25 июля 2021 16:31

25 июля 2021 16:31

Командировка под прицелом

Детская мечта - стать машинистом достижима, если к ней стремиться.
Денис Фадеев, машинист эксплуатационного локомотивного депо Волгоград-Пассажирское, пришёл в профессию по велению сердца. С детства он любил наблюдать за проносившимися мимо поездами, и именно тогда романтика дальних дорог стала для него руководством к действию. Он решил: во что бы то ни стало, когда вырастет, научится управлять локомотивом и поведёт поезда по стальным магистралям страны. 

В семье Фадеевых железнодорожником был только дед Дениса, но его наш герой не застал в живых. Однако уже с трёх лет Денису нравилось путешествовать в пассажирских поездах, наблюдая за тем, как быстро меняются живописные пейзажи за окном. А ездить приходилось часто: бабушка жила в Ульяновской области, и родители регулярно отправляли мальчика к ней погостить. Бывало, во время долгих стоянок поезда на станциях Денис выскакивал из вагона и бежал смотреть, как маневровый тепловозик таскает по путям огромные локомотивы, присоединяя их к пассажирским составам. 
Уже позже, когда Денису исполнилось тринадцать, он пришёл на Волгоградскую детскую железную дорогу, чтобы больше узнать о профессии железнодорожника. Были трудный курс теории, а затем и долгожданная практика. Однажды Денису повезло: ему довелось прокатиться в качестве ученика в кабине машиниста настоящего локомотива до станций Чир и Суровикино. После этого желание стать машинистом ещё больше окрепло в юном железнодорожнике.
Однако, прежде чем посвятить себя любимому делу, Денису пришлось пройти сквозь тяжёлые испытания. Окончив Волгоградский техникум железнодорожного транспорта, он был призван в армию. Попал Фадеев в железнодорожные войска. Казалось бы, его мирная служба совсем не предвещала тревоги. Но в канун нового 1994 года девять волгоградских воинов-железнодорожников были командированы в Чеченскую Республику. Среди них оказался и Денис. 
Вначале Фадеев работал машинистом на станции Ищерская – после того, как это место покинул прежний машинист-контрактник. Его задача заключалась в выполнении маневровых работ: перевозил составы с военной техникой, боеприпасами. Работал сутками. Жил здесь же, на станции, в купейном вагоне. 
Но большую часть вахты Денису пришлось нести в одной из наиболее горячих точек Чечни – на станции Червлённая-Узловая, через которую проходили поезда в направлении Кизляра и Гудермеса. Мост через реку Терек, лежащий на пути к Гудермесу, считался стратегически важным объектом. Поэтому боевики Дудаева пытались уничтожить проходившие по нему поезда, обстреливая их из миномётов. 
– По одну сторону моста – боевики, по другую – свои, – вспоминает Денис Фадеев. – Гул и взрывы и днём, и ночью разносились повсюду. Местные жители не всегда нас поддерживали. Увы, среди тех, кто относился к нам враждебно, были и профессиональные железнодорожники, которые специально разъединяли стыки в кривом разъезде и ослабляли шпалы. Так что крушения поездов происходили довольно часто, и много времени уходило на восстановление путей. 
Однажды разведка предупредила, что станция Червлённая, где работал Денис, должна подвергнуться обстрелу. В связи с этим на пропарочной станции, куда каждый вечер перегонялись грузовые вагоны, были приняты повышенные меры безопасности: работы проводились без света, блестящие предметы – кокарды, бляхи – всем военнослужащим было приказано снять. 
– Боялись даже закурить, чтобы «на огонёк» не вызвать снайперскую пулю, – делится воспоминаниями Денис. –  Тем не менее, работа на станции не прекращалась, и я как машинист локомотива добросовестно выполнял все поступавшие команды. 
В течение трёх суток Денис не мог покинуть кабину тепловоза: вокруг велась нескончаемая стрельба из миномётов, повсюду разрывались снаряды. К тому же особый режим службы требовал от российских военных сугубой секретности. Каждое утро командировочным объявлялся новый пароль для того, чтобы они могли попасть на секретные объекты – на станцию или в депо. Пройти мог только «свой». 
Таким образом, долгие три недели, когда каждый день мог стать последним, Денису Фадееву пришлось провести «на войне». В конце этого срока командир подразделения предложил ему остаться в Чечне ещё на некоторое время. Но машинисту очень хотелось домой, где он надеялся найти работу по своей любимой специальности. 
Даже спустя восемнадцать лет после той командировки Денис вспоминает всё произошедшее с волнением. 
– Мы увидели «окопную» жизнь: месяц прожили в вагоне, словно в окопе. С помощником машиниста приходилось подменять друг друга, чтобы сходить на кухню перекусить. Больше всего нуждались в сигаретах: на них обменивали сладости и сухофрукты, поступавшие в качестве гуманитарной помощи. Писем я не писал. Лишь по станционной связи через Ростов и Москву выходил на родных в Волгограде и сообщал, что у меня всё хорошо. 
Любовь Шмакова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31