25 ноября 2020 16:49

25 ноября 2020 16:49

фото: архив Геннадия Астахова

Забайкальский Кутузов

Война для красноармейца Муратова началась в 1939 году на реке Халхин-Гол, а завершилась в 1945-м в поверженной фашистской Германии

Василий Иосифович Муратов (1918–2012 гг.) родился в Забайкалье, в многодетной семье. Рано начал трудиться. В Рабоче-крестьянской Красной армии с 1939 года. Воевал с японскими милитаристами на реке Халхин-Гол летом 1939 года.
Участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 года по 9 мая 1945 года в составе 101 кавалерийского полка 9-й Крымской дивизии. Оборонял Москву, Воронеж, освобождал Киев, брал Бреслау, участвовал в Померанской и Берлинской операциях. Был несколько раз тяжело ранен. Инвалид II группы. Мужество и отвага, проявленные В.И. Муратовым в боях с немецко-фашистскими захватчиками, отмечены орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями Жукова и 10 юбилейными. После войны работал плотником Зиловской дистанции пути Забайкальской железной дороги. Последние годы жизни провёл в Тынде, рядом с детьми. Участник парада 7 ноября 1941 года на Красной площади в Москве.

Халхин-Гольская увертюра
Самой дорогой воинской наградой для себя ветеран считает благодарственную грамоту, полученную в июле 1945 года. Подписали её представители командования Первого Украинского фронта. У документа проникновенное и трогательное начало: «Дорогой товарищ! Великая Отечественная война победоносно завершена. Красная армия в жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками отстояла честь, свободу и независимость нашей Родины, обеспечила миллионам людей возможность от фронтовой жизни снова вернуться к мирному созидательному труду. Вы возвращаетесь на Родину с ПОБЕДОЙ!»

2.jpg

Для рядового бойца Рабоче-крестьянской Красной армии Василия Муратова это были не просто берущие за душу слова. Они означали, что многолетнему, тяжёлому этапу в его биографии, связанному с ежедневной игрой в жмурки со смертью, с опасностью и лишениями, пришёл конец. Впереди его ждала пусть не лёгкая и не сытая, но мирная жизнь. К ней он шёл не один год.

Боевые пути красноармейца Муратова берут начало на монгольской реке Халхин-Гол. Случившийся там летом 1939 года конфликт с Японией вполне можно назвать необъявленной войной. Об этом говорят и масштаб боёв, и влияние их на политику, и количество жертв.

3.jpg

В чём же значение событий на реке Халхин-Гол? Прежде всего в том, что охотников испытать на крепость Советский Союз в ту пору в мире было немало. Особую рьяность проявляли японские самураи. Они крепко получили по зубам в 1938-м, у озера Хасан. Урок им, как говорится, впрок не пошёл. Поэтому год спустя они «высунулись» ещё раз, теперь уже на территории дружественной нам Монгольской Народной Республики.

В составе 1-й армейской группировки под командованием комкора Георгия Жукова вместе со старшим братом Степаном воевал и красноармеец Муратов.

Василий вырос в большой семье в селе Деревцово Читинской области. Он был третьим из 12 братьев и сестёр. Такую ораву родителям без помощи старших детей поднять на ноги было, конечно, невозможно. Потому-то и пришлось мальчику ограничить свои «университеты» начальной школой и идти работать в колхоз. В свои 14 лет он многое умел и от работы не отлынивал. А дел в забайкальском селе хватало круглый год: весной – на посевной, летом – на сенокосе, осенью – на жатве, зимой – на лесозаготовках. Пришло время – и Василий со Степаном надели солдатскую форму.

– Служили мы с братом в 127-м стрелковом полку 57-й стрелковой дивизии. Дивизия была приведена в боевую готовность ещё 29 июня 1939 года, – рассказывал Василий Иосифович. – Командующий группировкой комкор Жуков поставил перед нашим подразделением задачу выбить неприятеля с высоты, господствующей над барханами. Утром 20 августа войска перешли в общее наступление по всему фронту.

