31 октября 2020 18:59

31 октября 2020 18:59

Непридуманные истории

Мы знакомы с этим человеком давно. Двадцать с лишним лет, с первых дней возобновления дорожной газеты в 1980 году, Юрий Петрович Мурзандеев поддерживает с ней тесную связь, являясь активнейшим внештатным корреспондентом. Тем для выступлений в печати у него всегда хватало, и когда он работал машинистом тепловоза, и когда возглавлял Анисовское локомотивное депо.

Мы знакомы с этим человеком давно. Двадцать с лишним лет, с первых дней возобновления дорожной газеты в 1980 году, Юрий Петрович Мурзандеев поддерживает с ней тесную связь, являясь активнейшим внештатным корреспондентом.

 

Тем для выступлений в печати у него всегда хватало, и когда он работал машинистом тепловоза, и когда возглавлял Анисовское локомотивное депо. Юрий Петрович и сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, не порывает связи с локомотивным депо, радуется трудовым успехам, печалится, когда чья-то недобросовестность бросает тень на репутацию всего коллектива. Непосредственно не связанный с нынешней производственной деятельностью, сейчас он больше пишет о том, что было в недавнем прошлом, вспоминает о людях, рядом с которыми в свое время работал. Всякое бывало – и грустное, и веселое. Несколькими такими забавными историями, связанными с железнодорожным транспортом, он захотел поделиться с читателями газеты.

 

 

Схитрил, но ему это боком вышло…

 

Дорога порой преподносит самые неожиданные сюрпризы – остается только руками развести

 

С какими только людьми не сталкивает дорога.

 

Возникают такие ситуации, в которых в очень короткое время высвечивается, как говаривал первый и последний Президент СССР Михаил Горбачев, «ху есть ху», то есть «кто есть кто». С кем и в разведку пошел бы безбоязненно, а кого и век бы не видеть...

Мне довелось застать начало этой истории, а об остальном рассказал знакомый проводник.

Заходит мужик в общий вагон, ехать ему всего ничего, в Кочетовку, а поезд идет в Москву. Людей, как на грех, – тьма-тьмущая. У хитромудрого пассажира мгновенно в голове возникает план, и он немедленно приступает к его осуществлению: роняет из рук посылочный ящик и начинает причитать. Вот, мол, уронил ящик, вез в нем змею, а она из него куда-то заползла, не найду… И принимается шнырять по всему вагону, заглядывая повсюду, и, конечно, змеи не находит, поскольку её и в помине не было. Но пассажиры-то этого не знают, смотрят вокруг с опаской и потихоньку перебираются в другие вагоны, подальше от опасности, потому что никаких экстремальных ситуаций им ни за какие коврижки не надо.

В вагон пожаловал даже начальник поезда и тоже начал вместе с проводником смотреть кругом и шарить – с таким же эффектом, то есть безрезультатно. В этой суматохе никакого дела никому до нашего хитреца нет, поскольку люди озабочены совсем другим. Пользуясь этим, мужик, создав видимость тщательных поисков и бурной деятельности, выбрал в конце концов подходящую полку и спокойно улегся спать. Так как он был доволен собственной хитростью и никакие укоры совести его не грызли, спал он сном праведника. И проснулся только от ощущения какой-то непривычной тишины в вагоне.

Никого рядом с ним нет, это мужика как-то напугало, и он принялся звать проводника. После достаточно продолжительных поисков обнаружил того в другом конце абсолютно пустого вагона, причем на самой верхней неудобной полке. Обрадовался живому человеку, зовет спуститься. Тот ему спросонья отвечает:

– А куда торопиться? Вчера у нас в вагоне какой-то растяпа упустил змею, её не нашли, а вагон отцепили на одной из станций, и мы теперь паримся в тупике вторые сутки. Ждем людей из Министерства чрезвычайных ситуаций. Они подъедут и будут искать змею, ведь на всякое дело специалисты нужны. Заодно и с тобой разберутся: кто ты такой и что тут делаешь? А пока спи: места здесь глухие, идти некуда.

 

 

Разбудила, как просили, только не того

 

Какие только истории не приключаются на железной дороге...

 

Вообще-то мне приходилось гораздо чаще водить поезда, чем ездить в них пассажиром, но случалось и такое.

На одной из станций сел в фирменную нашу «девятку» мужчина и попросил девушку-проводницу разбудить его в нужное время и в нужном месте, да особо при этом не церемониться, поскольку он спит чрезвычайно крепко, как говорится, пушкой не разбудишь: «Не отходите, пока не проснусь, как бы я ни бурчал, отгонял и ломался. В случае чего смело берите за шиворот и высаживайте на станции Кирсанов, иначе так и проеду мимо».

На следующее утро точно по расписанию поезд замедляет ход и останавливается. Проводница говорит пассажирам, чтобы они ни себя, ни других не задерживали и выходили по порядку, поскольку поезд прибыл в столицу нашей Родины Москву. Тот мужик, о котором шла речь выше, протирает глаза, осознает, что он, несмотря на все принятые предосторожности, проехал место назначения, приходит в бешенство и начинает почем зря костерить проводницу. И так он вошел в раж, что никак не угомонится, и задержавшиеся еще с выходом пассажиры сочувствуют проводнице и не понимают, за что же он так её ругает последними словами.

А она их успокаивает: «Это всё семечки, вот я в Кирсанове другого такого грубияна из вагона на перрон, как барашка, на руках выносила – спасибо, родители меня силой не обидели. Так тот сквернословил куда хлеще, даром что сам же просил не церемониться с ним при высадке».

Тут только до пассажиров дошло, что она всё сделала точно, как просили, только людей перепутала…

 

 

Такой богатырский глоток

 

Как-то, возвращаясь с приятелями с ночной рыбалки, брели мы по дороге мимо большого села Красный Яр, мечтая, чтобы какая-нибудь попутная машина прихватила нас до Покровска.

И всей нашей компании пуще голода напоминали о себе жара и жажда. Тут, к нашей радости, стали нас обгонять крестьянки с ведрами надоенного молока на коромыслах. Один из нас, по имени Алексей Иванович, попросил молока попить, а то, мол, совсем гибнет от жары. Это был очень крупный мужчина – вес его переваливал за 120 килограммов.

Одна из женщин разрешила ему попить «бочком», с края любого ведра. Он и приложился, пил долго, потом поблагодарил. Мы зашагали дальше и тут услышали в свой адрес самую отборную ругань женщин. Та, которая разрешила нашему приятелю «пригубить» молока, когда он отошел, сразу ощутила, что полное ведро по ту сторону коромысла прямо-таки перетянуло её, настолько велика была убыль в другом ведре. Алексей Иванович выпил больше половины ведра, и ей, чтобы дальше нести коромысло, понадобилось срочно распределять молоко поровну между ведрами.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31