10 апреля 2021 17:00

10 апреля 2021 17:00

фото: Анатолий Шулепов

На страже популяции

На полигоне ЮУЖД разработают схему информирования о фактах гибели диких животных

На Южно-Уральской магистрали подготовили «План мероприятий по взаимодействию с органами власти и общественными организациями в области охраны окружающей среды на полигоне ЮУЖД». В феврале ОАО «РЖД» утвердит комплексный план, куда войдут и предложения южноуральцев.
Интервью с Оксаной Черноволовой, начальником Центра охраны окружающей среды ЮУЖД

– Оксана Алексеевна, в чём важность этого документа?

– 2021 год руководством «Российских железных дорог» объявлен Годом экологии. Поэтому при разработке нашего плана мы старались учесть все самые актуальные экологические вопросы. Таким является, например, разработка мероприятий, направленных на совершенствование системы обращения с отходами. Также разрабатываются мероприятия, направленные на охрану земель от загрязнений, на снижение негативного воздействия от производственной деятельности, происходит постоянное внедрение ресурсосберегающих технологий. По-прежнему много внимания будет уделяться экологическим акциям и волонтёрскому движению, работе с дошкольными и школьными учреждениями. Есть и совсем новые для нас направления. К примеру, запланирована разработка и утверждение схемы оперативного информирования региональных органов власти о фактах гибели диких животных на объектах железнодорожной инфраструктуры.

– Почему железную дорогу заинтересовал этот вопрос?

– Мы плотно поработали с органами государственной власти всех субъектов Федерации, в границах которых расположена Южно-Уральская магистраль. Пытались найти точки соприкосновения, понять, какие вопросы экологического характера их волнуют. Такое взаимодействие полезно, ведь стальная магистраль, в первую очередь, сконцентрирована на своих внутренних хозяйственных процессах, а также на соблюдении установленных нормативов негативного воздействия на окружающую среду. В результате конструктивного диалога наши коллеги отметили, что в настоящее время полностью отсутствует информация о фактах гибели диких животных в результате наезда железнодорожного подвижного состава. Системы, которая аккумулировала бы подобные данные, на полигоне ЮУЖД нет. Соответственно, нет таких сведений и в министерствах по экологии областей. Хотя сообщения, по их данным, о фактах гибели диких животных периодически поступают.

– Но ведь, насколько мне известно, локомотивные бригады информируют о подобных случаях.

– Это касается только инцидентов, которые происходят с крупным рогатым скотом. Они фиксируются потому, что, как правило, у животных есть хозяин. С дикими животными всё по-другому. РЖД не принимает данные факты к учёту, не анализирует их. Так что схема оперативного информирования станет для нас новым опытом. Собирая статистику и общаясь с представителями органов власти, мы сможем понять, где, к примеру, необходимо установить специальные заграждения или подготовить тоннели для безопасного прохода животных на естественных путях миграции. Наш Центр охраны окружающей среды, кстати, уже запросил информацию об известных маршрутах естественной миграции.

– Насколько я понимаю, речь в первую очередь идёт об особо охраняемых территориях. Сколько на полигоне дороге на сегодняшний день мест, где стальная магистраль соприкасается с подобными территориями?

– Прямых пересечений с особо охраняемыми территориями федерального значения три: Ильменский государственный заповедник, национальные парки «Таганай» и «Бузулукский бор». Там железная дорога имеет участки пути в границах этих объектов. Но ведь кроме этого есть комплексные или видовые биологические заказники. Это уже территории не федерального, а регионального значения. И здесь деятельность железной дороги может привести к гибели животных. Именно поэтому в перспективе и будет обсуждаться вопрос целесообразности установки соответствующих инфраструктурных сооружений.

– Подобная практика уже применяется?

