29 июля 2021 15:13

29 июля 2021 15:13

фото: Любовь Шмакова

Жизнь в «окне»

Машинист крана Автандил Шаматава всегда сохраняет бдительность и принципиальность

На первый взгляд может показаться, что за оптимизмом и общительностью героя нашего очерка скрываются спокойствие и покладистость. Но не тут-то было! Автандил Шаматава, как истинный грузин, отличается твёрдым характером и не прячет своего темперамента. Да и как иначе? Профессия требует стальных нервов и принципиальности.
Работа в путевой машинной станции № 152 тяжёлая: непростые погодные условия, постоянные командировки. Не успели железнодорожники вернуться домой, как нужно снова ехать на «окно». Впрочем, работников предприятия эти трудности не пугают. 

Автандил Шаматава трудится в ПМС №152 уже «тридцать лет и три года». Из них пятнадцать – в качестве монтёра пути, а всё остальное время – машинистом железнодорожно-строительной машины. Эту ответственную должность наш герой занимает и сегодня. За время работы он прошёл пешком от «окна» до «окна» около 400 вёрст – по всей Приволжской магистрали. Из-за постоянной работы под солнцем и ветром уже в начале лета кожа машиниста становится коричневой. Настоящий цвет его лица можно угадать разве что по светлым морщинкам.

– Работая на кране, я отвечаю и за движение машины, и погрузку-выгрузку звеньев. Этой непростой работе обучил немало молодых ребят, которые приходят к нам на предприятие, – рассказывает Автандил Орестович. – Что для меня является стимулом в работе? Моя супруга: будит меня по утрам, чтобы не проспал и не опоздал работу. 

Конечно, это шутка. Вернее, лишь доля шутки: о семье мой собеседник говорит с особым теплом в голосе. По признанию Автандила Шаматавы, всеми своими производственными достижениями и наградами он во многом обязан именно жене, детям и внукам.

За три десятилетия работы никто ни разу не имел повода упрекнуть этого человека в потере бдительности на таком опасном производстве, как строительство железных дорог. Хотя «провокации», конечно же, случались...

– «Окно» для меня начинается с команды мастера забираться на кран. Если такого распоряжения нет, значит, напряжение не снято и работать нельзя. Ведь 27 тысяч вольт – это вам не домашняя розетка! В работе должна быть строгая дисциплина. На наше предприятие приходит много телеграмм, сообщающих о гибели машинистов на рабочем месте. И причина почти всегда одна: электротравма.

В тот день начальник нашего героя, по фамилии Болоцкий, отдал распоряжение поднимать стрелу без наличия документов, разрешающих начало работ. Шаматава отказался. 

– Уволю! – пригрозил начальник.

– И увольняй! Будем судиться! – не уступил наш герой. – За что увольнять? Что я стрелу не поднимаю? А где распоряжение? 

– Я сказал, приступай! Напряжение уже отключили! – наседал руководитель.
К спорщикам подошёл электрик.

– На кран забираться можно? – спросил у него Шаматава.

– Ни в коем случае! Электричество ещё не отключено, – ответил специалист.

Начальник моментально исчез из виду... 

– После принесли разрешение. Мы раскрепили кран, подняли стрелу, – завершает этот эпизод своего рассказа железнодорожник. – На «окне» должно быть всё чётко. Нельзя терять бдительность ни при каких обстоятельствах. 

Этот жёсткий принцип Автандил Шаматава никогда не нарушает. Ведь от соблюдения техники безопасности зависит главное: вернётся он после смены в родной дом к любимой семье или нет.

На шестиметровой высоте крана машинист должен не просто усидеть, но ещё и управлять звеном с помощью гидравлических штоков, контролируя каждое своё движение. Да и за другими приходится присматривать.  
– Снизу работа машиниста железнодорожно-строительной машины выглядит красиво, эффектно, а когда находишься там, наверху, то, знаете, совсем другие ощущения испытываешь, – признаётся ас. – Всё вибрирует, шатается... Работа очень опасная. Бывает, что задние колёса с пути «выпрыгивают», или шпала может упасть, улететь в сторону на три-четыре метра. Прежде чем начать движение, смотрю, чтобы вокруг людей не было, чтобы все зашли за кран. И за 33 года на моей практике не было ни одного случая травмирования работников или производственных неполадок на «окне». Бог миловал, наверное.

Но, как говорится, на Бога надейся, да и сам не плошай...

Однажды на базе ПМС-152 бригада проводила ремонт лебёдки. За работой наблюдал стажёр Максим Давлетяров. Он не заметил, как по рельсам приблизился козловой кран. Его редуктор зацепил Максима за одежду и потащил под колёса. Всё произошло за считанные секунды.

– Я успел его вытащить практически из-под колеса. Ещё немного, и трагедии не удалось бы избежать, – вспоминает Шаматава. 

Несмотря на этот случай, способный у кого угодно отбить охоту к работе, Максим продолжает трудиться в ПМС-152.

– На предприятии вы не найдёте второго такого сотрудника, как Автандил Орестович! – утверждает машинист крана Давлетяров. – Он никогда не откажет в помощи, всегда общительный и приветливый. Отлично знает технику: краны, «моторки». В них он настоящий спец.

По заслугам ценят нашего героя не только коллеги, но и руководство. Подтверждение этому – трудовые награды Автандила Шаматавы: почётная грамота и именные часы от президента компании, знак «Почётный железнодорожник ОАО «РЖД», вручённый ему в 2014 году. 

– За хорошую работу наградили, наверное, – как будто сомневается Автандил Орестович.

Казалось бы, после такого «завершающего аккорда» можно и «сбавить обороты», поискать работу полегче. Да куда там! В ближайший дни Шаматаве предстоит вновь отправляться в командировку: вначале Абганерово, затем Арчеда, а после жаркая Астрахань... «Жизнь в «окне» продолжается. 

Любовь Шмакова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31