02 июня 2020 22:47

02 июня 2020 22:47

Закалена временем

Не унывать и не жаловаться на трудности – таков секрет долголетия Юлии Худяковой

Ветерану Южно-Уральской дороги Юлии Худяковой 6 апреля исполнился 101 год. В прежние годы поздравить её с днём рождения приходила большая делегация работников эксплуатационного локомотивного депо Орск, представителей совета ветеранов депо и региона. Гостям Юлия Дмитриевна всегда была рада. В этом году встречу пришлось отменить: помешал карантин. Но на перемены к лучшему она всё же надеется.
На заслуженный отдых железнодорожница вышла 46 лет назад. Два поколения работников сменилось за это время, но никогда локомотивщики не забывали своего ветерана. Приходили проведать, с подарками, тортом. Рассказывали о жизни депо. Юлия Дмитриевна с интересом слушала, делилась воспоминаниями. У этой женщины непростая судьба, её жизнь уложилась в вековую историю страны, и это уже о многом говорит. Она родилась в разгар Гражданской войны в небольшой удмуртской деревне. Рано осталась сиротой, вместе с двумя младшими братиками и сестрёнкой. В 13 лет Юля стала старшей в доме. Весь груз домашних хлопот – забота о младших, корова, куры – лёг на её плечи. Содержать дом и ребятишек, работая в колхозе, было непросто, и через год она пришла к начальнику машинной путевой станции (МПС) № 16 железной дороги имени Л.М. Кагановича (позже дорога стала Пермской, а потом Свердловской) и попросилась на любую работу. МПС базировалась в Кезском районе Удмуртской АССР. Девочку, конечно, не взяли: ни годами не вышла, ни ростом. Кроха была. Пришлось ждать совершеннолетия. В апреле 1937 года, буквально на следующий день после того как ей исполнилось 18, снова пришла в МПС-16 и снова просила, чтобы ей дали любую, пусть даже самую тяжёлую работу. Машинная путевая станция никогда не стояла на месте. Это было предприятие передвижного типа. Оно выполняло реконструкцию, капитальный и средний ремонт пути. У него была своя техника, станция с энергогенератором, цехи и рабочие бригады. В одну из таких бригад девочку и взяли ремонтной рабочей 3-го разряда. Юля таскала рельсы, шпалы, забивала костыли, пилила лес на дрова. Жила, как и все, в вагоне, переезжая с одного участка на другой. Месяцами не видела родных, хотя в душе ей всегда хотелось быть с ними.

Когда началась война, о приходящем желании осесть пришлось забыть. У начальника путевой станции стала проситься на фронт. «Твой фронт здесь», – отрезал тогда руководитель.

Осенью 41-го Худякову направили на курсы, после которых её повысили в должности: она стала бригадиром пути. МПС-16 в это время направили восстанавливать разрушенные транспортные коммуникации под Москвой. Здесь шли ожесточённые бои. Станция стояла в 90 километрах от столицы. Здесь железнодорожникам пришлось не только выполнять путевые работы, но и ходить в разведку. Деревни и сёла были полны фашистских солдат. В лесах, а они под Москвой не уступали таёжным, тоже было полно немцев. В один из дней конца ноября встретились с группой из мужчин и двух девушек, которые шли на задание. Позже узнали, что одну из девушек схватили, когда она, после того как сожгла дом, где обосновались немцы, решила поджечь ещё и конюшню. Её фашисты повесили. Когда немцы были выбиты из деревни, а называлась она Петрищево, смельчаки из МПС побывали там. Имя девушки никто не знал. И только много позже выяснилось, что это была Зоя Космодемьянская. А о том, что и вторая девушка была схвачена и тоже повешена, узнали и того позже. Имя ее было Вера Волошина.

МПС-16 перемещалась с места на место, восстанавливая разбитые и уничтоженные пути, всю войну. В памяти Юлии Дмитриевны сохранились изуродованные рельсы, земляное полотно и тяжёлый труд. Путейцы были тружениками тыла, по сути, пребывая на передовой. Война уходила на запад, врага гнали. Настало время, когда не надо было бояться налётов, вздрагивать при артобстрелах. На восстановленных путях поезда пошли уже по мирным рельсам.

После рождения сына в 1946 году Юлия Дмитриевна не могла продолжать жизнь на колёсах. Братья и сестрёнка уже не нуждались в её помощи. Она остановилась в городе Орске и перешла в локомотивное депо, где проработала до выхода на заслуженный отдых сначала стрелочником, а потом и старшим стрелочником тракционных путей. За железнодорожным вокзалом Орск, в посёлке с громким названием Москва, ей выделили крохотную комнатушку в бараке. Когда барак снесли, переселили в коммунальную квартиру. И только 27 лет назад Юлия Дмитриевна получила небольшую однокомнатную квартиру.

– У мамы удивительный характер. В нём и заключается секрет её долголетия, – делится сын Анатолий. – Никогда не унывала, не жаловалась на трудности. Стойко переносила удары судьбы. Она закалена временем, работой в войну.

Пять лет назад у Юлии Дмитриевны начались проблемы со зрением. Анатолий Петрович, тоже пенсионер, был мастером на щебёночном заводе в городе Гай, приехал в Орск, чтобы помогать матери.

– Сейчас из-за проблем со зрением она немного сдала, но каждое утро начинает с зарядки и по возможности всё старается делать сама. Говорит, что движение – это жизнь, – продолжает он. – У меня одна забота – моя мама. Я у неё один, и она у меня одна. Это мой сыновний долг.

Трудовая книжка Юлии Дмитриевны полна благодарностей от руководителей депо и Южно-Уральской дороги за образцовый труд и активное участие в общественной жизни. На любой работе она была очень ответственным человеком. Важной для себя считает медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг». Это оценка её работы в самое трудное время. А всего у ветерана семь медалей.

– Она у нас очень эмоциональный человек, любит людей, всегда с удовольствием общалась с ветеранами и работниками депо. Мы звали её «наша певунья». В молодости участвовала в художественной самодеятельности, субботниках, демонстрациях, – рассказывают о Юлии Дмитриевне в Орском совете ветеранов.

У неё два правнука и правнучка. Младшее поколение гордится бабушкой – такая не у каждого есть.
Евгения Мусихина