01 декабря 2020 15:00

01 декабря 2020 15:00

фото: Алексей Маршунин

Женская доля

Полвека проработала Александра Курчавова в эксплуатационном депо Рязань

Ветеран труда, бывший работник эксплуатационного локомотивного депо Рязань, потомственная железнодорожница с 50-летним стажем Александра Курчавова на прошлой неделе, 5 ноября, отметила 90-летие. В субботу в гостях у юбиляра побывали заместитель начальника депо по кадрам и социальным вопросам Анатолий Лашков и председатель Совета молодёжи депо Алексей Маршунин. К поздравлениям присоединилась и корреспондент «Московского железнодорожника», связавшись с Александрой Андреевной по телефону.
Боевые действия Великой Отечественной лишь отчасти задели и Рязанскую область. Сильно пострадала Рязань – осенью и зимой 1941 года, когда вражеские войска наступали на столицу, город принял на себя 320 авиабомб. Досталось и рязанским сельским районам. Семья Александры Курчавовой проживала в деревне Шевцово, что в 30 км к югу от Рязани, которая подвергалась бомбардировкам каждый день. И первое воспоминание женщины о войне – именно об этом.

«Как 10 часов вечера, так прилетали самолёты и бомбили, – рассказывает Александра Курчавова. – Зажигательные бомбы бросали. Из пулемёта строчили. Всех убивали, кто шёл по улице. Дома горели. Люди плакали. Наш барак разбили, взрывной волной все стёкла повышибало, и нам стало негде жить. Мы жили у мамы на работе – в служебной будке на угольном складе железнодорожной станции Рязань-1 вместе с рабочими. Нас было четверо детей, самый младший – грудной». Самой Саше было 11 лет, когда началась война. Она не знала, что из её родной Рязанской области ушли на фронт свыше 300 тыс. человек и больше половины из них сложили головы на полях сражений. Но она видела, как опустела её деревня. Погиб и Сашин отец. Мама осталась одна с четырьмя детьми. Работала не покладая рук, но средств на жизнь всё равно не хватало.

«Было очень голодно, – говорит Александра Андреевна. – И даже после войны есть было нечего, одна трава: крапива да конятник. Я один раз на помойке наелась картофельных очисток, и меня рвало кровью, чуть не умерла. Соседи отпоили парным молоком».

Саша, чтобы помочь маме, в 14 лет пошла работать, сначала туда же – на угольный склад, потом – на торфоразработки на железнодорожной станции Шевцово. В ходе войны некоторые угольные бассейны, снабжающие электростанции, в том числе Подмосковный, были оккупированы. Поэтому работа крупных заводов оборонного значения зависела от поставки торфа, с таких вот небольших торфяных точек. Это стратегическое топливо в связи с мобилизацией на фронт мужчин добывали женщины.

Были специально сформированы женские бригады. Трудились, не щадя сил и здоровья. Даже в 40-градусный мороз, когда выходили из строя паровозы и трескались переводные стрелки. Александру в сам карьер не опускали – жалели, но всё равно это был очень тяжёлый труд.

Потом угольный склад и торфяные разработки закрылись, и Александру перевели в эксплуатационное локомотивное депо Рязань. Руководство предприятия не хотело её брать – там не было работы для 16-летней девушки. Но мама их уговорила – Саша тоже была, по сути, главным кормильцем семьи. И её в конце концов взяли – мойщицей подвижного состава.

Сколько она колёс перемыла – не счесть. До блеска, в прямом смысле этого слова, чтобы было видно всю поверхность колеса и невозможно было пропустить трещину. Техник проверяла её работу белой салфеткой. Проведёт ею по колесу: нет тёмного следа на материале – хорошая работа, есть тёмный след – плохая.
«А каково мне было потом отмывать их от мазута и грязи? – вспоминает Александра Андреевна. – Керосин холодный. Я по три ведра керосина за смену измывала – и всё голыми руками. В перчатках-то ничего не сделаешь, там такие зубчики – неудобно. Приду в раздевалку после смены, плачу – руки болят».

За стойкость и массовый героизм жителей, проявленные при защите Отечества, Рязань получила региональное звание «Город воинской доблести». В этом моя героиня видит и свой вклад.

Позже из мойщиц подвижного состава Александра Курчавова перейдёт в строительный цех – маляром-штукатуром. Да так и останется в депо Рязань на всю трудовую жизнь. Отсюда, со ставшего ей родным предприятия, уйдёт на пенсию с общим стажем работы на железной дороге 50 лет.

Моя героиня, наверное, могла ещё многое рассказать о своём жизненном пути – о самотверженном труде и преодолении жизненных невзгод. Но было очевидно, что воспоминания даются ей тяжело – на протяжении всего разговора она сдерживала подступающие слёзы, а в её сильном, красивом, никак не соответствующем возрасту голосе я слышала печаль и боль. Разговор надо было завершать, чтобы пожилой человек в своих переживаниях не зашёл слишком далеко. Но в какой-то момент Александра Андреевна перешла на мажорную ноту – стала рассказывать, как хорошо ей было в дружном деповском коллективе. Как вместе отдыхали, отмечали праздники. Как она пела для коллег «По Дону гуляет казак молодой», «Из-за острова на стрежень», «По диким степям Забайкалья».
«Что сказать – я работала честно: и во время войны – на трудовом фронте, и после Победы – на железной дороге. Любой мой начальник, любой слесарь депо это скажет. Всю себя отдавала работе», – с оттенком гордости и чувством удовлетворения сказала мне Александра Курчавова.

Светлана Новаковская
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31