28 января 2022 23:04

28 января 2022 23:04

«Солдатского вида не потеряли...»

Железнодорожная жандармерия верой и правдой служила Царю и Отечеству в годы войны с Японией и революционных событий 1905 года. Начало русско-японской войны жандармское полицейское управление Забайкальской железной дороги встретило слаженным, боеспособным подразделением. После объявления мобилизации в России началось усиленное передвижение войск и грузов военного ведомства с запада страны на восток. Это потребовало усилить надзор за порядком на железной дороге.

Традиции, опыт ветеранов свято чтут в Забайкальском управлении внутренних дел на транспорте и сегодняЖелезнодорожная жандармерия верой и правдой служила Царю и Отечеству в годы войны с Японией и революционных событий 1905 года.

Окончание. Начало в № 5,6

 

Начало русско-японской войны жандармское полицейское управление Забайкальской железной дороги встретило слаженным, боеспособным подразделением. После объявления мобилизации в России началось усиленное передвижение войск и грузов военного ведомства с запада страны на восток. Это потребовало усилить надзор за порядком на железной дороге.  Ввиду недостатка на ней жандармских чинов шеф жандармов приказал отклонять ходатайства подчиненных Забайкальского управления о зачислении их в действующую армию и прекратить кратковременные отпуска.

 

Шестого февраля в Забайкальской области приказом Наместника его императорского величества на Дальнем Востоке было объявлено военное положение. Общее руководство по обеспечению  государственного порядка и объединению мер охраны путей стал исполнять начальник штаба войск Сибирского военного округа генерал-лейтенант Сухотин.

 

Министерство внутренних дел, признавая необходимым временно усилить жандармский полицейский надзор на Забайкальской железной дороге, командировало на нее четырех обер-офицеров и пятьдесят унтер-офицеров. А в августе из разных российских жандармских управлений прибыло еще восемьдесят унтер-офицеров. Наряду с железнодорожными жандармами среди них были и нижние чины Финляндского, Владимирского, Нижегородского, Екатеринбургского, Казанского, Петровского губернских управлений, Шлиссельбургского жандармского крепостного управления, Одесской городской конной жандармской команды. Кроме того, для усиления караульной службы прибыли три роты Семипалатинского резервного батальона Сибирского военного округа и казаки Шестого Сибирского казачьего полка. Казаки, поступившие в подчинение Иркутского района охраны производили дозоры и разъезды в долинах рек Иркута, Ольха, Курша и прилегающей местности к станции Михалево, вели разведку до Байкала и к станции Половинка, а также были проводниками для указания дороги от станции Иркутск до деревни Смоленка войскам, которые двигались по грунтовому тракту. Одним из казачьих разъездов в бурятском улусе вблизи станции Бада был задержан монгольский лама Шираб Цыденов, у которого не оказалось документов о личности, а при обыске был обнаружен вычерченный на кальке план моста через залив реки Шилка на 375 версте Забайкальской дороги.

 

Вместе с охранной службой на железной  дороге и в полосе  отчуждения у  железнодорожных жандармов  добавились и другие обязанности. В частности – пресекать распространение слухов, в чем были замечены, как говорилось в одном из приказов, «многие лица, даже состоящие на службе... они позволяют себе в буфетах, общих комнатах железнодорожных станций и других публичных местах гласно обсуждать распоряжения военно-начальствующих  лиц».

 

Тревожное время войны с Японией усугубили и революционные события 1905 года, сказавшиеся на дисциплине рабочих. В конце мая в приказе командующего войсками Сибирского военного округа генерал-лейтенанта Сухотина сообщаются обстоятельства случая на станции Слюдянка: «...в ночное время неизвестные злоумышленники привели в движение два паровоза и один из них, налетев на грузовой поезд, причинил увечья паровозной прислуге и повредил паровозы, а другой столкнулся с холодным паровозом. Благодаря настойчивости жандармской полиции удалось собрать улики против слесаря депо Слюдянка Федора Татьянина в некачественном ремонте паровоза и выпуске его на грузовые поезда».

 

Другой случай отмечен в приказе по отдельному Корпусу жандармов от пятого августа 1906 года: «Унтер-офицер жандармско-полицейского управления Заб.ж.д. Андрей Шевченко, проходя по вагонам стоящего на станции пассажирского поезда, обратил внимание на находившуюся на полке вагона III класса небольшую корзину, которую трудно было сдвинуть с места. Осмотрев корзину и обыскав ее владельца, унтер-офицер обнаружил у него подложный паспорт, а в корзине – наборы печатного шрифта и готовые для печати статьи преступного противоправительственного содержания.

