13 апреля 2021 11:18

13 апреля 2021 11:18

Женщина и ее эпоха

Судьбой ей было уготовано стать человеком – легендой еще при жизни.
Великое время рождает великих людей. Анастасия Лаврентьева появилась на свет во времена великих перемен. Она родилась в Кинеле 31 января 1914 года накануне Октябрьской революции. И, возможно, самой судьбой ей было уготовано стать человеком – легендой еще при жизни.
Анастасия Павловна стала первым дежурным по железнодорожной станции Кинель первого централизованного поста. Она одна из первых женщин работала в должности инженера станции. Добровольцем ушла на фронт.

Судьбой ей было уготовано стать человеком – легендой еще при жизни.

Великое время рождает великих людей. Анастасия Лаврентьева появилась на свет во времена великих перемен. Она родилась в Кинеле 31 января 1914 года накануне Октябрьской революции. И, возможно, самой судьбой ей было уготовано стать человеком  – легендой еще при жизни.

 

Анастасия Павловна стала первым дежурным по железнодорожной станции Кинель первого централизованного поста. Она одна из первых женщин работала в должности инженера станции. Добровольцем ушла на фронт. Имеет орден Отечественной войны II степени. Медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За Победу над Германией». В составе Брестского, Центрального, а затем Первого Белорусского фронта, район авиационного базирования, в котором она служила, дошёл до Берлина. И уж не ей ли русский писатель, поэт и драматург Владимир Войнович в 1958 году посвятил строки своего стихотворения:

 

 

 

«Голову, уткнув в мою шинель

Авиационного солдата,

Девушка из города Кинель

Золотцем звала меня когда-то».

 

Сегодня ей 97 лет, но ум ее также ясен, как и много лет назад, а в голове целая энциклопедия из дат, цифр, фактов собственной жизни и истории родного края.

 

«Я родилась в семье железнодорожников, - рассказывает  Анастасия Павловна. - Папа работал слесарем в паровозном депо, мама – в комнате длительного отдыха паровозных бригад. Окончив семилетку, поступила в Куйбышевский железнодорожный техникум. Получив диплом, по распределению стала работать в товарной конторе таксировщиком в Батраках, (станция Октябрьск) Куйбышевской железной дороги.

 

До войны

Вскоре меня перевели на станцию Кинель, дежурным техником льдопункта. Тогда на крупных сортировочных станциях располагались склады льда. Зимой на них намораживали лед, который во время летних перевозок использовали для перевозки скоропортящихся грузов в вагонах ледниках.

Шагая в ногу со временем, на станции начали вводить систему электроцентрализации стрелок и сигналов. Ведь представьте себе, было время, когда всеми сигналами управляли вручную. Обходчики заправляли лампы керосином, так и работали. Монтажом и вводом системы в эксплуатацию занимались мы, комсомольцы станции. Я была дотошной девчонкой, хотелось все узнать, попробовать во всем самой разобраться, всегда в первых рядах была. В итоге организовали два поста: один в направлении Сибири, другой – на Москву. Меня перевели работать дежурным первого централизованного поста, а потом назначили инженером станции. С этой должности я и ушла на фронт.

 

Вставай, страна огромная!

22 июня 1941 года на станции Кинель был объявлен выходным, и все сотрудники со своими семьями решили организовать выезд на природу. Я пришла к пункту сбора. На вокзале работало Московское радио, временами передавали музыку. По громкой связи встречали и провожали поезда. Все смеялись, шутили в предвкушении легкого праздника. И вдруг голос Левитана по радио объявил, что в ночь на 22 июня 1941 года, без объявления войны гитлеровские войска напали на Советский Союз. Что тут началось: паника, суматоха, все побежали куда-то. Война!

 

Я в то время была секретарем узлового комитета комсомола. Периодически райвоенкомат присылал мне распоряжения выделить для фронта комсомольцев. Я подбирала кандидатуры, составляла списки. В каждом списке, в конце, я добавляла свою фамилию, но меня вычеркивали. Во-первых, учитывая специфику работы, железнодорожников практиче-ски не призывали, ведь и здесь, в тылу, мы обеспечивали фронт всем необходимым. Во-вторых, у меня на иждивении была престарелая мать, в-третьих, у меня было больное сердце.

 

Уже в 1942 году, не смотря ни на какие обстоятельства, мне удалось записаться на московские военно-политические курсы. Через два месяца обучения, мне присвоили звание младшего лейтенанта и отправили в штаб Брянского фронта. Комиссар, который распределял нас по частям, очень удивился. «Вы единственный железнодорожник у нас», - сказал он мне, и предложил пост коменданта станции, предупредив, что это очень серьезная должность. «Справлюсь!» - ответила я. Однако на станции мне не пришлось работать. Меня отправили в 267 батальон районного обслуживания 16-ой воздушной армии. А через два месяца перевели в 21-ый район авиационного базирования Брянского фронта, близ города Полоцк, инструктором политотдела по партийному учету.

