12 апреля 2021 07:26

12 апреля 2021 07:26

Причина столкновения - безответственность

Приводим отрывок из статьи Бориса Мусалитина, опубликованной в «КЖ» №9, от 2 февраля 1999 года, вызвавшей огромный резонанс.

Итак, в 11 часов 52 минуты поездной диспетчер Рузаевского отделения Л. Денисевич передала приказ № 403 о закрытии перегона для движения поездов и отправлении на него хозяйственных поездов согласно полученной заявке.


В 12 часов 28 минут со станции Воеводское отправился на перегон по неправильному пути хозяйственный поезд № 5302/5301 во главе с тепловозом ТЭМ-2 № 6791 под управлением машиниста Е. Падерова и его помощника А. Малахова. К тепловозу были прицеплены две платформы, на которые и предполагалось грузить старогодние рельсы. С этим  поездом выехал руководитель работ начальник участка Е. Коновалов.


Дежурный по станции Воеводское Н. Максимова выдала бланк белого цвета с красной полосой по диагонали, в котором указано, с какой целью выезжает на перегон хозяйственный поезд и до какого километра он может следовать – до 665 км. Кроме того, было выписано и предупреждение. Увы, в нём почему-то не оказалось самого главного – записи об особых условиях работы на перегоне, о том, что на нём будут двигаться два хозяйственных поезда и при этом во встречном направлении.


В 12 часов 38 минут хозяйственный поезд № 5302/ 5301 был уже на 657 км. Стоял там четырнадцать минут. На одну из платформ сели люди и поезд поехал дальше. В 12 часов 58 минут он уже был на 660 км. До беды оставались считанные минуты...


Из пояснительной записки видно, что хозяйственный поезд № 5401/5402 отправился со станции Качелай в 12 часов 43 минуты. Дежурный по станции Г. Биктимирова, как и её коллега с Воеводской, выдала такие же документы на этот поезд – бланк белого цвета с красной полосой по диагонали и предупреждение. Но странным образом и она тоже «забыла» упомянуть об особых условиях работы на перегоне. Правда, зато чётко было написано, до какого километра разрешается ехать – до 666 км.


С трудом верится в то, что ни та, ни другая дежурные по станции не знали о выходе на перегон сразу двух хозяйственных поездов и то, что они будут двигаться во встречном направлении. Спрашивается, о чём они тогда во время дежурства разговаривали с поездным диспетчером Л. Денисевич, которая обо всём этом была прекрасно осведомлена?


Если вышедший со станции Воеводское первый хозяйственный поезд выполнял на перегоне конкретную, определённую работу, то возникает резонный вопрос – а зачем отправился туда же второй хозяйственный поезд? Оказывается, всего-навсего затем, что если понадобится путейцам для перетягивания плетей дополнительно трос, то его можно будет взять из крытого вагона. Вот и вся задача. Кстати, уполномоченный руководителем работ на этом поезде прораб Л. Кандеев выехал на перегон не в кабине электровоза, а почему-то в пассажирском вагоне.


Это потом, когда остановились на 666 км, он пришёл в кабину электровоза. После непродолжительной стоянки Л. Кандеев неожиданно предлагает машинисту В. Щербакову ехать дальше... до 657 км(?!). Почему он принял такое решение, увы, теперь у него уже не спросишь.


Хотя, как уверяет начальник участка Е. Коновалов, он ещё утром предупредил Л. Кандеева, что надо будет доехать только до 666 км (что и записано в разрешении на выезд).

Нина Корнильцева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30