16 апреля 2021 11:29

16 апреля 2021 11:29

фото: Архив редакции

Душевное здоровье

Жертвами железнодорожных аварий становятся не только погибшие, но и машинисты локомотивов, под колёса которых попадают люди

В последнее время сводки происшествий всё чаще пестрят информацией о трагедиях на железнодорожных путях. Статистика происшествий выглядит крайне тревожно. Много говорится о профилактике, о причинах, приведших к случившемуся, но мало кто из обывателей задумывается о состоянии машинистов, которые вынуждены считать себя виноватыми за то, что не смогли совершить невозможное – остановить поезд и предотвратить наезд.

Профессия машиниста предполагает не только высокий профессионализм, но и наличие хорошего  здоровья, выносливости и стрессоустойчивости. Но какими бы крепкими  не были нервы, невозможно сохранять  твёрдое спокойствие, если под колёсами твоего локомотива прервалась чья-то жизнь. И даже если это случается по вине самого потерпевшего, находившегося в состоянии алкогольного опьянения или тех, кому наскучила собственная жизнь, и они решили свести с ней счёты, после каждого такого случая машинисту и помощнику машиниста требуется восстановление.


По словам начальника лаборатории психофизиологического обеспечения НУЗ ДКБ на станции Самара Татьяны Пашиной, непредотвращённые наезды ведут к психологическим травмам и  эмоциональным  стрессам у локомотивных бригад, особенно если жертвой становятся дети. Как правило, машинист в случившемся винит себя, хотя на самом деле повлиять на ситуацию у него не было абсолютно никакой возможности. Экстренное торможение не спасает, поезд не успевает остановиться. Тормозной путь пассажирского состава 800 м, у грузового – ещё больше. Первое, о чём думают машинисты – это то, что на месте погибшего ребёнка могли оказаться его дети. Они невольно проецируют беду на себя. И это крайне мучительно.


Психологи вспоминают случай, когда машинист, совершивший наезд на маленькую девочку возраста его дочки, не смог работать и вынужден был уволиться.


Трудно представить, что чувствуют помощники машинистов, которым приходится убирать погибших с путей. А ведь локомотивной бригаде в таком стрессовом состоянии ещё и дальше надо вести состав.


«Восстановить душевное и социальное равновесие до того, как данная проблема  «затвердела» и превратилась в расстройство – наша первостепенная задача, – объясняет Татьяна Пашина. – Следует понимать, что процесс психо-коррекции является продуктивным в случае целостности его поэтапной реализации. Он требует определённых временных затрат, по продолжительности зависящих от личностных особенностей пострадавшего. И если этого не сделать вовремя, то последствия могут быть крайне тяжёлыми, человек может впасть в депрессию. Зачастую машинисты пытаются скрыть своё состояние, убеждая психологов, что у них всё хорошо.  Такая реакция – всего лишь защита. Мы знаем, что за маской безразличия и равнодушия скрывается душевная боль».


После наезда работникам локомотивной бригады положено отдыхать минимум 72 часа. Отдых этот неоплачиваемый, а ведь у всех семьи, многие выплачивают ипотеку или кредиты и некоторые машинисты заявляют, что чувствуют себя вполне нормально и отдыхать не будут.


«Мы всё-таки стараемся настоять на трёхдневном отдыхе, – говорит Галина Смирнова, начальник резерва локомотивных бригад эксплуатационного локомотивного депо Самара. – Если и за это время люди не пришли в себя, то, по возможности, стараюсь сдвинуть график их выхода в рейс ещё на один-два дня. Руководство нашего  депо  в полном объёме обеспечивает  своевременную явку работников на мероприятия к психологам, так как считает необходимым проведение обследования каждой локомотивной бригады, совершившей наезд. Ведь подобные случаи  могут привести к возникновению отсроченного последствия травматического стресса, которое  сказывается  неблагоприятно на  профессиональном здоровье и работоспособности работника».


Локомотивной бригаде работать после случаев наездов очень не просто, ещё сложнее ходить на допросы, участвовать в следственных экспериментах, зная, что ни в чём не виноват, но каждый раз вспоминая те страшные секунды.


«Реабилитационная работа с членами локомотивных бригад начинается сразу же, – говорит Ирина Блинова, ведущий психолог отдела психофизического обеспечения РДМО на Куйбышевской железной дороге. – После каждого экстренного случая психологи прорабатывают ситуацию с машинистами. Первым делом проводится расширенное психофизиологическое обследование, в процессе которого определяется функциональное состояние работника и его влияние на дальнейшую работоспособность. Затем снимается основной стресс, проводятся коррекционные мероприятия – аутогенная тренировка, специальные дыхательные упражнения, консультирование. После чего в тесном взаимодействии с цеховым терапевтом принимается решение о допуске к работе. Машинистам и помощникам  необходимо правильно пережить ситуацию, которая привела к напряжению. Задача психолога – перевести её с эмоционального уровня на рациональный, выстроить психологические защиты. Главное для нас – привести человека в психологическое  равновесие. Это не даёт развиваться постстрессовым реакциям».


В особо сложных случаях цеховой терапевт назначает медикаментозную терапию, при необходимости даёт направление в стационар. Сами машинисты предпочитают в больнице надолго не задерживаться, и отдают преимущество обычному отпуску или отдыху в санатории.


Психологи и медики задействуют современное оборудование и различные техники релаксации. Всё это, несомненно, даёт положительные результаты. Но как бы ни старались специалисты РДМО, память машинистам они стереть, увы, не могут.


Именно поэтому, по мнению специалистов, в  рамках школьной программы «Основы безопасности жизнедеятельности» необходимо ввести специальный курс поведения на железной дороге, , чтобы каждый с малолетства знал, что выходя на пути, он рискует не только своей жизнью, но и здоровьем машиниста.


Светлана Мяченкова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30