20 января 2021 10:06

20 января 2021 10:06

фото: архив аллы чусовитиной

Командир стрелковой роты

Недолгим был боевой путь лейтенанта Евстафия Никитина в Великой Отечественной войне, но отважный командир не пожалел собственной жизни ради победы над врагом. О своём дедушке в рубрике «Спасибо за Победу!» рассказывает специалист по управлению персоналом Новосибирского центра организации работы железнодорожных станций Алла Чусовитина.
«Командир стрелковой роты, две атаки – медсанбат», – эти строки из популярной на фронте песни как нельзя лучше рассказывают о судьбе Евстафия Ефимовича Никитина, который успел поучаствовать лишь в двух боевых операциях своей 22-й гвардейской стрелковой дивизии.

– Информацию о своём дедушке я узнала из бесед с мамой, а также перечитывая его письма с фронта, – говорит Алла Александровна. – Их было всего два. Эти пожелтевшие от времени бумажные листки вот уже 76 лет бережно хранятся в нашей семье.

Евстафий Никитин родился в 1913 году в селе Крутцы Тверской губернии. После гражданской войны его семья решила перебраться в Ново-Николаевск (ныне Новосибирск). Здесь осели, обжились хозяйством. Евстафий окончил школу фабрично-заводского ученичества, работал в паровозном депо, водил поезда. Познакомился с красивой, скромной девушкой, поженились. Полина Абрамовна стала верной и надёжной спутницей жизни, отменной хозяйкой и хорошей матерью. У Никитиных родилось трое детей.

Евстафия Никитина, как отличного работника и комсомольца, стали продвигать по общественной линии. Незадолго до Великой Отечественной войны его направили работать в райисполком. Все родственники гордились, что их родному человеку доверили ответственную работу. Вот только заниматься ею пришлось недолго.

С началом войны Никитин, как и многие сибиряки, написал заявление в военкомат с просьбой отправить его на фронт. Но до поры до времени его просьба оставалась без ответа – нужно было работать в тылу, принимать и размещать эвакуированных, участвовать в переводе промышленности на выпуск военной продукции. Однако весной 1942 года Евстафия Ефимовича мобилизовали как командира запаса и направили в 22-ю гвардейскую стрелковую дивизию, которая завершала переформирование в Москве. Его назначили командиром роты 62-го гвардейского стрелкового полка.

Из столицы Советского Союза 13 июня 1942 года лейтенант Никитин прислал родным своё первой послание.

– Я с большим интересом читала письмо, в котором дедушка написал следующее: «Москва живёт спокойно, материальные условия такие же, как и в Новосибирске. Разрушений от налётов авиации мало и их незаметно. Жители ведут себя спокойно. Самочувствие моё хорошее, жив и здоров». Дедушка был в Москве уже после того, как наши войска отогнали фашистов от столицы, – рассказывает специалист по управлению персоналом.

Потом их дивизию направили на фронт. Второе и последнее письмо было написано Евстафием Никитиным 26 июня 1942 года. В нём он рассказывал: «Побывал в городах, освобождённых от фашистских гадов, которые всё уничтожили, разрушили. На 10 км кругом нет ни души гражданского населения, так как селения сожжены дотла. Но и им, гадам, досталось. Бесчисленное количество подбитых танков, орудий, прочей техники, их путь отступления усеян фашистскими касками с разорванными в клочья мундирами. Так их била 22-я гвардейская дивизия, в которой мне выпало большое счастье служить, выполнять долг перед Родиной…».

– Меня поразил текст его письма, полный патриотизма, ненависти к врагу и боли за свою Родину, – подчеркнула Алла Чусовитина.

В последних числах июня гитлеровцы внезапно атаковали позиции 62-го гвардейского полка, где находилась рота Никитина. Несмотря на то, что в его подразделении было немало необстрелянных бойцов, да и сам командир имел не так много боевого опыта, Евстафий Ефимович и его солдаты действовали умело и стойко. Ротный поднял красноармейцев в штыковую атаку, и они отбросили врага. После такого «приёма» фашисты оставили попытки прорвать этот участок нашей обороны.

В середине июля гвардейцы приняли участие в наступлении в районе деревни Васильевщина. «Наступая на узком участке, не превышающем двух километров и будучи глубоко эшелонированным, полки дивизии начали нести большие потери» – гласит запись «Истории боевого пути 22-й гвардейской стрелковой дивизии». В число этих потерь попал и лейтенант Евстафий Никитин, который в тот день второй раз поднял в атаку своих бойцов. И тут рядом с командиром разорвался вражеский снаряд. Лейтенант ещё успел увидеть, как его солдаты уже штурмуют немецкие окопы и затем упал. Его, тяжелораненого, санитары доставили в медсанбат. Врачи старались спасти его, но тщетно: спустя два дня он скончался от ран. Командира роты похоронили в братской могиле недалеко от станции Пола Ленинградской области.

– Я, как и вся наша семья, горжусь его мужеством, – подчеркнула Алла Александровна. – На пилонах новосибирского Монумента Славы написаны имена 30 тыс. 266 новосибирцев, павших на фронтах Великой Отечественной. Среди них вписано имя и моего деда – Евстафия Ефимовича Никитина. Мне приятно, что не только мы бережно храним память о нём, но его, вместе с другими павшими в боях сибиряками, чествует и молодое поколение, ради которого он отдал жизнь.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31