07 июня 2020 11:37

07 июня 2020 11:37

Две зелёные тетради

Мария Важенина во время войны обеспечивала войскам надёжную связь

Среди уникальных экспонатов Карталинского историко-краеведческого музея особое место занимают дневники участника Великой Отечественной войны железнодорожницы Марии Важениной.
– Ветеран войны Мария Владимировна Важенина была большим другом нашего музея. Она участвовала во всех мероприятиях, посвящённых Великой Отечественной войне. В декабре 2009 года общественность города отмечала в музее 90-летний юбилей этой необыкновенной женщины. Тогда она преподнесла нам в дар несколько своих картин и дневник. Всё, что она чувствовала и пережила во время войны, нашло отражение в двух общих ученических тетрадях в зелёном переплёте. Когда я познакомилась с их содержанием, то долго находилась под впечатлением от прочитанного, – рассказывает директор Карталинского историко-краеведческого музея Татьяна Паули. 

В преддверии Великой Победы в музее организуются выставки и проходят чтения, посвящённые войне. В них обязательно присутствует дневник Марии Владимировны, который позволяет словно на машине времени, перенестись в те страшные годы.

Мария Важенина родилась 19 декабря 1919 года в Воронежской области. Время было тяжёлое. Сначала родители подались на Алтай, а потом переехали на Южный Урал и окончательно обосновались в Карталах. Отец участвовал в строительстве железной дороги Троицк – Орск и Карталы – Магнитогорск, а потом устроился в локомотивное депо Карталы и стал машинистом. Мария окончила железнодорожную школу № 34. С детства любила рисовать и планировала поступить в Пермское художественное училище. 

– Но одноклассники отговорили. Поэтому решили подать документы в горный техникум в Копейске и одновременно учиться в лётной школе, чтобы после её окончания ехать в качестве добровольцев в Испанию. Вот так я стала шахтёром и военным лётчиком, – пишет Мария Владимировна.  

В поездке в Испанию ребятам отказали, и они вернулись в Карталы. Мария Важенина устроилась в локомотивное депо. Сюда её взяли в качестве учителя по ликвидации неграмотности, а потом учеником токаря. А тут – война! Добровольцем в армию ушёл брат. После этого и Мария стала осаждать военкомат с просьбой отправить её на фронт. В конце апреля получила долгожданную повестку. За новобранцами приехали два молодых лейтенанта. Подошла к ним и сказала, что хотела бы летать, и показала документы. Ребята обещали помочь. Но не получилось. Медики забраковали её по росту. Так Мария со своими подругами оказалась в батальоне связи. С родными попрощалась на перроне вокзала станции Карталы 5 мая 1942 года. Через несколько часов новобранцев привезли в Челябинск и разместили в оперном театре. Отсюда она и шагнула в войну. 

Эшелон двигался на запад. Конечный пункт – Боровичи, что недалеко от станции Бологое. Здесь бойцы высадились из вагонов и отправились на учебный пункт.

«На всю жизнь запомнился эпизод, когда выдали обмундирование. Надела обновку и чуть не заплакала от обиды: брюки до подбородка, гимнастёрка до колен, шинель до пят, на ногах огромные ботинки. Без смеху и не взглянешь. На строевой смотр пришёл командир роты и чуть не расхохотался: «А это что за детский сад!». Вызвал к себе старшину и потребовал всё перешить. А вот с обмотками была полная беда. Из-за них постоянно опаздывала в строй. Однажды они размотались прямо во время движения и волочились за мной. На следующее утро в «боевом листке» обо мне появилась заметка в юмористической форме. Смеялся весь батальон», – пишет Мария Владимировна.

Завершились двухмесячные курсы по военной подготовке. Важенина получила по всем дисциплинам «отлично». В июле 1942 года их подразделение приняло присягу, и пришло время выполнять боевую задачу. Предстояло вести наблюдение за воздушным пространством, обнаруживать вражеские самолёты и определять их тип, курс, высоту, а затем все данные передавать по рации на ротный пункт. На посту Мария Важенина вела документацию, очень красочно нарисовала все немецкие самолёты и описала технические характеристики. За это «художество» получила благодарность от командира. Потом её назначили редактором «боевого листка» и перевели в телефонистки. Через некоторое время их подразделение перебросили на станцию Окуловка, что на подступах к Ленинграду. Фашисты постоянно бомбили непокорённый город. Доставалось и этому населённому пункту. Однажды во время ночного дежур­ства Марии Важениной немцы предприняли очередной воздушный налёт. Бомба разорвалась недалеко от наблюдательного пункта. Важенину и подругу выбросило взрывной волной со второго этажа вместе с рамами и дверью на улицу. Получила контузию. Когда пришла в себя, то всё тело болело. Хотела встать, но не смогла. Оказалось, повреждена нога. Подлечилась – и опять в строй. Долго ходила с палочкой. В декабре 1943 года ей присвоили звание ефрейтор и наградили знаком «Отличник ПВО». Потом было очередное воин­ское звание – младший сержант. 

Фронт катился на запад, а следом шли связисты, обеспечивая войскам надёжную связь. На хрупкие женские плечи ложилась тяжёлая мужская работа. Девчонки становились лесорубами, вкапывали сотни столбов, тянули проволоку, а вечером возвращались в отведённую избу и падали на нары замертво. В своём дневнике Мария Владимировна пишет, что женщинам на войне было гораздо труднее, чем мужчинам. «Но мы знали куда шли. Наше место там, где идёт война. Нас просто так воспитали».  

Мария Важенина прошла дорогами войны три года. Была награждена орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени. По возвращении в Карталы долгое время работала в аппарате управления Карталинского отделения дороги. После войны исполнила свою мечту и стала художником. На её счету – более 60 картин. Большую их часть раздала друзьям и близким. А работа «Боевые подруги» в канун 60-летия Великой Победы приняла участие в выставке сначала в Екатеринбурге, а потом в Москве и была отмечена дипломом первой степени.
Вячеслав Чеботько