Красноярский железнодорожник

01 полоса

В защиту интересов компании

Сегодня, 3 декабря, в России отмечается День юриста – относительно новый профессиональный праздник, установленный в стране в 2008 году.
Вениамин Литвин, начальник юридической службы Красноярской железной дороги

‒ Вениамин Иосифович, чем сейчас занимается юридическая служба Красноярской железной дороги, какие категории дел наиболее распространённые?

‒ Сегодня у нас, как и всегда, два основных направления деятельности. Первое ‒ это защита интересов ОАО «РЖД» в рамках требований разнообразных контрагентов, органов государственной власти, частных компаний, юридических и физических лиц.

Второе направление ‒ когда мы считаем, что в отношении «РЖД» допускаются те или иные нарушения. Соответственно, компания обращается с требованиями в суд, начиная от исков к физическим лицам, например, по ученическим договорам, и заканчивая исками к юридическим лицам и государственным органам. Неплательщики и нарушители закона есть и среди крупных контрагентов. Это может касаться, например, качества сварки рельсов или перевозки в вагонах грузов сверх нормативов, что создаёт угрозу без­опасности движения.

Кроме того, мы занимаемся обжалованием постановлений государственных надзорных и других органов, выданных несмотря на то, что вменяемые нарушения со стороны ОАО «РЖД» допущены не были.

Актуальны и споры по договорам подряда на строительство путей, линий связи, электроснабжения. В этой части также бывает, что условия договоров подрядчиками не выполняются или выполняются не в полном объёме.

Плюс отдельный элемент ‒ это участие в рассмотрении уголовных дел, возбуждённых в отношении лиц, которые совершают преступления против «РЖД». В таких случаях этим тоже занимаются специалисты юридической службы. При этом важную роль играет возмещение причинённого «РЖД» ущерба.

‒ Есть актуальные примеры успешных дел, выигранных в этом году?

‒ Конечно, среди них есть и крупные дела, и сравнительно небольшие, но вот в чём нюанс: средние суммы споров могут быть и не такими значительными, но есть дела, которые можно оценивать в течение времени накопления штрафов, заработанных контрагентами железной дороги. Например, локомотиворемонтные предприятия, которые ненадлежащим образом оказывают услуги по ремонту локомотивов. Здесь, разумеется, предусмотрены штрафные санкции, которые мы применяем, взыскиваем средства. Можно привести в качестве примера и множественные споры, вытекающие из договоров на перевозки. Каждое дело – на десятки, сотни тысяч рублей. К концу года они складываются во внушительные миллионные суммы. Контрагенты не выполняют свои обязательства ‒ юридическая служба обращается в суды.

‒ Насколько длительны такие судебные процедуры и могут ли разбирательства проходить в разных регионах?

‒ В среднем иски проходят по инстанциям в течение 2‒10 месяцев. Часто споры рассматриваются в арбитражном суде Москвы, потому что многие контрагенты имеют столичную «прописку», а в регионах присутствия дороги действуют их подразделения. Соответственно, мы вынуждены обращаться в суд по месту их регистрации. Но всё же большая часть дел рассматривается в арбитражном суде Красноярского края. Часть споров приходится на Хакасию, Кемеровскую область, Новосибирск и так далее. Таким образом, мы активно принимаем участие в заседаниях, которые проводятся и в других регионах.

‒ Когда суд проходит в другом субъекте, возникают ли какие-то дополнительные сложности?

‒ Когда человек с утра улетел в Москву, поучаствовал в заседании суда, вечером сел в самолёт и вернулся в Красноярск – это физически непросто. Получается, почти двое суток на ногах с учётом разницы во времени. У нас же это – часто встречающаяся практика.

Тем не менее, стараемся всегда принимать участие в заседаниях лично и очно, поскольку это даёт гораздо больший результат. Юристы отправляются в путь, чтобы отстоять права компании.

‒ Отразилась ли ситуация с ковидом на функционировании юридической службы Красноярской дороги?

‒ Эпидемиологические ограничения, безусловно, повлияли на деятельность юридической службы. Почти год мы работали в частично удалённом режиме. Сейчас все прошли вакцинацию и находятся на службе за исключением коллег из Абакана, но я надеюсь, что в ближайшее время эту процедуру пройдут все.

Конечно, с введением удалённого формата работать мы стали иначе. Я уверен, что лучше личного сотрудничества и взаимодействия в коллективе ничего быть не может. Ведь большая часть нашей деятельности – это обмен мнениями, консультации, возможность посоветоваться. А находясь на удалёнке, всё это сделать труднее. Когда мы рядом, вместе, обеспечивается мультипликативный эффект: юристы работают более эффективно, чем каждый по отдельности, когда пропадает эффект обмена информации, обучения внутри коллектива. Тем не менее, мы адаптировались к новым условиям и добиваемся тех результатов, которые нужны и важны для защиты юридических интересов нашей дороги, ОАО «РЖД».

‒ Можно ли уже подвести предварительные итоги работы службы в 2021 году?

‒ Пока об этом говорить рано. Год ещё не закончился. Примечательно, что как бы обстоятельства не складывались, даже в пандемию, объём работы лишь увеличивается. В нашей службе трудятся 23 человека и руководитель. Но проблема в том, что штатная численность не растёт пропорционально объёму фактически выполняемых работ. Несмотря на то, что группа дороги (магистрали делятся на группы по объёмам перевозок и другим показателям) у нас теперь более высокая, численность службы осталась прежней. По подсчётам центрального аппарата, нам не хватает, по крайней мере, семи сотрудников ‒ это много. При этом нагрузка постоянно повышается.

‒ Как функционирует подразделение службы в Абаканском регионе?

‒ В Абакане работают два юриста. Наши специалисты там осуществляют защиту интересов Красноярской магистрали по всем вопросам, которые возникают на территории республики Хакасия. Если есть необходимость, мы также выезжаем туда.

‒ Какие планы у юридической службы на ближайшую перспективу?

‒ В планах попытаться увеличить численность персонала, чтобы уменьшить нагрузку на каждого конкретного юрисконсульта. Нам необходимо привести численность к расчётной, это обеспечит нормальную загрузку, качество и скорость работы. Юристы тогда смогут быстрее обрабатывать имеющуюся у них правовую информацию, чтобы отстаивать интересы компании. Понятно, что человек должен быть в ресурсном состоянии, полон сил и энергии для успешного исхода дела. Именно такую задачу мы ставим на следующий 2022 год.

В День нашего профессионального праздника хочу поздравить коллег и пожелать успехов в их нелёгком труде, новых побед и достижений, крепкого здоровья и поддержки близких!

Справка «КЖ»
В России День юриста отмечается 3 декабря. Праздник был установлен в 2008 году Указом президента Российской Федерации. До этого в нашей стране не было единого общего праздника для юристов. Существовали лишь праздники для отдельных категорий юристов. По одной из версий, дата 3 декабря была выбрана, так как в пятницу 20 ноября по старому стилю (то есть 3 декабря по новому стилю) в 1864 году в России была принята серия судебных уставов и других законодательных актов, ставших основой судебной реформы, и именно этот день вплоть до 1917 года считали своим профессиональным праздником российские юристы.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене»

Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале Gudokru. Подписывайтесь, друзья!
< Назад в выпуск газеты