28 мая 2020 23:28

28 мая 2020 23:28

От Маньчжурии до Берлина

Железнодорожная инфраструктура восстанавливалась под бомбёжками и артобстрелом

Всю войну Леонтий Ионко восстанавливал разрушенные врагом железнодорожные пути и строил новые.
Леонтий Ионко был коренным одесситом. Родился в семье железнодорожника и, соблюдая преемственность, пошёл по стопам отца. В 1925 году после окончания семилетки, а исполнилось ему тогда 16 лет, поступил на учёбу в дорожную техническую школу у себя в Одессе. Через четыре года он её окончил и получил направление на стажировку в локомотивное депо Казатин в то время Юго-Западной железной дороги. 

1929 год с военной точки зрения для страны был сложным: маньчжурские милитаристы совершили нападение на Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), которая принадлежала СССР, и начали сосредотачивать свои войска у советских границ. Для защиты рубежей в августе 1929 года была создана особая Дальневосточная армия под командованием Василия Блюхера. Леонтий Ионко на тот момент всего два месяца пробыл на практике, и его срочно призвали на большие лагерные сборы. Уже скоро вместе с другими он был отправлен в зону конфликта. 

Разгром китайско-маньчжурских войск происходил в период с октября по ноябрь 1929 года. По-скольку боевые действия шли успешно, задача новобранцев состояла в отгрузке трофейного оружия. По рассказам ветерана, его было столько, что приходилось работать по 20 часов в сутки. 

В ноябре 1931 года Леонтия Ионко по спецнабору направили в 6-й железнодорожный полк, базировавшийся в Киеве. Начало 30-х в стране было отмечено широким размахом железнодорожного строительства. Оно велось в европейской части, в Сибири и на Дальнем Востоке. Для выполнения работ был создан особый корпус железнодорожных войск НКПС. Туда, в одну из колонн «Дальстройпуть», и попал Леонтий. К тому времени он сдал экзамены и получил удостоверение машиниста паровоза. Корпус должен был не только строить новые участки магистрали, но и  эксплуатировать их. Причём как участки специального назначения, так и общего пользования – по заданию Народного комиссариата путей сообщения. На долю Леонтия выпало строительство железной дороги Москва – Донбасс, участков Пермской, Свердловской, Уссурийской железных дорог, развитие железнодорожных узлов станций Свердловск и Челябинск. 

А потом началась Великая Отечественная война. Чёткая работа железнодорожного транспорта в то время имела огромное значение для доставки боеприпасов, техники, продовольствия, личного состава, эвакуации мирного населения, раненых. Гитлеровцы это прекрасно знали. При отступлении немцы старались нанести как можно больший урон объектам железнодорожного транспорта и подвижному составу, чтобы сдерживать снабжение советских войск. Командование Красной армии при освобождении наиболее важных станций и узлов направляло ремонтные бригады для скорейшего их восстановления, в первую очередь путевого хозяйства, водоснабжения, складов топлива. Как отмечал Леонтий Иванович в своих воспоминаниях, работы иногда приходилось выполнять при бомбёжках и артобстрелах.

В декабре 1942 года Ионко направили в действующую армию на восстановление разрушенного водоснабжения на участке Лихая – Миллерово под Ростовом, а в апреле 1943 года железнодорожная бригада поступила в распоряжение Воронежского фронта для прикрытия участка Бобров – Новохопёрск. Затем еще одна передислокация – на строительство железнодорожной линии Сараевка – Кама протяжённостью 68 километров, которая должна была обеспечить самостоятельный вывоз грузов, снабжение войск Воронежского фронта, который располагался в районе Курской дуги. Новая ветка должна была сократить протяжённость пути на 180 километров, а скорость доставки груза – с двух суток до 15 часов. 

В мае того же года личный состав бригады был передан в распоряжение Юго-Западного фронта для развития станций на участке Россошь – Миллерово, спустя несколько месяцев – в распоряжение 3-го Украинского фронта для восстановления железнодорожного участка Кондрашевское – Ворошиловград – Родаково. В марте 1944-го состав бригады прибыл в распоряжение 1-го Украинского фронта для прикрытия участка Дарница – Фастов – Казатин – Калиновка – Винница. В июне того же года Леонтий Ионко в составе бригады участвовал в восстановлении участка Витебск – Орша. В августе он уже был направлен в распоряжение 1-го Прибалтийского фронта  на участке Можайского направления. Вот такой была у железнодорожных строителей география восстановительных работ – работ невероятной сложности.

В январе 1945 года по приказу НКПС состав бригады был направлен для усиления железнодорожных войск 2-го Белорусского фронта, действующего на Берлинском направлении. Части 23-й бригады после освобождения Варшавы восстанавливали участки у Гданьска, Быдгоща, Познани. А впереди была дорога на Берлин. Сначала Познань – Берлин, а от него – на Росток, Магдебург и Дрезден. 

В июне 1945 года 23-я бригада находилась в Германии и производила эвакуацию верхнего строе-ния пути для отправки в СССР для дальнейшего восстановления разрушенного хозяйства. 

В марте 1946 года бригада была расформирована, её личный состав влился в 30-ю железнодорожную бригаду, которая продолжала восстановление порушенной войной инфраструктуры.

Служба Леонтия Ионко в железнодорожных войсках завершилась только через 20 лет после окончания войны. В общей сложности 34 года отдано строительству и восстановлению стальных магистралей, которые после окончания войны маршал Георгий Жуков назвал «второй армией». За время службы Леонтий Иванович награждён тремя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени и многими другими орденами и медалями. Вернувшись на «гражданку», поступил в Курганскую дистанцию гражданских сооружений Южно-Уральской дороги на должность инженера-теплотехника. Здесь он проработал 20 лет.

К боевым и армейским наградам Леонтия Ионко добавились многочисленные почётные грамоты, которыми был отмечен его труд на Курганском отделении. Фронтовик вёл активную работу с молодёжью на своём предприятии. В 30-й Краснознамённой железнодорожной бригаде, с которой прошёл огромный путь, был членом совета ветеранов. 
Евгения Мусихина