В 5 часов 45 минут советская бомбардировочная авиация несколькими сотнями самолётов произвела мощный налёт на передний край обороны японцев. Советско-монгольская артиллерия своим огнём подавила зенитные батареи врага. В результате удара с воздуха в тылу противника вспыхнули пожары. После налёта авиации началась мощная артиллерийская подготовка. За 15 минут до атаки наши соколы нанесли повторный удар. Затем последовал шквальный огневой налёт всей артиллерии на передний край обороны японцев. Утренний туман позволил нашей пехоте скрытно занять исходное положение, а местами приблизиться к врагу настолько, что можно уже было предпринять решительный бросок. В 9 часов началась атака по всему фронту.

Наш удар был настолько неожиданным для противника, что в течение первых полутора часов он не сделал ни одного ответного артиллерийского выстрела. В первый же день наступления командование 6-й японской армии оказалось в заблуждении, так и не сумев определить главное направление удара советских войск.

– Пошли в атаку, – вспоминал Василий Иосифович. – Степан бежал рядом. Вдруг откуда ни возьмись – японский снаряд. Взрыв – и я потерял сознание от контузии. Очнулся, смотрю: атакующая цепь уже впереди, метров на 60 ушла. Бросился догонять. А самого швыряет из стороны в сторону.

До японских окопов, брошенных противником, Василий добежал уже вместе с боевыми друзьями. И залёг рядом с братом. Над головами пули посвистывают. Только решили подниматься в атаку – прилетела откуда-то граната. Василия даже не задело, а Степану осколками перебило ноги. Раненого бойца увезли в тыл на самолёте. Василий остался воевать за двоих – за себя и за брата.

Разгромив фланговые группировки врага, советско-монгольские бронетанковые и механизированные части к исходу 26 августа завершили блокирование всей 6-й японской армии. Последние очаги сопротивления были ликвидированы 31 августа. Граница МНР была восстановлена и надёжно прикрыта.

– Монголия – страна пустынная, дорог никаких нет. Поезжай по степи, куда хочешь, – рассказывал Василий Иосифович. – Против нас воевала отборная императорская гвардия Японии. Мы сражались вместе с Монгольской армией. Монголы – храбрые и искусные конники. Стояла жара, трудно было с водой, которую доставляли за 300 км. Мы получали по одной фляжке в сутки. Для лошадей норма, естественно, была больше. Но всё равно воды было недостаточно.

Из той войны красноармеец Муратов вышел достойно, с двумя наградами – медалью «За боевые заслуги» и монгольским знаком «Халхин-Гол», учреждённым для участников тех боёв. Награда была очень уважаемой среди ветеранов. Известно, что маршал Советского Союза Георгий Жуков, который командовал советско-монгольской войсковой группой на Халхин-Голе, очень любил этот знак.

После демобилизации вернулся бывший солдат в родной колхоз. Мирным трудом, к сожалению, заниматься пришлось недолго: грянул 1941 год.

Напутствие Сталина
– Нас, 1918 года рождения, с мобилизацией подзадержали, – продолжал воспоминания Василий Иосифович. – Призвали в действующую армию только 15 сентября 1941 года. В Улан-Удэ обмундировали, вооружили, дали лошадей. Кого надо, подучили, и на фронт, под Москву.

Сколько за время войны пришлось пройти солдату фронтовых дорог – не счесть! Но главной для себя он считает ту, что пролегла 7 ноября далёкого 1941 года через Красную, главную, площадь страны.

4.jpg

В ночь на 7 ноября по указанию Сталина кремлёвские звезды были расчехлены и зажжены, от маскировки был освобождён Мавзолей Ленина.

– Накануне, вечером 6 ноября, политрук нашего эскадрона провёл политинформацию о предстоящем празднике Великого Октября, – рассказывал Василий Иосифович. – А командир эскадрона Колесников говорил, что надо бить врага, не жалея крови и самой жизни. Ситуация тогда была очень серьёзной. Неприятель буквально ломился в ворота столицы. В бой пойдём в самое ближайшее время, утверждал командир. О предстоящем военном параде и нашем в нём участии никто и словом не обмолвился. О том, что пройдём по Красной площади, стало известно только рано утром 7 ноября. Быстренько привели в порядок себя и своих лошадей – и рысью к центру столицы. Улицы были безлюдными. На глаза попадались лишь военные патрули. На перекрёстках щетинились сваренные из кусков рельсов противотанковые «ежи».

В тот день был сильный снегопад, мела пурга. Погода не позволяла вражеской авиации совершить налёт на Москву и сорвать торжество. В 7 часов 50 минут на трибуне Мавзолея появились Сталин и члены советского правительства. Затем из всех громкоговорителей раздался торжественный голос диктора: «Говорят все радиостанции Советского Союза. Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной армии, посвящённого 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции…» Парад на Красной площади слышал весь мир.

