14 апреля 2021 16:35

14 апреля 2021 16:35

Причина столкновения – безответственность

По многочисленным просьбам наших читателей продолжаем публикацию статьи Почётного железнодорожника, много лет проработавшего в «КЖ» – Бориса Мусалитина, вышедшую в «КЖ» №9, от 2 февраля 1999 года.

Здесь может возникнуть вопрос, а почему машинист электровоза В. Щербаков, опытнейший человек, почти четверть века проработавший в этой должности, вдруг так легко согласился нарушить запрет  – не заезжать дальше 666 км. В своём объяснении он ничего по этому поводу не говорит. Точнее говорит, но только то, что ему удобно сказать: «Пришел прораб Л. Кандеев, сказал: «Поехали», я и поехал». В связи с этим вспоминается недавний случай, который произошёл на станции Кряж. Между прочим, наша газета об этом писала в корреспонденции «Машинист отказался вести поезд». Суть проста. В грузовом поезде что-то не ладно было с тормозами. Вагонники проверили, но неисправность не нашли. Потом приехал из Кинеля машинист-инструктор, и новая проверка опять оказалась безрезультатной. Короче, проявив принципиальность, машинист грузового поезда пять часов никуда не отправлялся, пока за возможные последствия не взяли на себя ответственность вагонники. Вроде бы и нехорошо было держать поезд, а с другой стороны, машинист чётко действовал по инструкции, думал о безопасности движения. А о чём думал машинист электровоза В. Щербаков?


* * *


Однако вернёмся к хозяйственным поездам, неумолимо идущим навстречу друг другу. Если машинист электровоза В. Щербаков, похоже, внимательно следит за сигналами АЛСН, загорающимися то жёлтым, то красно-жёлтым огнём, и постоянно снижает скорость, то его коллега, машинист тепловоза Е. Падеров буквально несётся на всех парах вперёд, навстречу беде. В 13.00 часов на 663 км произошло лобовое столкновение двух хозяйственных поездов. О последствиях этого столкновения мы уже говорили. Не будем повторяться.

В момент столкновения на лентах скоростемера была зафиксирована такая скорость: машинист электровоза B.Щербаков ехал примерно 4-5 километров в час, а машинист Е. Падеров – 48-50 километров в час.


* * *


Может возникнуть вопрос: а была ли возможность если не предотвратить столкновение, то хотя бы смягчить его последствия? Конечно, сейчас легко рассуждать на эту тему. Но всё же попробуем представить, что каждый участник этих событий четко выполняет требования ПТЭ и инструкции по движению поездов.


Итак, работая на перегоне, машинист тепловоза Е. Падеров и его помощник А. Малахов, переезжая с места на место, должны были следовать в режиме маневрового движения, то есть со скоростью не более 15 километров в час. Этого надо было придерживаться ещё и потому, что на открытой платформе поезда находились люди. А что же делает локомотивная бригада? Она ведёт свой хозяйственный поезд с максимальной скоростью до 50 километров в час!


Вот на такой скорости она и заметила встречный поезд. Как говорят машинист и его помощник, они приняли все меры для экстренной остановки. Но даже торможение, как видим, не помогло.

Нина Корнильцева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30