10 апреля 2021 17:33

10 апреля 2021 17:33

фото: Анатолий Шулепов

Миллиард на обновление

В 2021 году в Южно-Уральской дирекции по энергообеспечению планируют реализовать ряд инвестиционных проектов

Несмотря на сложную эпидемическую ситуацию, объём финансирования в дирекции практически сохранился на прошлогоднем уровне. Здесь прекрасно понимают, что экономить на хозяйстве энергетики нельзя ни в коем случае.
Интервью с Андреем Баклановым, начальником Южно-Уральской дирекции по энергообеспечению

– Андрей Владимирович, предлагаю подвести итоги 2020-го. Для многих он стал очень непростым.

– И для нас тоже. Но дело даже не столько в пандемии. Да, пришлось переходить на дистанционную работу, соблюдать все необходимые требования для того, чтобы сделать труд людей безопасным, чтобы не было массовых случаев заражения коронавирусной инфекцией. В целом принятые меры позволили нам отработать более или менее стабильно. Выполнены запланированные экономические показатели. Несмотря на рост количества отказов технических средств, нам удалось сократить объёмы потерь поездо-часов, а это самое важное. Но, к сожалению, не справились мы с самым наиважнейшим показателем. Я имею в виду травматические случаи. В 2020-м мы потеряли двух сотрудников – в ЭЧ Карталы и ЭЧ Орск.

– В чём причина?

– После проведённых разборов были установлены основные причины – расширение зоны работ и отсутствие наблюдения со стороны руководителя работ. Но это в одном случае, а во втором, к сожалению, нетрезвое состояние, которое и привело к трагедии. При этом надо понимать, что в данном случае трагедия пришла не только в дома самих пострадавших. В Орске освобождены от должностей начальник дистанции электроснабжения и его заместитель, а в Карталах – главный инженер и бригада, которая имела прямое отношение к случившемуся.

– Каким образом произошедшее сказалось на предприятии?

– Начнём с того, что дирекция сразу же лишилась права участвовать в сетевом соревновании. Соответственно, мы опустились и в рейтинге аналогичных предприятий Центральной дирекции по энергообеспечению, что, я считаю, вполне справедливо. Непростительно терять своих сотрудников. После произошедшего мы разработали целый ряд организационных мероприятий. Более того, от имени руководства дирекции разослали в семьи наших работников письма, в которых рассказали, на какой опасной и ответственной работе трудятся их папы, сыновья, братья. Ведь у нас три самых опасных фактора: высота, движение и напряжение.

– Как сложился год с финансовой точки зрения, ожидается ли сокращение финансирования в следующем году?

– Конечно, нам пришлось скорректировать свои планы в 2020 году. Это и неудивительно, ведь пандемия сказалась на многих промышленных предприятиях. Объёмы производства сокращались, люди переводились на удалённый режим работы, где-то деятельность предприятий вообще приостанавливалась. И практически во всех случаях это означало снижение объёмов потребления электроэнергии. Соответственно, мы получали меньше доходов. Делать прогнозы на 2021 год, говорить, изменится ситуация или нет, мы вряд ли сейчас можем. На шесть месяцев продлён режим удалённой работы, на два месяца – особый режим.

Что же касается финансирования, то непростая ситуация не слишком сильно затронула его объёмы. Если оно и сократилось, то совсем незначительно. По крайней мере, объёмы инвестиционной программы сохранились практически на уровне прошлого года – миллиард и 100 миллионов рублей. Наше руководство в Москве прекрасно понимает, что сэкономить на хозяйстве энергетики не получится.

– Предлагаю обсудить самые знаковые проекты 2020 года.

– На данный момент мы практически завершили работы на перегоне Бишкиль – Полетаево, основной объём которых был выполнен в прошедшем году. Здесь мы полностью модернизировали контактную сеть. Теперь можно сказать, что весь этот 26-километровый участок полностью приведён в соответствие с самыми современными требованиями. Это важно, если учесть, что на данном перегоне до недавнего времени всё ещё функционировало оборудование 40-х годов прошлого столетия. Также на этом участке запланировано строительство тяговой подстанции между Бишкилём и Биргильдой. В ближайшей перспективе специалисты приступят к разработке соответствующего проекта.

На Курганском регионе построено здание района контактной сети. Процесс шёл долго и непросто. 