– Очень надеялся увидеть вождя во время прохождения эскадрона мимо трибуны Мавзолея, – сокрушался Василий Иосифович. – Но всё внимание уходило на то, чтобы соблюсти, согласно ранжиру, место в строю. Снег сыпал лошадям под ноги, слепил им глаза. Удерживать коней приходилось шенкелями и поводьями. И как прошли парадным расчётом, честно скажу, не помню. Погода была плохой, да и волновался сильно.

И только потом, когда эскадрон, в котором воевал красноармеец Муратов, после изнурительных боёв отошёл на краткий отдых, ему в руки попала газета с текстом праздничной речи Верховного Главнокомандующего.

Под командованием генерала Доватора
Через несколько дней эскадрон приступил к погрузке в вагоны и проследовал под Москву, на Волоколамское направление. Там он влился в состав кавалерийского корпуса генерала Льва Доватора. Именно в этом подразделении и начал свою вторую войну красноармеец Муратов.

Сегодня закрытые ранее архивные документы становятся доступными, открываются интересные факты. Например, тот факт, что генерал Доватор, командовавший конным корпусом, был великолепным наездником и мастером джигитовки. Это он заменил в конных сценах Николая Черкасова в фильме «Александр Невский». Это был блестящий русский офицер, умница и красавец. Есть официальные документы, в которых приводятся данные о количестве вражеской техники, уничтоженной его казаками во времена рейдов по тылам врага. Фашисты боялись его до обморока, и за его голову была назначена цена в 100 тыс. рейхсмарок.

Солдаты на конях были самой мобильной частью войск. Они прорывали линию фронта, внедрялись в расположение немецких войск, освобождали окруженцев, создавали партизанские отряды, уничтожали живую силу и технику противника. И возвращались на позиции без потерь. В рейдах Муратов и его боевые товарищи воевали на пределе человеческих возможностей. Бывало, без сна и еды.

– То, что мы голодные, – это ладно, – размышлял старый солдат. – Но ведь кони-то не понимали, почему мы их не кормим – ни овса не даём, ни сена. Все уставали до последней степени.

Немцы всё время пытались прижать кавалеристов к болотам и уничтожить.

– Лев Михайлович не раз обводил неприятеля вокруг пальца, – смеётся ветеран. – Однажды при попытке немцев взять кавалеристов в кольцо он дал команду разжечь костры и развесить над ними портянки для просушки. И… отвёл группу километров на десять в сторону. Враги заметили костры с воздуха и долгое время бомбили район, где, собственно говоря, никого не было. Через некоторое время (этого фашисты абсолютно не предполагали) казаки вернулись на место бомбёжки и спокойно вышли из окружения.

Кавалеристы удивляли всех своими смелыми действиями, истоки которых лежат ещё в 30-х годах. Тогда Лев Доватор, будучи слушателем Военной академии имени Фрунзе, находился на стажировке в Испании. Там он изучал тактику ведения боёв успешно воевавшей на стороне Франко марокканской кавалерии. Эффективными в бою кавалерийские подразделения делали мотоциклы с пулемётами и бронемашины. Этот опыт военачальник использовал во время Великой Отечественной войны. Использование кавалерии для молниеносных рейдов в тыл противника – тоже из испанского опыта Доватора. Легендарные рейды по тылам противника провела поступившая под его командование отдельная кавалерийская группа. Вот статистические данные: доваторцами уничтожены 2300 солдат и офицеров, 200 машин и 9 танков. Среди кавалеристов были и артисты цирка. Уникальные мастера джигитовки, они расстреливали немцев, стоя на сёдлах или из-под живота лошади.

С началом контрнаступления под Москвой соединение получило приказ ударить по группировке противника, дислоцированной в районе Истры. Кроме танков, казаки были усилены артиллерией и тачанками и с поставленной задачей блестяще справились. В эти дни кавалерийский корпус генерала Доватора стал именоваться 2-м Гвардейским. С той поры красноармеец-кавалерист Муратов с гордостью носил среди наград знак гвардейца.

