19 июня 2021 00:41

19 июня 2021 00:41

День начала войны он запомнил навсегда

25 апреля исполняется 85 лет Михаилу Аврамовичу Яковлеву, кандидату физико-математических наук, доценту кафедры «Физика и экологическая теплофизика» Самарского государственного университета путей сообщения, ветерану Великой Отечественной войны.
За его плечами огромная, наполненная событиями жизнь. Одним из самых острых воспоминаний, пропечатавшихся в памяти, всплывает день начала войны. Об этом его рассказ:

25 апреля исполняется 85 лет Михаилу Аврамовичу Яковлеву, кандидату физико-математических наук, доценту кафедры «Физика и экологическая теплофизика» Самарского государственного университета путей сообщения, ветерану Великой Отечественной войны.

 

За его плечами огромная, наполненная событиями жизнь. Одним из самых острых воспоминаний, пропечатавшихся в памяти, всплывает день начала войны. Об этом его рассказ: 

«Война застала нас с мамой и старшим братом  Вадимом в небольшом древнерусском городе Старая Русса Ленинградской области, куда нас папа отправил на летний отдых из Ленинграда. Ныне это место, расположенное в «подбрюшье» всем известного из отечественной истории озера Ильмень, территориально относится к Новгородской области.  Сам он остался в городе, где трудился на фабрике «Гознак» в должности главного инженера.

С первых дней войны Старая Русса, в числе других наших городов, была подвергнута массированным бомбежкам. Фашистские бомбардировщики «юнкерсы» со зловещим металлическим дребезжанием группами по три самолета в каждой, пролетали над городом и бомбили военный аэродром. Город был беззащитен. Ответная стрельба по ним из наших зенитных пулеметов не была эффективной, так как самолеты противника находились на слишком большой высоте.

 

Спустя неделю после начала военных действий, на улицах Старой Руссы появился вооруженный отряд прибалтийских партизан, который очевидно в это время передислоцировался. Мы, мальчишки, выбегали и приветствовали их. Помню, как, проходя мимо нашего дома, партизаны спросили меня, где находится городская баня.

 

К концу первой декады июля, когда началась эвакуация населения, наша семья тоже покинула Старую Руссу в вагончике – так называемой «теплушке» товарного поезда.

 

В каждой такой теплушке, оборудованной двухъярусными нарами, размещались по 20, а то и более человек. Мне было 15 лет, и я очень хорошо запомнил, что люди, оказавшиеся в тяжелейших условиях были бесконечно дружелюбны по отношению друг к другу, и жили как одна семья, делились всем, что имели.

 

Эшелон, в котором мы ехали, подолгу, порой целыми сутками, простаивал на различных станциях и полустанках. В пути, от нагнавших нас других беженцев мы узнали, что в результате воздушного налета буквально на следующий день после нашей эвакуации железнодорожный вокзал в Старой Руссе был уничтожен, а еще через несколько дней город оккупировали гитлеровцы.

 

...Только в первых числах августа мы добрались до Челябинска. В этом южно-уральском индустриальном центре жила младшая сестра мамы – тетя Шура с дочерью Алей, у них мы и устроились на первое время.

 

Уже позже, по разнарядке, нам выделили отдельную комнату в квартире школьной учительницы Галины Павловны Сорокиной. В этой квартире из трех комнат, кроме нас, были размещены еще две семьи, эвакуировавшиеся из Ленинграда. Удобств не было никаких, кроме водопровода. При этом все мы – 11 человек – жили дружно и с болью в сердце переживали за судьбу страны, вслушиваясь, по вечерам в сводки Информбюро.

Через год мой брат Вадим, окончив обучение в артиллерийской школе, был направлен на фронт. Он служил в  минометных частях, воевал на Белорусском фронте.

 

Я окончил восьмилетку, и с 1942 года стал работать в колесном цехе вагонного депо железнодорожной станции Челябинск электрослесарем. А когда мне исполнилось 16 лет, я получил по своей специальности четвертый разряд.

 

С большой теплотой и благодарностью до сих пор вспоминаю своего первого наставника Николая Петровича Сошина, который заботливо опекал меня и научил уверенно пользоваться слесарными инструментами, обрабатывать и шабрить подшипники и коллекторы электромоторов, исправлять неполадки в контактных проводах цеховых кранов.

 

Рабочая смена у нас продолжалась 11 часов. Работа была напряженной, часто недосыпали и недоедали, сильно переутомлялись. Особо запомнился случай, когда я, исправляя контактную линию работал  под электрическим  напряжением в 380 вольт. Помогло то, что дело было зимой, и я был одет в ватные штаны. Одним словом, обошлось.

 

Без отрыва от производства я продолжил учебу в школе рабочей молодежи, окончив десятый класс в знаменательные майские дни 1945 года».

 

*     *     *

Так, еще в военную пору, начиналась  трудовая биография Михаила Аврамовича Яковлева.

Он гордится тем, что наравне со взрослыми, работая в тылу, внес свою лепту в дело разгрома немецко-фашистских войск.

Михаил Аврамович – по жизни неутомимый труженик. По результатам его научно-исследовательской деятельности опубликовано свыше сорока статей, включая центральные издания, написано и издано три учебных пособия с грифом УМО.

И сегодня, в свои 85 лет, он продолжает активно работать!

Руководство, профессорско-преподавательский состав, студенты СамГУПС и редакция газеты от всей души поздравляют Михаила  Аврамовича с юбилеем, желают крепкого здоровья, благополучия и творческих  побед.

 

Сын Михаила Аврамовича Яковлева Виктор написал это стихотворение  под впечатлением воспоминаний отца

На семь десятковлет назад

Как ныне заглянуть и мне

На семь десятков летназад,

Война была ведь не вовне,

И нет в живых уж тех солдат,

Удар кто принял на себя

В тот 41-й тяжкий год,

Кто свою Родину любя,

Не опозорил наш народ.

Об этом больно вспоминать,

Хоть я рожден после войны.

И скорбь утраты не унять,

Пусть нету в том моей вины…

Тогда на фронте враг довлел,

Кичась техническим прогрессом;

И как вампир он озверел,

Сил упиваясь перевесом.

Нацисты истребить хотели

Не меньше двух третей славян,

Евреев всех, но не успели

Развить чудовищный свой план.

И стойкость, героизм народа,

Репрессиям, расстрелам вопреки,

Спасли Москву от лап урода:

Там дрогнули фашистские полки.

СС, солдаты вермахта срывать

На мирном люде стали злобу,

Но партизан окрепла рать,

Блицкриг же обернулся гробом…

Сегодня те, кто забывают

Солдат, что в битвах полегли,

Отродье мне напоминают,

Что оскверняют лик Земли.

Нина Корнильцева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31