 

На войне, как на войне

Мы приехали в пункт базирования полка, деревню Телегино. Расквартировали нас у местных. Хозяйка нашего дома поделилась с нами постельным бельем, подушками, одеялами. А тут налет. На вооружении у немецкой авиации были бомбы, которые все называли «лягушки». При попадании на землю взрыв происходил не сразу. Заряд некоторое время скакал по поверхности и лишь, потом взрывался. Пикируя, гитлеровцы включали установленные на самолетах сирены, которые производили душераздирающий вой – это был сильный психологический момент. Мы с подругой забрались на кровать, закрыли головы подушками, да разве это спасало. Прибежала хозяйка, кричит: «Девчонки, выходите на улицу!». Мы, не помня себя, выбежали во двор. Как я пережила этот первый налет, не понимаю. Помню, еще долгое время после прекращения огня, не могла  говорить:  свело скулы, только зубами скрипела.

 

Мы продвигались вместе с линией фронта. Бомбежки, обстрелы, воздушные атаки – потом все это стало  обычным явлением, но страшно было всегда!

 

Женщина на линии огня

Мы прибыли накануне праздника и первым делом стали приводить в порядок документацию и помещение комнаты инструкторов, которая была в ужасном состоянии. Закопченные потолки, черные стены. А нам хотелось немного домашнего уюта, тепла. Комнату отмыли, побелили, из бинтов сконструировали некое подобие штор, на стол поставили цветы к празднику. А тут и первые посетители подоспели. Они как в комнату вошли, так и оторопели – откуда среди войны такая красота!

 

Мы были рады каждому спокойному часу. Дни рождения, праздники все осталось в прошлой жизни. Самое большее, что мы могли себе позволить в новогоднюю ночь – скромный ужин из столовой.

 

Еще один налет

Готовилось наступление в направлении Курской дуги. Мне, как инструктору политотдела, нужно было оформлять документы вступающих в  партию, а это, три полка, рассредоточенные в разных местах по линии фронта. Мы ехали по асфальтированной дороге на машине и, вдруг, впереди показалась тень от самолета. Шофер на глаз определил, что это немецкий самолет. В подтверждение догадки тот открыл огонь. Уже потом мы поняли, что он стрелял по группе наших солдат, скрывающихся в полях ржи, растущей по обеим сторонам дороги. Самолет стал преследовать нас. Он летел настолько низко, что можно было рассмотреть лицо летчика в очках. Я хорошо стреляла и стала просить разрешения у подполковника выстрелить, но он не разрешил. Нас спасло только то, что недалеко был мост, через небольшую речку, под ним мы и укрылись. Самолет улетел, а я долго жалела, что мне не дали выстрелить.

 

Победа

В мае 1945 года мы стояли под Берлином в небольшом городке, уже полностью освобожденном от немцев. Ночью началась пальба, стреляли прямо на улицах города. Мы выскочили на балкон и не могли понять, что происходит: неужели налет? Кто-то догадался включить радиоприемник. Так мы узнали, что закончилась война. Стреляли из табельного оружия, пулеметов, автоматов. Это  был наш первый, победный салют.

 

Поколение первопроходцев

В Куйбышев я вернулась в 1948 году и сразу пришла на железную дорогу. Меня определили старшим инженером грузовой и коммерческой работы округа. Командировали на обучение в Ростовский институт инженеров железнодорожного транспорта. В нелегкое послевоенное время не хватало грамотных управленческих кадров. Поэтому меня постоянно переводили с места на место.

 

Работала на станции Кинель инженером по безопасности движения. Потом перешла в отделение дороги. Позже назначили начальником консультационного пункта Всесоюзного заочного института инженеров железнодорожного транспорта. В мои обязанности входила организация курсов для студентов заочников. Мы базировались в списанных пассажирских вагончиках, но у нас читали лекции ведущие преподаватели институтов города. В списках ВЗИИТА значилось более двух тысяч студентов заочников со всей дороги.

 

Позже на базе филиала Всесоюзного заочного института инженеров железнодорожного транспорта был создан Куйбышевский институт инженеров железнодорожного транспорта. Но я к этому времени была избрана председателем дорожного всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов. А потом работала старшим инженером в техотделе Управления дороги».

 

Анастасия Павловна Лаврентьева персональный пенсионер местного значения. В 2001 году «Самарская газета» провела конкурс на звание самых красивых людей города. Наша героиня отправила свое фото – и выиграла. Диплом конкурса красоты на сцене Самарской филармонии ей вручил знаменитый модельер Вячеслав Зайцев.

 

Она никогда не позволяет себе опускать руки. Всегда подтянута, всегда с улыбкой на лице. В 2006 году в рамках ежегодной областной акции «Ангел милосердия» Анастасия Лаврентьева получила диплом «Женщина-легенда» – как человек, который вопреки жизненным трудностям выстоял и себя не потерял.

Елена Васина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30