25 ноября 2020 10:48

25 ноября 2020 10:48

Зоркий глаз

Технологу Карталинской дистанции пути удалось предотвратить ЧП из-за неисправности железнодорожного полотна

Технолог второй категории производственно-технического отдела дистанции Дмитрий Кочкин вовремя заметил односторонний пробой железобетонной шпалы. Благодаря его грамотным действиям удалось предотвратить задержки в движении поездов.
В начале июня в рамках Дня безопасности Дмитрий Кочкин вместе с коллегами отправился с проверкой к участку пути в районе станции Карталы-1. Задача стояла непростая: бригаде по неотложным работам нужно было осмотреть около пяти километров железнодорожного полотна. При этом отследить каждый элемент пути, ничего не пропуская. Время шло, ничего необычного при осмотре не попадалось. Казалось, всё в порядке, никаких неожиданностей не будет. Но вдруг технолог резко остановился. Вполне возможно, что обычный человек не увидел бы ничего странного. Однако железнодорожник сразу заметил несоответствие – оказалась нарушена изоляция скрепления одной из железобетонных шпал. Специалисты прекрасно понимают, чем это грозит. Налицо отказ второй категории.

– В технические особенности вдаваться не буду, – говорит Кочкин. – Скажу лишь, что без изолятора очень быстро можно получить двойной пробой рельсовых цепей. Что это значит? Машинист увидит перед собой ложную занятость участка. Ему придётся остановиться и ожидать вплоть до выяснения всех обстоятельств и устранения причин неисправности. А это, естественно, требует времени. Я позвал коллег, с которыми в тот день проводил осмотр. Мы всё проверили с помощью специального оборудования, а после на месте устранили неисправность. Весь процесс занял не более 10-15 минут.

По словам нашего собеседника, изолятор мог разрушиться по нескольким причинам. Прежде всего, из-за постоянных динамических нагрузок на путь. Кроме того, возможно, во время очередных путевых работ какой-то сотрудник слишком сильно затянул эту деталь. Но поскольку ложной занятости участка ещё не показывало, значит, можно сделать вывод, что изолятор отвалился сравнительно недавно. Замыкания не было, но, как отмечает железнодорожник, закладной болт уже соприкасался с элементом подкладки, поэтому беда могла произойти уже скоро.

– Такие отказы, к счастью, встречаются нечасто, – отмечает технолог. – На данном околотке так вообще редкость. Особенно удивило, что обнаружили несоответствие на главном пути.

Дмитрий Кочкин трудится на железной дороге восьмой год. Говорит, что выбор профессии не стал для него случайным: отец много лет работал путейцем. Ещё во время обучения в школе Дмитрий решил, что будет железнодорожником. И, кстати, выбрал то же направление, что и отец, – путевой комплекс. Учился в рамках целевого направления сначала в Челябинском институте путей сообщения, а затем и в Уральском университете в Екатеринбурге. После вернулся в родные места, где начал с должности рядового путейца.

– Мне очень нравилось, – улыбается он. – Да, работа эта непростая, кое-как приходил домой. Однако она закаляет, развивает чувство дисциплины. Понимаешь, что ты пришёл сюда не на пару деньков, от качества твоего труда многое зависит.

Через несколько лет, после повышения квалификации, его назначили на должность контролёра пути. И примерно в это же время ему предложили стать общественным инспектором по безопасности движения. Тогда молодой человек сильно удивился. Признаётся, что не был уверен, справится ли с новыми обязанностями. Тем не менее решился.

– Подумал, что раз уж мне всё равно ходить по путям, то и другие нарушения могу высматривать, – говорит Кочкин. – Правда, тогда не отдавал себе отчёта, сколько всего необходимо будет узнать. В том числе из сферы деятельности смежных хозяйств. К счастью, в этом помогли в профсоюзе. На нашем предприятии четыре общественных инспектора. Встречи со специалистами профсоюзного комитета проходят постоянно.

Через несколько лет Дмитрия Кочкина назначили технологом. Объём работы возрос, но и общественная нагрузка сохранялась.

– При этом у меня и мысли не было, чтобы сложить с себя полномочия, – говорит железнодорожник. – Конечно, дополнительной работы хватает. Вот иду с осмотром, увидел какой-то недочёт у коллег из другого хозяйства, надо убедиться, что это действительно нарушение, а только потом действовать.

Всю информацию необходимо предоставить сразу в несколько инстанций: в профсоюз, в аппарат главного ревизора и на само предприятие. Более того, настоящий общественный инспектор должен проконтролировать процесс устранения неисправности.

– Иногда руководители предприятий не слишком радостно воспринимают нашу работу, – отмечает общественный инспектор. – С моей точки зрения, тому есть несколько причин. Во-первых, мы как бы вмешиваемся в текущую работу подразделения, нарушаем планы. Но при этом в отдельных случаях благодаря нашим действиям удаётся избежать более серьезных нарушений. Во-вторых, в настоящее время идёт непростой процесс восстановления самого института общественников. Когда-то он существовал, но, к сожалению, был забыт. Возможно, в нашей работе ещё есть изъяны, но мы видим, к чему стоит стремиться.

Как отмечает наш собеседник, на его предприятии общественники – это исключительно работники молодого возраста, что несомненно радует. Значит, молодёжь не готова мириться с фактами нарушений, ей небезразличны вопросы безопасности движения.

Но общественником может стать не каждый. Это понимают и специалисты дистанции. Требуются принципиальность, внимательность и постоянное желание узнавать что-то новое.

– Я общественник уже шесть лет и нисколько не жалею об этом, – говорит Кочкин. – На своей основной работе всегда старался делать всё на совесть, чтобы впоследствии не возвращаться к данному вопросу. То же самое касается и общественной нагрузки. Печально, когда молодые ребята желают действовать лишь в рамках задач своей собственной должности, не выходя за рамки. А ведь мы все работаем на общее дело. Это важно понимать. Безопасность на железнодорожном транспорте превыше всего.
Александр Кичигин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30