21 апреля 2021 07:39

21 апреля 2021 07:39

Солдат встречали по одежке

Пензенский железнодорожник Владимир Бахарев провел историческое исследование.
Владимир Николаевич работает начальником специального отдела Пензенского региона дороги. За его плечами – многолетний опыт службы Отчизне офицером и ответственная работа на железной дороге в течение двух десятилетий.
По мнению многих коллег, Бахарев обладает незаурядным аналитическим умом и тонким чувством юмора. И понятие Родина для него является определяющим в жизни. Что объяснимо – ведь он, как и многие представители своего поколения – сын фронтовика.

Пензенский железнодорожник Владимир Бахарев провел историческое исследование

Владимир Николаевич работает начальником специального отдела Пензенского региона дороги. За его плечами – многолетний опыт службы Отчизне офицером и ответственная  работа на железной дороге в течение  двух десятилетий.

 

По мнению многих коллег, Бахарев обладает незаурядным аналитическим умом и тонким чувством юмора. И понятие Родина для него является определяющим в жизни. Что объяснимо – ведь он, как и многие представители своего поколения – сын фронтовика.

– Храню  как драгоценную реликвию красноармейскую книжку моего отца, Николая Яковлевича, - рассказывает Бахарев. – Серенькая матерчатая обложка, под которой  всего  восемь листов, и по скупым записям  на них можно узнать многое из того, что называется «окопной правдой великой войны».

На основании этого документа, рассказов родителей и изучения письменных источников Владимир Николаевич провел небольшое историческое исследование. Оно, несомненно, представляет интерес для современников. Вот что получилось.

 

Новобранцы на станции Селикса

– Мой отец был призван на фронт в возрасте 32 лет, - рассказывает Бахарев. - Это произошло 28 июля 1941 года  в рамках мобилизации, проводимой райвоенкоматом рабочего поселка Мокшан Пензенской области. Мать рассказывала мне, что это был самый разгар страды, мужики косили хлеб, на поле приехала машина из райцентра, и нарочный  вручил повестку. Отец был в деревне  кузнецом, образования имел три класса начальной школы и воспитывал нас, четырех  несовершеннолетних детей.   

 

Его приписали в 29-й  гаубичный артиллерийский полк, c дислокацией на станции Селикса. В красноармейской книжке указано какое у  новобранцев было вещевое  довольствие. Отцу сразу выдали гимнастерку, полотенце, сапоги,  рубаху нательную и двое кальсон. Брюк – их тогда называли шароварами – ему не дали. Он  ходил в гражданских штанах, но зато получил солдатский ремень.

 

Главная проблема новобранцев – кормежка: мужики попросту голодали. Женщины, спасая своих  мужчин, собирались группами по 5-6 человек и с нехитрой снедью ходили пешком из Михайловки в Селиксу, а это свыше 80 километров!  Правда, осенью приехала комиссия из Москвы, рассказывала  мать, кого-то из воров - начальников расстреляли, и бойцов стали кормить лучше.

 

15 октября отцу выдали шинель, а теплые перчатки и зимние портянки он получил только  20  декабря. Как известно, в то время  холода стояли жесточайшие, не случайно немцы одной из причин поражения под Москвой называли «генерала Мороза».

 

Конечно, если бы отец попал в мясорубку первого года войны, он, скорее всего, погиб бы.    Помог случай. Когда в Селиксе начали формирование полка, то возникли проблемы с помывкой и помещением для казармы. Новобранцев построили, командир приказал выйти вперед каменщикам, плотникам и кузнецам. Из них составили строительную бригаду, и первая группа бойцов отправилась на фронт без них.

 

Отец пробыл в Селиксе до весны и был определен в 758 артполк Резерва Главного Командования. В апреле 1942-го ему выдали дополнительную экипировку – ватные шаровары, телогрейка, новые сапоги  взамен старых, котелок, кружка, противогаз, вещмешок, карабин с ружейным ремнем, протирка, надульная накладка и шпилька.

 

А вот как экипировались рядовые гитлеровцы – данные взяты из книги «Боевое снаряжение Вермахта 1939-1945 годы». В снаряжение немецкого солдата кроме брюк, кителя и сапог входили: поясной ремень, поддерживающие наплечные кожаные ремни с вспомогательными лямками, подсумки для патрон, противогаз в рифленом цилиндрическом футляре, фляга в войлочном чехле, котелок, изогнутый в поперечном сечении, штык с ножнами, саперная лопатка, сухарная сумка (в ней  НЗ, столовый прибор, складная полевая плита для подогрева пищи, таблетки для разжигания костра), бритвенный прибор, набор для чистки карабина, набор для шитья и два перевязочных пакета. Гитлеровцу  выдавались также шинель, одеяло, противохимическая накидка из защитной ткани  размером два на метр двадцать и плащ-палатка. Все это умещалось в ранец  или рюкзак.

 

Понятно, что сравнение не в пользу Красной Армии. И все-таки фашисты проиграли, они учли все – кроме стойкости  русского солдата!

 

Горькая чаша войны

– Отец попал  на Западный фронт в качестве телефониста 5-й батареи, участвовал  в боях с 7 мая 1942 года по 18 октября 1943 года, - продолжает свой рассказ Владимир Николаевич.  – Он угодил в настоящее пекло, шло масштабное сражение за Ржев, где были огромные потери советских войск.

Интересный факт – только после  полугода участия в боях, в октябре 1942 года Бахареву - старшему были выданы стальной шлем с подшлемником, маскировочный халат и плащ-палатка. Он в полной мере испил горькую чашу  войны – был  тяжело ранен  и пролежал в госпитале до  весны 1944 года.  

В тот несчастливый день батарея полдня стреляла по немецким позициям, наше командование было уверено, что там никого не осталось. Но это была ошибка – гитлеровцы перешли в контратаку и Николай Бахарев получил ранение осколком снаряда. После излечения до конца войны он прослужил в 3-м отдельном учебном танковом полку  фронта. Победу встретил  в  Кенигсберге, командиром орудия  СУ-76 , в звании ефрейтора.

 

За войну он износил ботинки с обмотками, три пары сапог, валенки, две шапки, две пилотки, четверо шаровар, две шинели и телогрейку, использовал две плащ-палатки, два карабина и винтовку.

 

– У отца было  еще три брата,  все они воевали,  однако домой  возвратились только он и  его младший брат Иван, - говорит Бахарев. – Такова дань на алтарь Победы моей семьи как части целого поколения советских людей. Забывать об этом нельзя, это ПОДВИГ народа. Правда об этом подвиге непохожа на штабную, парадную, «генеральскую». Она простая - без надрывов и пафоса, и порой скрывается в обычной красноармейской книжке.

Валерий Еркин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30