 

Обратив внимание по отходу поезда на отметку на проездном билете владельца корзины о следовании при нем багажа, Шевченко по телеграфу установил номер багажной квитанции и сделал распоряжение о задержании багажа. Багаж был задержан на станции Томск и при досмотре в нем также обнаружили типографский шрифт».

 

Если спасти Россию от гибели в огне революций жандармам не было суждено, то в деле защиты жизни и здоровья граждан их нечем упрекнуть. Так, унтер-офицер Забайкальского жандармского полицейского управления Яков Шерудало спас поручика первой роты двадцать четвертой дружины государственного Ополчения Измайлова от опасности быть раздавленным поездом, за что был награжден «серебряной медалью с надписью «За спасение погибавших» для ношения на груди на Владимирской ленте и сверх того пятью рублями».

 

В конце 1905 года согласно Высочайшего его императорского величества приказу начальником жандармского полицейского управления Забайкальской железной дороги стал полковник Евстафьев. А спустя три года – полковник Мартос, который с первых дней зарекомендовал  себя требовательным и жестким руководителем. В течение нескольких месяцев он произвел кадровые перестановки, заменив начальников шести отделений жандармского управления. «Не всегда поспешное, ревностное и серьезное выполнение закона, инструкций и распоряжений, которые в деле нашей службы места иметь не могут и безвозвратно должны быть устранены и искоренены путем неуклонного и строгого надзора со стороны гг. начальников отделений и дружной работы всех чинов управления»,– писал в одном из своих приказов новый руководитель жандармского управления.

 

С 25 октября 1911 года по предложению министра юстиции правительствующему Сенату штат Забайкальского управления, объявленный приказом Военного ведомства от 1906 года, предписанием командира Корпуса был сокращен на восемьдесят должностей жандармских унтер-офицеров. Однако жизнь показала, что в связи со значительно возросшей нагрузкой железнодорожные жандармы с трудом справлялись с возложенными на них обязанностями, поэтому первого января 1913 года на Забайкальской железной дороге была создана вооруженная вольнонаемная охранная стража. Положение о новой структуре было утверждено 16 ноября 1912 года министром
путей сообщения статс-секретарем Рухловым по согласованию с министром внутренних дел.

 

Согласно положению «стража предназначалась исключительно для охраны железнодорожных путей, сооружений, денежных сумм, имущества, грузов и товарохранилищ и для выполнения охраны в других случаях по усмотрению начальника дороги». Она комплектовалась «из числа хорошо грамотных запасных нижних чинов, преимущественно унтер-офицерского звания, крепкого телосложения, удовлетворяющих всем условиям, установленным для приема на железнодорожную службу кондукторских бригад и вполне безупречного поведения».

 

Стражники принимались на службу и увольнялись  начальником дороги по согласованию с начальником жандармского полицейского  управления. Чины жандармской полиции поддерживали с ними тесную связь и оказывали друг другу содействие и взаимную поддержку по выполнению специальных, возложенных на них по охране дороги обязанностей.

 

Полковника Мартоса в апреле 1913 года представили к назначению начальником Московско-Архангельского жандармского полицейского управления железных дорог. Забайкальское управление жандармерии возглавил полковник Григорович.

Вновь назначенный начальник управления полковник Григорович, проводя осенний осмотр подразделений, обратил внимание, что обучение нижних чинов работе с телеграфом поставлено слабо, несколько лучшими при опросе оказались познания по устройству паровозов и умение управлять ими. Считая «умение производить дознание» одной из самых важных обязанностей жандармских унтер-офицеров, начальник управления предложил офицерам лично внушить это нижним чинам и убедиться в полном усвоении ими сути полицейского дознания. При этом он отмечал, что унтер-офицер обязан принимать заявления во всякое время суток и немедленно  приступать к негласному расследованию, расспросы же производить «вежливо и без всякого насилия».

 

Без малого два десятилетия жандармское полицейское управление Забайкальской железной дороги свято блюло традиции, которые были заложены первыми железнодорожными жандармами.

Владимир Карасаев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31