К реализации идеи приступили еще в далеком 2013-м. На протяжении 2014 и 2015 годов шло проектирование, а непосредственно процесс строительства занял четыре года. Думаю, в начале февраля мы его торжественно откроем.

Также мы закупили новый вагон-лабораторию, который укомплектован по последнему слову техники. В начале января он отправился в свою первую поездку.

– Из года в год мы с вами обсуждаем тему обновления опорного хозяйства. Удается ли опережать темпы его старения?

– К сожалению, нет. Такая тенденция сохраняется уже не первый год, и в 2021-м ничего не изменится. Опоры меняются дополнительно в рамках инвестиционной программы, но и этого недостаточно. Возможно, во втором полугодии мы получим финансирование на замену опор на перегоне Тундуш – Бердяуш, но пока что сложно говорить что-то определённое. Вообще, чтобы вы представляли глубину проблемы, назову лишь одну цифру: на данный момент мы находимся на шестом месте по сети по старению опорного хозяйства. Этот факт говорит о многом.

– Насколько я знаю, в первую очередь энергетикам приходится менять остродефектные?

– Так и есть. В 2019-м мы обнаружили у одной из опор коррозию шпильки фундамента на глубине полтора метра. В итоге провели тотальную диагностику и выявили более 700 опор, где встречается данная проблема. Естественно, поменять их разом в течение трёх месяцев, как того требуют нормативы, мы не можем. Применили оттяжки, взяли под постоянный контроль. В течение 2020-го поменяли 300 единиц, на этот год запланировано столько же. Думаю, что к началу 2022 года данный вопрос будет решён. Речь идёт об участке от Челябинска до Кропачёво, где хозяйство довольно старое.

– А как обстоят дела с контактным проводом?

– В прошлом году мы поменяли практически 200 километров, а несущего – 100. Факты старения тоже встречаются, но в 2020-м к нам на выручку пришла Октябрьская дорога. Дело в том, что в рамках скоростного движения провода меняются каждые пять лет. Замена производится с запасом, оборудование ещё не выработало свой нормативный срок. В итоге старые провода сматывались, а часть из них была отправлена к нам на Южно-Уральскую – 12 тонн контактного провода. Эта продукция пригодилась для лечения наших проводов, для усиления контактной подвески.

– В 2020-м из Челябинска до Магнитогорска был запущен современный электропоезд «Ласточка». Хозяйство энергетики было полностью готово к этому?

– Если бы не были готовы, то и не поехали бы. На самом деле предварительно наши специалисты провели полную ревизию хозяйства. В Магнитогорске поменяли один секционный изолятор, который мог выдержать скорость составов лишь 70 километров в час. И на этом всё. Теоретически мы можем ехать быстрее 140 километров в час, но для этого нужна полная модернизация инфраструктуры, в том числе и нашей.

– Какие проекты планируется реализовать в 2021-м?

– Как я уже говорил, продолжится модернизация Петропавловского отделения от Петропавловска до Кондратовки. Продолжится работа над тяговой подстанцией Барневка. Хорошо бы начать модернизацию перегона Тундуш – Бердяуш. Ну и, конечно, будем продолжать плотно работать с нашими потребителями. В этом плане взаимодействие налажено, все заявки на присоединение стараемся выполнять в установленные сроки.

– Удалось ли полностью решить проблему незаконных подключений?

–  С помощью постоянного учёта и проверок решить проблему удалось. Обмануть систему теперь ни у кого не получится. Мы работали над этим вопросом на протяжении последних нескольких лет. В итоге удалось сократить уровень потерь с 32% менее чем до 10%. Последняя цифра, кстати, объясняется не воровством электроэнергии, а естественными физическими процессами. Так что мы из зоны критики вышли давно.

– Какие цели и задачи вы перед собой ставите?

– Прежде всего – сохранить жизнь и здоровье подчинённых всеми силами. Это означает необходимость постоянной работы над безопасностью производственных процессов. Также мы намерены продолжать модернизацию подвески, чтобы убрать существующие ограничения, уменьшить интервалы между поездами и тем самым увеличить скорость их передвижения по полигону Южно-Уральской магистрали. Что касается проблемы старения, то в этом вопросе я оптимист и уверен, что в будущем нам удастся с этим справиться.
Александр Кичигин