08 августа 2020 09:13

08 августа 2020 09:13

фото: Семён Казак

А пассажир-то не дышит!..

Проводники пригородного поезда Оловянная – Борзя спасли человеку жизнь

17 марта в пригородном поезде №6612 после отправления со станции Оловянная к Анне Зубиной, оформлявшей билеты, подбежала взволнованная пассажирка: «Женщина во втором купе не подаёт признаков жизни!».

«Думать было некогда...»

– Всё побросали, бегом туда, а она не дышит, не шелохнётся! – вспоминают Анна Зубина (на фото – справа) и её коллега Светлана Машукова. – Пульс не прощупывался. Уложили на сиденье набок, сняли верхнюю одежду, чтобы облегчить дыхание. Проверили, не запал ли язык. Стали обмахивать лицо влажным полотенцем. В это время пассажиры дозвонились до «скорой». Потихоньку-потихоньку женщина пришла в сознание, выровнялось дыхание. В Ясногорске мы передали её врачам – довели до машины: ей ещё трудно было передвигаться самостоятельно...

За добросовестное выполнение должностных обязанностей гендиректор ОАО «Забайкальская пригородная пассажирская компания» Николай Гаджала поощрил проводников Анну Зубину и Светлану Машукову разовой премией и почётными грамотами. А нечаянные спасители беспокоятся за свою подопечную:

– Ездила она часто – миниатюрная, скромная. Почти ни с кем не общалась. С той поры не встречали ни разу. Как она там, обошлось ли всё?

Обошлось. В Ясногорской больнице, куда молодую женщину доставили на «скорой», нас заверили, что к вечеру Елена Ланданди уже могла отправиться домой, в Безречную.

А если бы не было пригородного? В автобусе люди смотрят в затылок друг другу – никто и не заметил бы, что что-то не так. А если бы проводники растерялись, не отреагировали быстро и грамотно?..

Слово – врачу

– Проводники в данном случае оказали неоценимую помощь больному человеку – освободили дыхательные пути, обеспечив адекватную вентиляцию лёгких: при нарушении дыхательной функции (частой при эпилептических ударах) вслед за гипоксией наступает апноэ (прекращение дыхательных движений) и – остановка сердца, – поясняет анестезиолог-реаниматолог, врач высшей категории Дорожной клинической больницы на станции Чита-2 Константин Карташов. – Счастье, что женщина в момент приступа сидела в вагоне, а не стояла, например, на перроне перед проходящим поездом: тонико-клонические судороги возникают внезапно, и человек, потеряв сознание, может сильно травмироваться, захлебнуться рвотными массами или бронхиальным секретом – к сожалению, часто именно это приводит к летальным исходам.

«Массаж сердца делают так...»

Оказать доврачебную помощь пассажиру железнодорожники могут не только в силу человеколюбия – в программу занятий по технике безопасности входит оказание первой медицинской помощи. Вот, на фото, плакаты с подробным описанием, что предпринять, если вдруг...

Для большинства полученные знания остаются заученной теорией. За 26 лет работы проводником технику по контролю участков Анне Казаковой ни разу не пришлось применить их на практике. Да и во всей команде Борзинского участка ЗППК (19 человек) – никому, кроме Машуковой и Зубиной.

Спрашиваю, помятуя о манекенах в кабинетах техбезопасности – «Гошах», как их частенько нарекают: «Есть у вас тренажёр для отработки навыков»?

– А как же! – смеются, – Анна Николаевна Зубина – собственной персоной.

Тёплая дружеская атмосфера в коллективе только прибавляет очков квалификации и любви к профессии. Делят беды и радости, делятся рецептами и увлечениями – вяжут, плетут из бисера, угощают друг дружку домашними пирогами. Чувствуется, что все здесь – «пассажиры одного корабля». Но познакомимся поближе с нашими героинями.

