22 апреля 2021 06:28

22 апреля 2021 06:28

фото: Владимир Волков

Реабилитировать и реабилитироваться

На Куйбышевской железной дороге в конце 30-х годов расстреляли более 160 человек

В конце мая в кинозале Дорожного центра научно-технической информации и библиотек  Куйбышевской железной дороги собрался «круглый стол». Темой для обсуждения стали массовые аресты и расстрелы работников магистрали в конце тридцатых годов прошлого столетия.

Первым выступил его ведущий – директор музея истории дороги Юрий Менчик.  Он представил участников и объявил темы докладов.


Юрий Васильевич рассказал, что репрессии, начавшиеся тогда в Советском Союзе, сразу же приобрели характер массовости в масштабах всей страны. В эти мрачные страницы нашей истории вписаны все отрасли и сферы деятельности трудового народа. Судьбы многих людей неизвестны. Теперь их называют жертвами политических репрессий, жертвами политического террора. А раньше называли «врагами народа и Советской власти», «государственными преступниками».


«Отношение вождя, - добавил член Союза литераторов и Союза журналистов России Георгий Спевачевский, - к этой социальной катастрофе можно выразить в двух его высказываниях: «Лес рубят – щепки летят» и «Смерть одного человека – это трагедия, а смерть миллионов – статистика». Более того, имеются документы, подтверждающие прямой призыв к действию сотрудников НКВД. Так, в телеграмме Молотову и Кагановичу от 25 сентября 1936 года Сталин сообщает, что в деле разоблачения врагов народа органы отстали на четыре года».


Трагедия не обошла и железнодорожный транспорт. Из тридцати семи начальников дороги по сети были репрессированы все. Трудно назвать точное число всех железнодорожников, пострадавших от этой чумы. Часть из них реабилитировали при жизни. Многим доброе имя возвращено посмертно.


Горестные ошибки прошлого исправляются по сей день. Этой работой заняты государственные и общественные организации. Изучаются архивные материалы, собираются свидетельства семейных архивов. Издаются книги памяти, устанавливаются памятники и мемориальные доски жертвам репрессий.


Немало среди пострадавших  работников Куйбышевской железной дороги. Поочерёдно были расстреляны начальники Куйбышевской магистрали Фуфрянский, Ковылкин и Хрусталёв.  Не избежал этой участи и начальник политотдела Никулин.


Есть среди них руководители рангом ниже: начальник службы пути Буслаев, инженер управления дороги Мудролюбов и его жена, главный распорядитель диспетчерской службы Иевлев, заместитель начальника дороги Кузнецов, начальник санитарной службы Костров, начальник станции Абдулино Рожнов, начальник вагонного участка станции Сызрань Волонэк и его жена.


Здесь и бухгалтеры финотдела Масаков и Полонский. Много попало в этот водоворот людей с откровенно пролетарскими должностями. Кому могли помешать старший машинист депо Чижевский, машинист депо Старостин, кондуктор Балыкин, нормировщик депо Пономарёв, слесарь депо Петров, токарь паровозного депо Евтушенко. Тут и беспартийные, и члены ВКП (б) с дореволюционным стажем.


В конце тридцатых годов двадцатого века на Куйбышевской железной дороге было много крушений. Причина в том, что магистраль не выдерживала той нагрузки, которую задавала набирающая обороты индустриализация. Об этом добросовестные начальники докладывали в Комиссариат путей сообщения, руководителем которого был Л.М. Каганович. Их тут же признавали не справившимися со своими обязанностями, записывали их в троцкисты, вредители и контрреволюционеры. И искали новых.


Есть свидетельства, что начальник политотдела дороги Никулин ездил в Москву, показывал там костыли и другие строительные материалы для дороги, которые давали поставщики. Качество изделий не выдерживало никакой критики.


Пока он возил бракованную продукцию в Наркомат, на него в Куйбышеве уже писались донесения в  могущественные инстанции с обвинениями в троцкизме, в пособничестве вредителям, его мнимой связи с харбинцами. И реакция компетентных органов не заставила себя ждать.


Основным средством борьбы со всевозможной «политической нечистью» во времена сталинских репрессий были доносы. Эти «сигналы» летели из различных организаций в райкомы и учреждения Народного комиссариата внутренних дел. И уж там на них не могли не отреагировать.


Эти свидетельства и по сей день находятся в архивах. Страшно читать их. Каждый из найденных документов сломал чью-то жизнь, часто не одну. Теперь понятно, что всё, о чём написано в каждой из этих бумажек – ложь. Возможно, современники тоже подозревали, что не всему надо верить. Но бюрократическая машина уже была запущена и заработала на всех парах. И часто вчерашних доносчиков ждала та же учесть, что и их жертв.


Эту тему в выступлении подробно раскрыл начальник отдела использования архивных документов Самарского областного государственного архива социально-политической истории Андрей Удинцев.


Безучастных среди сидящих в зале не было. Все знали о реперессиях того времени непонаслышке. К некоторым эта трагедия ворвалась в семью. Каждому хотелось высказаться.


После того, как было вынесено решение выступить перед руководством Куйбышевской железной дороги с просьбой об установлении памятного знака жертвам репрессий на магистрали, участникам «круглого стола» было предложено просмотреть два исторических фильма – «Заговор тридцать седьмого года» и «Безымянлаг».

Владимир Волков
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30