11 апреля 2021 09:42

11 апреля 2021 09:42

Рычаг, которым поднимали дорогу

Железнодорожная печать даже в голод и разруху начала 20-х годов держала проблемы на острие пера.
В 20-е годы выходила масса профсоюзных газет и журналов, в том числе железнодорожных, которые освещали вопросы производ- ственной и профессиональной жизни людей. Они были небольшими по объему и тиражу, без фотографий и броских заголовков, но читались с интересом. На миг и я стал дотошным читателем такого издания, мысленно представив себя железнодорожником той поры.

Железнодорожная печать даже в голод и разруху начала 20-х годов держала проблемы на острие пера.

 

Вот так железная дорога поднималась из разрухи. Фото: интернетВ 20-е годы выходила масса профсоюзных газет и журналов, в том числе железнодорожных, которые освещали вопросы производ- ственной и профессиональной жизни людей. Они были небольшими по объему и тиражу, без фотографий и броских заголовков, но читались с интересом. На миг и я стал дотошным читателем такого издания, мысленно представив себя железнодорожником той поры.

 

Мне в руки попалась газета «Рычаг» – орган Дорпрофсожа и ДТПО Самаро-Златоустовской, Троицкой и Волго-Бугульминской железных дорог – за субботу 1 июля 1922 года. Прочитал и будто окунулся в события тех давних лет, которые мы знаем лишь по отрывочным урокам истории и книгам Ильфа и Петрова.

Пытаюсь проникнуться атмосферой начала двадцатых годов, ведь совсем недавно по стране прокатилась страшная гражданская война, кругом царят разруха и голод. Попытки большевиков внедрить в умы будущих советских людей элементы коммунистического ведения хозяйства терпят крах. На смену этой утопии приходит «коммерческий расчет». Дыхание тех лет ощущается по Правительственному сообщению, подписанному В.Фоминым, тогдашним заместителем наркома путей сообщения.

 

– НКПС еще с 1 июня с.г. предполагал перейти к искоренению системы так называемых безденежных перевозок и к установлению безусловной платности перевозок и услуг транспорта, - сообщает В. Фомин. – Но ввиду неподготовленности многих ведомств к этому НКПС отсрочил полное проведение в жизнь этой меры на 15 июня с.г. Однако с этого времени, ввиду недостаточно внимательного отношения ведомства НКПС, приходится делать некоторые отступления от решительного проведения в жизнь приведенного выше принципа, что губительно отражается на деле транспорта.

 

Автор Галактионов делится своими впечатлениями от поездки по линии. Далее цитирую дословно:

- Как живет и работает железнодорожник в настоящее время, это наглядно было видно при объезде линии начальником дороги. Условия эти нелегкие. Первое и самое главное – плохое питание. Живущие в Самаре питаются сравнительно хорошо, но чем дальше от Самары, тем хуже. Выдача продуктов питания, по мере удаления от Самары, все более и более задерживается и на Волго-Бугульминской задержка достигает 1,5-2 месяца – это возмутительно и в полной мере должно быть отнесено к нераспорядительности руководителей этого.

 

Галактионов пишет, что почти по всей линии трудящиеся чрезвычайно слабо осведомлены о размерах содержания хлебного пайка, продуктов и обмундирования, мало знают или совсем не знают норм выработки, способов премирования.

 

Газета может оказать в этом направлении громадную услугу, но для этого она должна проникнуть в массу как можно шире, подчеркивает автор. Трудящиеся линии должны помочь в этом путем вопросов и писем в редакцию.

 

По всему видно, что газета старается быть ближе к читателю. Очень много места на страницах издания отводится письмам железнодорожников и переписке с читателями. Активно обсуждаются вопросы профсоюзной работы и кооперативного строительства. Газета публикует Основные положения о культурно-просветительской работе на транспорте. Этот документ подписан, между прочим, народным комиссаром просвещения Покровским и народным комиссаром путей сообщения Дзержинским. Там же помещены заметки, посвященные этой теме. Например, сообщается о том, как сокращались железнодорожные школы. Было время, когда их передавали в ведение отделов народного образования. По этому случаю учителя (шкрабы – школьные работники) теряли пайки. Например, Кинельская школа тогда получала на 30 шкрабов семь, а иногда и четыре пайка. А Бугурусланский УОНО с июля 1921 года просто прекратил всякую выдачу пайков.

 

Автор пишет, что вследствие такого положения шкрабы очутились в безвыходном положении. На более крупных станциях им пришлось зарабатывать свое содержание постановкой спектаклей, концертов и другими посторонними занятиями. Автор заключает: если не погибла в это время вообще жел. дор. школа, то лишь благодаря жел. дор. союзу и некоторым здравомыслящим управленцам. Дело в том, что хозяйственная сторона школ почти повсеместно обслуживалась средствами дороги. Паек учителя получали до октября, так сказать по примеру еще прошлого. Это и спасло их от голодной смерти.

 

Особенно привлекло мое внимание в переписке с читателями «Письмо дяди Миши», подписанное псевдонимом «Случайный». Автор пытается от имени многих железнодорожников ответить, почему плохо развивается связь читателей и газеты, почему рабочие корреспонденты мало и неохотно откликаются на приглашение к сотрудничеству. На это есть достаточно объективных причин. И основная из них – боязнь за последствия написанного: иной бы и написал, да боится, как бы его не стегнула за эту администрация, до увольнения включительно, и не желая обострять отношения с начальством, предпочитает брюзжать за печкой.

 

- Напишешь что-нибудь до некоторой степени антиполитическое – кажется контрреволюционным, - жалуется «Случайный», - не пропускают, а потому часть публики, умеющая писать, молчит, или же начинает по обывательски скулить.

 

«Случайный» предлагает: если бы редакция «Рычаг» дала гарантию в полном инкогнито корреспондентов-разоблачителей, и чутко бы откликалась на все вопросы, затрагиваемые читателями, то тогда бы журнал приобрел, несомненно, и популярность, и успех.

 

Редакция разъясняет своему автору, что фамилии корреспондентов остаются известными лишь редакции; никому ни в коем случае не сообщаются, в этом редакция дает гарантию. Фамилия может быть открыта лишь суду по его запросу. Что же касается «антиполитических» и «контрреволюционных» писаний, то редакция считает вредными и ненужными статьи, направленные против интересов рабочего класса, рабочей республики.

 

– Было бы прямо смешно, - говорится в ответе, - если бы рабочий журнал представлял свои страницы для писаний, направленных против рабочих же, на это редакция, конечно, не согласится.

 

- Итак, пишите, - приглашает редакция рабочих корреспондентов. – Повторяем, что если ошибетесь – разъясним, дельно скажете – не оставим без внимания.

Владимир Акшаев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30