Солдатское везение
Вместе с Василием Иосифовичем мы попробовали посчитать, сколько же раз за войну «костлявая» старалась прибрать его к себе. И со счёту сбились. Вскоре после начала Московской битвы, в одном из боёв, солдат получил ранение в правое бедро. Санчасть, потом сложная операция в Москве, лечение в ивановском и кемеровском госпиталях. В марте 1942-го – выписка. И вновь – на фронт. Теперь уже под Воронеж.

Во время разведки боем произошло такое, что привело в недоумение всех лечивших бойца врачей: пуля вошла в ушную раковину и вышла через глаз. После таких травм люди просто гибнут. А он остался жив, хотя долго не мог вспомнить даже имя матери. Более того, продолжал воевать. После этого солдаты-острословы стали звать его Кутузовым. Но Василий Иосифович не обижался.

Позже было ещё одно ранение, после которого красноармеец Муратов был признан годным к нестроевой и получил направление для дальнейшего прохождения службы в батальон аэродромного обслуживания. Хоть и был определён солдат к складу, кладовщику помогать, но ему приходилось и пулемётные ленты заряжать, и бомбы к самолётам подтаскивать.

На Западной Украине опять чуть не погиб. Командировали нескольких солдат на заготовку продуктов для лётной столовой, и угораздило их попасть в плен к бандеровцам. Скорые на расправу, те повели красноармейцев на расстрел. Спаслись лишь тем, что Муратова не обыскали, а у него в карманах солдатских галифе гранаты-лимонки остались. И Василий, когда понадобилось, пустил их в дело.

– Жизнь на войне зависит от случая, – философ¬ски размышлял Василий Иосифович. – Как-то ехал я к аэродрому с сослуживцами в кузове «полуторки». В пути случилась поломка, и автомобиль остановился для ремонта. Я увидел валявшийся у обочины велосипед, захотелось на нём прокатиться. Детство, как говорится, в одном месте заиграло.

Выпрыгнул солдат, оседлал двухколёсную машину и начал на ней кренделя выписывать. И буквально в то же мгновение над дорогой появился невесть откуда взявшийся фашистский «мессер». Из него вылетела бомба. Прямое попадание – машину разнесло в клочья. Все оставшиеся в кузове погибли. Взрывной волной красноармейца отбросило в сторону, но сильно он не пострадал. Несколько царапин. Вот он, ещё один случай солдатского везения.

В дальнейшей его фронтовой биографии были освобождение Киева, взятие Бреслау, Померанская и Берлинская операции. И ещё одно тяжёлое ранение: осколок пробил артерию, и Муратов едва не умер от потери крови. В живых остался чудом. Уже в который раз!

Брат Степан, вместе с которым он воевал на Халхин-Голе, прошёл всю Великую Отечественную танкистом. Участвовал в боях с японскими милитаристами в составе Забайкальского фронта.

После войны
Вернулся солдат на родину. Устроился работать на железную дорогу. Женился, родились и выросли три дочери. Все они получили образование и вышли в люди. На склоне лет решили супруги Муратовы перебраться на БАМ, поближе к детям. Дочери работали на железной дороге.

Не раз крепко брали солдата в оборот старые боевые раны. Ветеран крепился, боролся с недугами и ударами судьбы. Ушла из жизни любимая супруга Прасковья Захаровна. Но он не чувствовал себя обездоленным: постоянно навещали родственники, члены совета ветеранов Тындинского отделения ДВЖД.

5.jpg

На одном из праздничных мероприятий в честь Дня Победы, в 2010 году, Василий Иосифович отличился. После официальной части зазвучала мелодия вальса. И тут 92-летний фронтовик отставил в сторону трость, по-молодецки поднялся из-за стола и пригласил на танец одну из присутствовавших женщин. Это вызвало аплодисменты. Один тур вальса, второй, третий… Менялись партнёрши, а старый солдат, казалось, забыл про возраст. Тревожиться за танцора в почтенном возрасте зрителям было нечего. На торжестве он появился не один, с ним были внучки, которые разделили с дедом радость Победы, а потом проводили его домой.


На фото: Знак Монгольской Народной Республики участнику боёв на реке Халхин-Гол. Позже он получил статус медали

В строю кавалеристов на параде 7 ноября 1941 года по Красной площади в Москве проследовал и красноармеец Василий Муратов

На вечере, организованном для ветеранов Великой Отечественной войны в Тынде. 7 мая 2010 года
Геннадий Астахов, фрагменты из книги «Поклонимся и мёртвым, и живым»