28 января 2022 23:18

28 января 2022 23:18

фото: архив Марии Мухиной

Дорога дружбы и тепла

Строителям БАМа в суровых условиях работы и быта часто помогали неравнодушие окружающих и взаимовыручка

Ветерану Дальневосточной дирекции управления движением Марии Мухиной первый день на БАМе запомнился забытым на станции Ургал чемоданом. Эта неприятность показала молодому кадровику, с какими людьми ей предстоит иметь дело.
45 bam.jpg
На Дальний Восток Мария Григорьевна приехала осенью 1980 года вслед за супругом, офицером Железнодорожных войск. Его полк направили на БАМ из Ленинграда.

– Солдаты и офицеры уехали раньше на эшелоне, а жёны с детьми отправились чуть позже. Самолётом мы долетели до Хабаровска и оттуда поездом добирались до станции Ургал, – вспоминает она. – Тогда это была небольшая станция со стареньким деревянным вокзалом, чёрным от угля. Нас встретил военный УАЗ-66. Полк стоял далеко от Ургала, за посёлком Лиственным, в лесу. Приехали, выгрузились, а чемодана-то нет. А там были практически все тёплые вещи. Зная, что я еду в суровый край, мама упаковала мне шубу, унты, шаль. Муж отправился за вещами. Чемодан нашёлся у начальника станции, целый и невредимый. Тогда я подумала, что здесь живут и работают прекрасные люди, на которых можно положиться. И за годы работы на БАМе я ещё не раз в этом убедилась.

Первое время офицеры вместе с семьями жили в вагончиках прямо в тайге. И первая зима, признаётся Мария Григорьевна, оказалась очень сложной. Ближе к Новому году ей пришлось отвезти дочку, которой не было и двух лет, к бабушке. А уже весной семья Мухиных переселилась в барак.

– Муж постоянно на трассе, а я – на своей работе. Практически сразу после приезда начала работать в Ургальской дистанции гражданских сооружений, – рассказывает Мария Мухина. – Помню, зимой термометр как-то показал минус 63 градуса. Но у нас был зам по тылу очень хозяйственный. Он нашёл мне тёплые ватные штаны от солдатской спецовки, которые и помогали переживать холода.

Из-за природной скромности Марии Григорьевне довольно часто приходилось преодолевать расстояние от дома до работы в Ургале пешком, а это шесть километров. Она стеснялась голосовать и останавливать машину. Но частей в округе тогда стояло много, а военных, увидевших одиноко идущего человека, и не нужно было уговаривать притормозить.

– Вот так однажды взяли меня в попутчики, и водитель говорит: «А вы не заметили, что щёки отморозили?», – продолжает Мария Мухина. – Посмотрела в зеркало, а щёки белые. Тогда морозы были суше, может быть, из-за того, что леса ещё не так сильно вырубали.

Такие марш-броски Мария Григорьевна совершала около двух лет, а потом ей выделили однокомнатную квартиру в Ургале, и уже супругу приходилось преодолевать эти расстояния.

В НГЧ на БАМе Мария Мухина проработала более 20 лет. Несмотря на все сложности в быту и на службе, эти годы она считает лучшими.

– Наша дистанция отвечала за очень большой участок: от Дугды до Ургала. Поэтому командировки были обычным делом, – говорит она. – Приходилось и на вертолётах летать. С инженером по охране труда часто ездили на рабочих поездах. Решение кадровых вопросов совмещали с доставкой спецодежды, калош и многого другого. Нередко приходилось и ночевать в этих поездах.

Мария Григорьевна гордится коллективом, многонациональным и очень дружным, с которым ей посчастливилось работать. Со многими своими коллегами она поддерживает связь и сегодня. Общается, списывается, а если получается, и встречается с теми, кто живёт теперь в Казахстане, Узбекистане, на Украине, но спустя столько лет хранит в сердце воспоминания о связавшей их магистрали.


На фото: 1 мая 1981 года. Посёлок Ургал. Мария Мухина (справа) вместе с коллегами принимает участие в праздничной демонстрации
Татьяна Щербаченко