18 января 2022 22:52

18 января 2022 22:52

фото: Наталья Кузьмина

Немного Шуберта в металле

Высококлассный дефектоскопист проблему определяет на слух

Любимая тема для разговора у Николая Ермолаевича – это профессия. Оператором дефекто¬скопной тележки в Уссурийской дистанции пути он проработал 35 лет. Когда его провожали на пенсию, коллеги подсчитали, что наш герой прошёл и проверил 50 тысяч железнодорожных километров. Слушать металл и ставить диагноз по звуку – настоящий дар, обладать которым дано не каждому.

При воспоминаниях о путейской жизни Николая Безручко переполняют эмоции. Он словно боится, что не успеет сказать всего, выразить свою безусловную любовь к профессии. Но даже через рваный стремительный монолог становится понятно: рядом сидит человек, которому очень повезло в жизни – он нашёл свой путь.

…Родился наш герой в семье железнодорожников. Дед был дежурным по посту – переводил стрелки, открывал сигналы на станции Кнорринг. Мать работала здесь же билетным кассиром, а отец – финансовым ревизором. Всё детство мальчишка пропадал на железной дороге, сроднившись с ней почти кровно. После 7 класса, недолго думая, поступил в Уссурийский техникум железнодорожного транспорта на путейскую специальность. В 1965-м получил диплом, но только спустя 6 лет, поработав геодезистом, устроился в дистанцию пути. Именно тогда его осенило: когда к профессии лежит душа – это огромное счастье. И ему удалось не расплескать это чувство за все долгие трудовые годы…

– Каждую смену я сканировал рельсы. Азарт и настрой – как у рыбака, желающего поймать удачный улов, – вспоминает ветеран. – Вот только задача была посложнее – на слух определить дефект и его тип. А каждый звучит по-разному. Все обертоны надо было чётко запомнить. Если что-то не нравилось, на помощь приходил ручной искатель. И ты, как сапёр, снова на звук начинал определять, где спряталась проблема, – не разрезая и не ломая металл. Тончайшая наука, требующая максимальной концентрации и внимания, способности различать разную тональность, продолжительность сигнала. 

В те годы путейцы работали на одноканальных дефектоскопах. Сегодня у дефектоскопа настроены десять каналов прозвучивания ультразвуком, направленных на подошву, шейку, головку рельса, где и образуются основные дефекты. Но даже несмотря на технический прогресс, по мнению Николая Ермолаевича, работа «слухачей» по-прежнему остаётся напряжённой, монотонной и очень ответственной. На путь надо выходить и в жару, и в мороз. 

– Но когда ты видишь результат своего труда: обнаружил дефект – предотвратил возможную беду, понимаешь всю важность своего предназначения, – говорит мой собеседник. 

Такому отношению к работе он учил будущих дефектоскопистов и как педагог. Преподавать в Уссурийском железнодорожном техникуме Николай Ермолаевич начал, когда вышел на пенсию. Почти 10 лет с упоением вёл занятия, стараясь передать свой настрой и любовь к профессии. 

Сегодня жизнь нашего героя тоже полна событиями. Он руководит ветеранской организацией Уссурийской дистанции пути. 

– В 2009 году я стал председателем. Курирую 197 человек. У нас много пенсионеров, живущих на линии. И каждому из них необходимо внимание. Раньше коллег-железнодорожников навещать было проще, в ПЧ были служебные машины. Сейчас приходится добираться в основном своим ходом, – продолжает Николай Ермолаевич. – А люди ждут, встречают нас со слезами на глазах. Однако из-за недостаточного финансирования мы порой не можем даже открытки купить для ветеранов к празднику. И если бы не профсоюз и его помощь, нам было бы очень сложно. Руководители Владивостокского филиала Дорпрофжел на Дальневосточной железной дороге помогают решать наши проблемы, поддерживают активную жизнь в советах.


На фото: Николай Безручко уверен, что ему в жизни везёт: и в радости, и в трудностях рядом всегда оказываются хорошие, отзывчивые люди
Наталья Кузьмина