Стык к стыку

У переезда Комсомольский проведены работы по постановке плети в оптимальный режим температуры.
Бригада ПМС-208 запросила «окно» на перегоне Тургеневка – Георгиевка. Добро было получено от движенцев 5 апреля. В два часа дня во вторник поезда у переезда Комсомольский пошли по неправильному пути.
Электричка доставила меня до станции Тургеневка. Пассажирская платформа здесь порадовала глаз: чистенькая, будто умытая. Напротив через несколько путей возвышалось синенькое здание вокзала.

У переезда Комсомольский проведены работы по постановке плети в оптимальный режим температуры.

 

Бригада ПМС-208 запросила «окно» на перегоне Тургеневка – Георгиевка. Добро было получено от движенцев 5 апреля.  В два часа дня во вторник поезда у переезда Комсомольский пошли по неправильному пути.

 

Электричка доставила меня до станции Тургеневка. Пассажирская платформа здесь порадовала глаз: чистенькая, будто умытая. Напротив через несколько путей возвышалось синенькое здание вокзала.

 

Но меня больше интересовало другое, более на сегодняшний момент важное. Очень волновало: далеко ли придется шагать по весенней обочине до места путейских работ?  И взгляд невольно устремился вдаль по ходу удаляющегося электропоезда.

 

Вот электричка свернула влево, втянула хвост на нечетный путь, и мне, наконец, открылась желанная картина: на голубом фоне небес и серого от щебенки полотна явственно просматривалась россыпь оранжевых точек. Вот оно – «окно», которое для железнодорожников имеет совсем другое значение, чем  обыденное зарамленное стекло в квартире. Уже вовсю кипит работа, отметил я про себя.

 

Чтобы не упасть путейцам как снег на голову с фотоаппарартом и блокнотом наперевес, набираю номер мобильного телефона заместителя начальника ПМС-208 Владимира Никонорова, руководителя работ на «окне», чтобы предупредить о визите корреспондента дорожной газеты. «Будем рады встрече» - коротко бросил Владимир Павлович, и по его голосу я понял, что отвлекаться на лишние разговоры он не настроен. Такое бывает, пресса обычно становится нужной только для поздравлений юбиляров. Но «дорожка» все же больше внимания уделяет будничным делам железнодорожников. Погладив при этой мысли фотоаппарат, я бодро зашагал  к переезду.

 

Вопреки моим ожиданиям, встретили меня приветливо. И пока монтеры вершили каждый свою работу, я обратился к девушке, стоящей поодаль. Сигналист Анастасия Качимова на линии новичок. Всего восемь месяцев минуло с тех пор, как устроилась на работу. Прошла специальные курсы. «Знаков всяких пришлось изучить и запомнить очень много», - улыбается она.

 

Будни железной дороги ей знакомы по рассказам деда, очень известной личности среди машинистов. Борис Николаевич Никулин в свое время преподавал в дорожной школе, сам был отличным машинистом. Уж он-то бы весело посигналил внучке, проезжая мимо. Еще бы, ей теперь доверены жизни работающих на линии людей. Она всегда должна быть начеку, чтобы предупредить их об опасности.

 

Вообще, в бригаде много молодежи. Об этом поведал старший дорожный мастер Сергей Ермолов, уделяя мне несколько минут драгоценного времени. Например, есть среди монтеров пути и ученики. Они обычно тянут гайки на стыке, выполняют другую простую работу, потихоньку привыкая к путейскому нелегкому труду. Ведь до сих пор в руках у путевого рабочего обычный инструмент: молоток, лопата да лом.

 

Ученик монтера пути Вячеслав Сурков усердно налегает на гаечный ключ. Стык должен быть притянут очень хорошо, чтобы впоследствии не вылез косяк. Генеральную проверку на прочность Вячеславу еще предстоит пройти на капитальном ремонте, сезон которого начнется с середины апреля. Вот после такого боевого крещения он смело сможет на полных правах войти в дружный коллектив     бригады. Судя по сегодняшнему заданию Вячеслав уже готов к трудностям.

 

Сложные работы выполняют опытные путейцы. Старший мастер называет имена: Сергей Карась, Дмитрий Комаров. К ним прислушивается молодежь, берет с них пример.

 

Я непрерывно щелкаю затвором фотоаппарата, стараясь поинтереснее высветить этапы действа путейцев. Для непосвященного тут все непонятно. Зачем вставляли рельс в длинномерную плеть? К чему стык в бесстыковом пути? Объяснение дал Владимир Никоноров:

- В прошлом году осенью при закреплении рельса температура составляла шесть градусов. Теперь ее надо поднять до оптимального режима. Для этого и нужна врубка, которая в нынешних погодных условиях составила 12 м. 44 см. 

 

- Сегодня мы ее обрезали, довели зазор до нормативного и натянули плеть, - доложил Владимир Павлович, давая сигнал к отбою. И путейцы, собрав инструмент, двинулись в сторону стоящего неподалеку хозпоезда.

 

Стоит лишь добавить, что оптимальный режим, заданный здесь, теперь позволит поездам идти с графиковой скоростью, обеспечивать им безопасность движения.

Владимир Акшаев
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/