое большое уютное гнездо. В предвоенную пору держали немало домашней живности – коров, овец, кур, уток, гусей. Жили – не тужили, пока не пришла война, и жизнь раскололась надвое.

При воспоминании о жене и детях защемило сердце и застучало в висках…

Андрей Александрович Панафидин родился 12 октября 1901 году в селе Кундран Новосибирской области. Провожали его на фронт 1 сентября 1941 года из совхоза № 277 Убинского района, в Красную Армию уходило сразу несколько человек. Многие сельчане тогда не могли сдержать слёз. Только самая маленькая дочка Наденька, которой едва исполнился годик, всё крутилась вокруг папы и, конечно, не могла понять, что видит его в последний раз. Четырёхлетняя дочь Валентина – тоже.

От дедушки пришло всего два письма. Одно из Вологды, где он с товарищами познавал азы военной подготовки. А уже после войны получили и горькое извещение из военкомата от 15 августа 1947 года с рвущими душу, почти не оставляющими никакой надежды словами: «Извещаю вас о том, что ваш муж, рядовой Панафидин Андрей Александрович, находясь на фронте, пропал без вести в декабре 1941 года».

Однажды Евдокии Петровне случилось побывать в соседнем селе, где и встретила того самого Николая, с которым призывался Андрей. Разговорились.

– Так я с Андрюхой был на фронте, – вдруг вымолвил Николай. – Вместе воевали под Лугой.

– А мне вот пришло извещение, что пропал без вести, – женщина с надеждой посмотрела в глаза фронтовику.

– А разве командир не написал правду? – потупил взгляд Николай. – В общем, Евдокия…  Это было прямое попадание фашистского снаряда в группу бойцов, среди которых был и твой муж.

На несколько секунд помутилось сознание у Евдокии Петровны. Она представила, как грохнула пушка, вздыбилась, сверкнув на мгновение огнём, земля, оглушило грохотом взрыва. И не стало на белом свете её любимого мужа Андрея Александровича Панафидина. Принял он смертный бой и стал просто землёй и травой.

Однако память о нём не стёрлась. В нашей большой семье мы помним, как наш прадед, дед и отец ценой своей жизни защитил самых дорогих для него людей. Ежегодно 9 мая портрет Андрея Александровича проносим в строю «Бессмертного полка».
Владимир Павлов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31