12 апреля 2021 10:24

12 апреля 2021 10:24

фото: Александр Викторов

Ловцы вагонов

Корреспондент «КЖ» учился вилкой надевать башмаки

Работа регулировщика скорости движения вагонов – сортировочная горка на станции Ульяновск-Центральный, куда мне надо успеть к пересменке. Перед выходом на пути меня проинструктировали о порядке поведения на станционных путях. Надеваю, как положено, сигнальный жилет. В пункте обогрева регулировщиков уже ждут Юрий Маршалов и Марат Атауллов, которые на день станут моими наставниками

«Главная задача регулировщика – не допустить сход вагона, обеспечить целостность, сохранность груза, - сразу вводит меня в курс дела старший регулировщик скорости движения вагонов Юрий Маршалов. – Работаем на открытом воздухе при различных погодных ситуациях. Режим работы – сменный, по 12 часов».


Рабочий день начинается с приёма смены, проверки инвентаря и, в частности, главного атрибута регулировщиков – тормозных башмаков.


«Они – башмаки – должны быть всегда в исправном состоянии, - поясняет Юрий Маршалов. – Осматриваем их на наличие повреждений. Таким образом можно обнаружить лопнувшую ручку, замазученный полоз и прочие неисправности. После осмотра докладываем дежурному по горке о приёме смены по рации либо громкоговорящей связи. Сообщаем, сколько исправных башмаков в наличии. Повреждённые заменяем новыми».


Что касается частоты выхода башмаков из строя, то по словам Юрия Маршалова, таких в день может обнаружиться от одного до десяти штук.


«Всё зависит от торможения вагонов: при грубом торможении из-за повышения температуры башмаки начинают лопаться. В зимних условиях они чаще выходят из строя от перепадов температуры», - уточняет он.


Наш разговор прерывает сообщение дежурного по горке: «Регулировщики, выходите на 13-й путь делать разрыв». Это значит – отцеплять вагоны из состава, чтобы обеспечить свободный маршрут служебного прохода. Регулировщики берут специальные вилки для укладывания тормозных башмаков и выходят на сортировочные пути.


«Регулировщик должен правильно тормозить вагоны, чтобы не повредить их, - констатирует Марат Атауллов. – Для этого на ходу определяем скорость движения вагона, подкладываем башмак так, чтобы после замедлителя вагон шёл со скоростью не более 5 км/час. Первые две позиции торможения вагона установлены на горке, а мы, регулировщики, применяем третью позицию торможения».


В это время дежурный по горке сообщает о подаче вагонов. Намётанным глазом регулировщики определяют скорость надвигающего состава и подкладывают башмаки не под каждый вагон, а ровно столько, чтобы вагоны встали в определённой точке.


С виду вроде бы ничего сложного нет и велико желание попробовать самому. Мне разрешают на время перевоплотиться в регулировщика только после завершения отцепа вагонов.


По наставлению Юрия Маршалова беру длинную вилку и нанизываю на неё рукоятку тормозного башмака. Первой неожиданностью становится масса башмака – около 7 кг, поэтому не без труда подношу его к рельсу. Теперь нужно ровно положить башмак на рельс, но это получается только с третьей попытки. Представьте себе, что делать это нужно в разы быстрее, да ещё в момент надвигающегося на тебя состава. Работа, скажу вам, не для слабонервных. Стоит криво уложить башмак – и считай, что он повреждён.


«Всё приходит с опытом, - успокаивает меня Марат. – Я сам через всё это прошёл совсем недавно. Работаю регулировщиком второй год, а премудростям профессии меня научил тесть, проработавший здесь около 30 лет».


Работа регулировщиков сопряжена с высокой степенью опасности. В этом мне пришлось убедиться в момент роспуска вагонов, когда с горки отцепляют сразу несколько вагонов и раскидывают на разные пути. И тут нужно держать ухо востро. Быстро перемещаясь с пути на путь, регулировщики одновременно воспринимали необходимую информацию и реагировали действиями на извещения и указания по громкоговорящей связи, а также сигналы, подаваемые составителями, машинистами локомотивов и т.п. Чтобы «ловить» вагоны, Юрий и Марат выходят на разные пучки, а мне строго-настрого велят наблюдать со стороны.


«И сколько так в день приходится «ловить» вагонов? – спрашиваю у ребят, когда они, изрядно попотев, возвращаются к пункту обогрева.


«Всё зависит от подхода поездов. План роспуска у нас 800 вагонов в смену, но бывает, что приходится распускать и до тысячи», - говорит Юрий.


Регулировщики не успевают отдышаться, как дежурный по горке даёт им новую команду: выводить сформированный состав. Все поезда в горочном комплексе регулировщики обязательно провожают во избежание схода вагонов, готовые в любой момент принять экстренные меры к его торможению.


Последний вагон благополучно уходит, и мы смотрим сортировочный лист с планом очередного роспуска, выданный дежурным по горке.


«В зимних условиях работать будет труднее, так как тормозные позиции должны всегда быть очищены от снега и наледи, - рассуждает Юрий Маршалов. – Обледеневшие башмаки нередко выбивает из-под колеса, так что приходится их отогревать в пункте обогрева».


Незаметно подходит время сдачи смены, но перед этим регулировщикам ещё придется затормозить один состав – их ожидает ещё роспуск 51 вагона.


«Такой вот у нас принцип работы: слушать и ловить», - улыбается Юрий Маршалов.


«Быстро ли можно овладеть искусством вашей профессии?» – спрашиваю его напоследок.


«Здесь можно всю жизнь учиться, к каждому вагону не привыкнешь, потому как они разные как по конструкции, так и по своим габаритам, - отвечает Юрий. – На работу выходишь как в первый день: максимально сосредоточенный, ведь ответственность на наших плечах лежит большая – и за собственную безопасность, и за движение вагонов».


Александр Савенков
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30