24 сентября 2020 05:16

24 сентября 2020 05:16

фото: из архива “Калмыцкой правды”

Спецстройка № 8: линия из Кизляра в Астрахань

Историки Великой Отечественной войны донесли до нас такие цифры: спецформированиями НКПС и военно-эксплуатационными отделениями в годы войны и после Победы было восстановлено и построено вновь 120 тыс. км железнодорожных путей. Одной из героических страниц этого долгого пути стала линия Кизляр – Астрахань.
Решение о её строительстве было принято 16 августа 1941-го. А заработала она 78 лет назад – 4 августа 1942 года.

Фронтовая дорога жизни была зашифрована кодом НКПС – «Специальная стройка № 8».
К Кизляру от станции Червлённая-Узловая уже была построена тупиковая ветвь протяжённостью 82 км. Новая линия длиной 335 км должна была соединить самый юг Рязано-Уральской железной дороги (станцию Трусово в 15 км на запад от станции Астрахань-1) и линию Прохладная – Махачкала Орджоникидзевской железной дороги.

Необходимость прокладки этой линии через станции Линейная, Зензели, Улан-Холл и Артезиан была обусловлена тем, что понадобились новые пути транспортировки бакинской нефти на перерабатывающие заводы страны.

Во время тяжёлых оборонительных боёв 1941-го Красная армия отступала, и страна теряла сырьевые и производственные базы. До строительства ветки сырьё доставляли сначала через Каспийское море в Красноводск, а затем кружным путём через Ашхабад, Самарканд, Ташкент и Илецк. Этот путь был, во-первых, слишком долог. А, во-вторых, имел мизерную пропускную способность. Между тем армия сильно нуждалась в горючем.

Железная дорога от Кизляра до Астрахани длиной 356 км была проложена руками женщин, стариков и детей, ведь всё мужское население было на фронте. Условия были тяжелейшие – невероятно сжатые сроки, сложные природно-климатические условия (знойная, безводная малонаселённая местность). Прямых участников и свидетелей тех событий в Кизляре уже практически не осталось. К примеру, в 2013 году ушёл из жизни последний из них – Александр Миллерман.

Сотрудник Кизлярского краеведческого музея имени Багратиона Лев Серебряков отмечал: это был изматывающий труд. Ведь не было ни автотехники, ни лошадей – всё ушло на фронт. Строили вручную. Земля была твёрдая, и приходилось кайлом и ломом вгрызаться в грунт. Спустя несколько часов лом невозможно было удержать в руке. Работали каждый день по 13 – 15 часов. Неудивительно, что строители надорвали здоровье. А было их 7 тыс. из 25 тыс. жителей Кизляра, остальные
15 тыс. ушли на фронт.

Стройка шла трудно. В ноябре 1941-го на строительство было направлено дополнительно 1900 человек и 450 подвод. Наркомат путей сообщения для ускорения направил на стройку 47-ю бригаду железнодорожных войск, 25-й отдельный мостовой батальон, мостоотряд № 2 и мостопоезд № 49.
Были выделены дополнительные фонды на материалы и оборудование. За доставкой грузов, необходимых стройке, установили жёсткий диспетчерский контроль со стороны как НКПС, так и Государственного комитета обороны.

Из-за сжатых сроков во время строительст­ва терпимо относились к разного рода упрощениям. По этой причине на линии практически не было локомотивных и вагонных депо, служебных и жилых помещений для персонала. А скорость была ограничена до 15 – 25 км/час.

Так, спустя полгода после пуска линии строители станции Улан-Холл увидели, что дежурный по станции живёт в землянке. В таких же землянках и временных кибитках размещались станционные служащие и путейцы.
Дважды в неделю на станцию прибывала вагон-лавка с хлебом и минимальным набором продуктов по карточкам. Вода тоже была привозная. Но линия работала. Поезда с нефтью следовали с минимальным интервалом. С августа по октябрь 1942 года по линии было доставлено 16 тыс. цистерн с горючим.
Одним из тех, кто водил поезда по этой ветке, был старший машинист паровозной колонны особого резерва НКПС № 36 Алий Делов. Во время рейсов на прифронтовых участках линии он был дважды ранен и контужен, но после короткого лечения снова вставал в строй.

В один из дней битвы за Cталинград после сильной вражеской бомбёжки локомотивная бригада под руководством Делова отремонтировала основательно повреждённый паровоз, сама заправила его и доставила поезд под огнём врага к месту назначения.

А когда Делов вёл эшелон по маршруту Кизляр – Верхний Баскунчак, неожиданно появился «юнкерс». Решив отвлечь на себя огонь вражеского самолета, Алий побежал от поезда, размахивая горящей паклей. Самолёт устремился за ним. Машинист чудом уцелел и спас эшелон.

Марина Кулакова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31