– Она применяется во всём мире. Более того, «Российскими железными дорогами» учитываются данные факты при проектировании развития Байкало-Амурской магистрали. Там изначально были просчитаны и спроектированы безопасные переходы для животных. Часто такую функцию выполняют тоннели, которые организованы под путями. Так что это не какое-то ноу-хау. Здесь нет ничего удивительного. Напоминаю: это не животные приходят к людям, а мы идём на их территорию. Соответственно, необходимо предпринять шаги для того, чтобы сделать их зону обитания более безопасной.

– Какие службы и дирекции могут оказать содействие в реализации схемы информирования?

– В первую очередь это Дирекция тяги. Локомотивные бригады в большинстве случаев всё же видят факт наезда. Также последствия таких наездов могут зафиксировать работники путевого комплекса. Остаётся лишь продумать систему оповещения. Мы же, в свою очередь, будем передавать сведения органам власти. И как раз благодаря этой работе можно будет понять, где именно необходимо соорудить соответствующие инфраструктурные объекты. Понятно, что речь идёт не о тысячах километров заграждений, а о каких-то определённых точках на карте.

– Когда вы говорите о том, что железнодорожники стремятся к сохранению видового разнообразия, речь идёт о каких-то конкретных видах животных или всех, что обитают в рамках данной конкретной территории?

– Действительно, когда мы запрашивали информацию о естественных путях миграции в региональных министерствах экологии, то прежде всего ориентировались именно на животных, занесённых в Красную книгу. Ведь за ними в первую очередь ведётся наблюдение. Другое дело, что на сегодняшний день подавляющее число обитателей особо охраняемых территорий относится к вымирающим видам, и это очень прискорбно. Из-за урбанизации их популяции быстро сокращаются, и задача железнодорожников в том числе – постараться по возможности исключить свой «вклад» в данные процессы.

– Неужели, по-вашему, локомотивщик с ходу определит, кого именно он сбил? Или путеец сможет понять, посмотрев останки?

– А этого и не требуется. Самого факта предоставления информации будет вполне достаточно. Мы сможем чётко понять: если на данном участке часто наблюдаются случаи гибели животных, значит, он требует обустройства заграждения или организации альтернативных проходов. На самом деле, животные быстро адаптируются к любым изменениям. В отличие от людей, они не будут стараться перелезть через забор или снести его.

– За чей счёт будет осуществляться финансирование данного проекта?

– Сейчас трудно обсуждать какую-то конкретику. Вряд ли удастся подключить к решению проблемы региональные власти. Финансирование министерств природных ресурсов в основном уходит на обеспечение деятельности этих территорий. И в данном случае коль уж железная дорога выступает в роли некоего нарушителя, хоть и невольно, то, скорее всего, РЖД и будет финансировать данный проект. Вероятно, средства будут выделяться централизованно в рамках реализации стратегии экологической безопасности. Возможно, какие-то меры будут предприниматься в рамках проектов по реконструкции железнодорожного полотна и закладываться уже на уровне разработки проекта.

Возможно, будут приниматься и меры организационного характера. Например, можно установить соответствующие знаки, которые будут оповещать локомотивные бригады о приближении к возможным местам пересечения железной дороги и путей миграции животных. Теоретически можно даже продумать снижение скоростей движения в данном районе. Но это пока лишь предположения. Инструменты могут быть разными.

– Забота о редких животных продиктована исключительно любовью к братьям нашим меньшим?

 – Не только, есть ещё и финансовая сторона вопроса. Здесь мы усматриваем достаточно серьёзные риски штрафов: защита редких животных обеспечена действующим природоохранным законодательством. И цифры там очень серьёзные.

– В плане прописаны сроки разработки схемы оперативного информирования – I и II кварталы. Успеем ли за полгода?

– Это вполне реально, вед речь идёт о чисто технических мероприятиях, которые решаются управленческими методами. Другое дело научиться исполнять то, что написано на бумаге. А это уже намного сложнее. Возможно, придётся провести соответствующее обучение, разработать методические пособия. Нужно сделать так, чтобы создаваемая система впоследствии работала без сбоев и был эффект.
Александр Кичигин