23 ноября 2020 22:09

23 ноября 2020 22:09

Философия любви и сострадания

Заведующий вторым хирургическим отделением красноярской клинической больницы «РЖД-Медицина» Владимир Хлуд представлен к отраслевой награде.
4-1.jpg

Владимир Харитонович – фигура в красноярской медицине известная и видная, в профессии он уже 38 лет, из них 34 верой и правдой служит врачебному делу в дорожной больнице.

Талант хирурга, огромный клинический опыт не раз давали ему карт-бланш в выборе хорошей руководящей должности, не раз звали в другие лечебные заведения, чтобы возглавить их, но наш герой остался верен своему призванию и своей любимой клинике.

– Не буду подбирать каких-то высокопарных слов, просто люблю свою работу, – говорит Владимир Хлуд.

Его родители не железнодорожники и не врачи, а вот дед да, – был доктором, причём практиковать начал ещё до революции. Но, как говорит его внук, даже не дедов пример привёл в профессию – просто сам решил стать врачом, лечить людей. Известность в профессиональной среде Хлуд получил ещё будучи совсем молодым доктором. Узнав о талантливом специалисте, тогдашние руководители больницы пригласили его на работу из первой краевой.

Каких-то далёких авторитетов в профессии Владимир для себя не искал – выбрал их из своих учителей и наставников, работавших рядом. Это были такие известные в своё время хирурги, как Фёдор Чапкунькин, Игорь Литвинов, Марс Гульман, Юрий Балабаев. Эти люди, целиком посвятившие себя врачебному делу и науке, и стали примером для хирурга.

Владимир Хлуд с молодых лет также хорошо усвоил значимость отраслевой медицины, особенно в таком огромном ведомстве, как железная дорога, где трудятся тысячи людей, нуждающихся в качественной системе здравоохранения. Здесь лечение железнодорожников всегда было приоритетным направлением, а квалифицированную и высокотехнологичную помощь мог получить простой работник с дальней, затерянной в тайге или бесконечной степи станции.

Временем расцвета медицины на Красноярской железной дороге доктор Хлуд безусловно считает 1980-е годы и с благодарностью вспоминает возглавлявшего тогда Красноярскую магистраль легендарного Геннадия Фадеева, при котором строились новые корпуса больницы, приобретались современные по тем временам технические средства, медицинское оборудование. А самыми тяжёлыми годами, конечно, называет безвременье 1990-х, когда в больницах не хватало самых простых материалов и инструментов, а зарплату выплачивали бартерными товарами.

– Эти времена прошли, сегодня железнодорожная больница имеет на вооружении самую передовую технику, прежде всего диагностическую, так как именно от качественной и точной диагностики во многом зависит успех лечения, – считает Владимир Хлуд.

Однако не только лишь в одной диагностике находится ключ к этому успеху. Главным фактором по-прежнему остаётся личность доктора. Хороший хирург, по мнению Хлуда, должен обладать не только академическим образованием, но и гибким клиническим мышлением, умелыми руками, хорошим чутьём, интуицией, твёрдостью характера.

Развивать в себе именно такие качества Владимир Хлуд советует своим ученикам, являясь наставником для нынешних молодых хирургов. Такие качества он ставил во главу угла, создавая коллектив второго хирургического отделения больницы, которое уже долгое время возглавляет. В отделении работают 23 человека, из них четыре врача.

– Это профессионалы самой высокой квалификации: доктора, сёстры, младший медицинский персонал, – говорит он о своём коллективе. – Вместе мы исповедуем принцип, что нужно лечить не болезнь, а больного, поскольку одной и той же хворью каждый человек болеет по-разному. А интеллект медику дан не для того, чтобы найти какую-то универсальную схему, а правильно провести лечение конкретного пациента.

Философия доктора пропитана любовью к людям, состраданием к боли человека и возвышает профессию медика практически до уровня служения. Простой разговор с этим врачом можно «резать» на цитаты для воспитания в студентах медицинских вузов лечебных принципов и морально-этических установок.

На мой вопрос, был ли такой необычный или любопытный случай, который запомнился ему на всю жизнь, Владимир, задумавшись на пару секунд, ответил:

– Таких случаев было много, и курьёзных, и страшных, но я запоминаю не случаи, а своих пациентов, их истории болезни, ход лечения и выз­доровления. Я не помню имён и фамилий, но помню лицо каждого, кого лечил, ибо в каждом из них я обрёл какой-то новый опыт, пригодившийся впоследствии для спасения другого больного.
Роман Кайгородов