«Сергеевна-Курамагомедовна» и другие

Светлана Машукова на железной дороге с 1993 года. До того была секретарём в школе, потом работала в весовой мастерской механизированной дистанции погрузочно-разгрузочных работ и коммерческих операций. В начале нулевых в дистанции прокатилась волна сокращений – ушла в проводники. От весов – к пассажирам. Последние от этого только выиграли. А она?

– Мне очень нравится, – признаётся Светлана Курамагомедовна, трижды мама, четырежды бабушка. Отец, по национальности дагестанец, служил в Забайкалье, влюбился в чистокровную гуранку и остался здесь навсегда. Борзинцы перекраивают необычное отчество на удобный манер – кто «Сергеевной» называет, кто «Михайловной». На это доброжелательная женщина только улыбается.

Наверняка, как все мы, может и рассердиться, нахмуриться. Но доброе отношение к людям безошибочно угадывается в ней с первых же минут.

– Они обе такие, – подтверждает догадку Анна Казакова. – Пассажиры выходят – Анна выскочит из вагона – старушке руку подать, сумки снять, ребёнка на руки примет... Всегда доброго пути пожелают, осведомятся: «Завтра-то с нами? Конечно, давайте на пригородном – это куда безопаснее автобусов и такси». И – знаете? – пассажир выбирает поезд в том числе из-за них.

Анне Николаевне сам бог велел работать с людьми: настолько тактичная, приятная в общении. Кажется: доверься ей – всё поймёт. По первой профессии Анна – социальный педагог. И до того, как в 2010-м надела голубую форму, пять лет проработала в детском саду. Специальность близкая к психологии – найти общий язык, сгладить конфликты, успокоить, подбодрить детей и родителей. А они, ох! разные бывают. Как, впрочем, и пассажиры...

– Они у нас замечательные! – отзываются о них проводники. Чуть не каждого знают в лицо, каждое утро встречают, как давних друзей: «Как дела? Как здоровье? Всё ли в порядке?».

Пассажиры с удовольствием вернулись в пригородные, когда те, по распоряжению президента страны, снова стали курсировать по краю. Тариф снизили. Надолго ли? Мало кому по карману «экономически обоснованный» тариф. А пригородный поезд на периферии из удобного средства передвижения давно превратился в необходимое: поликлиники, бюро техинвентаризации (БТИ), «собесы» и прочее – всё в районном центре. На малых станциях плохо с работой, поэтому люди каждый день едут в Шахтёрскую, Ясногорск, Оловянную. Едут школьники (чаще – на соревнования и бабушек-дедушек навестить). Едут студенты: в Борзе находятся медицинское и профессионально-техническое училища. Едут люди всех возрастов, специальностей, привычек. Но вот что удивительно: в пригородном Оловянная – Борзя действует «закон бумеранга». Часто вагон после рейса остаётся абсолютно чистым – будто не перевёз полсотни человек туда, полсотни обратно: оставлять после себя мусор, «хоронить» за панелью шелуху от семечек при таком отношении проводников... совестно.

И очень жаль, что этот поистине человеческий дар уже в июле может остаться за пределами полосы отвода – в заявке края пригородных Борзя – Оловянная, Оловянная – Ясногорск нет...

Но и здесь опять же работники участка в первую очередь вспоминают не о себе, а – «как тяжело людям придётся».

Кадровики, возьмите судьбу удивительных проводников под особый контроль! Тем более, что не одни мы, журналисты, подпишемся под положительной характеристикой: по итогам производственного соревнования борзинцы не однажды становились лучшими на дороге. Последняя победа – недавняя, в 2014-м году. В зачёт идёт много показателей – размер выручки, количество перевезённых пассажиров и нарушений со стороны бригады проводников. А они и впрямь «нарушители»: нарушают границы ставшего привычным в сфере услуг отчуждения. Для них пассажир – не клиент, не «лицо», а хорошо знакомый, почти родной человек.

На фото: «Дорогие наши пассажиры! Желаем вам здоровья – это самое главное. И чтобы пригородный поезд всегда курсировал между Борзей и Оловянной».

Елена Сластина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30