02 декабря 2020 12:46

02 декабря 2020 12:46

Солдаты огненных лет

Обелиску Славы, установленному на территории локомотивного депо Нижнеудинск, не грозит забвение.
Вполне привычная картина, когда кто-то из работников депо подходит к памятнику с букетом цветов или на минуту-другую застывает в молчании. Вот и недавно на его постамент была установлена корзиночка с цветами. Говорят, её принесла Валентина Ивановна Кузнецова, проживающая в селе Будагово под Нижнеудинском. На обелиске есть и фамилия её отца, бывшего машиниста Ивана Егоровича Кузнецова.

Смотритель архива музея Г.И. Чернышова и участник войны В.А. ШубаОбелиску Славы, установленному на территории локомотивного депо Нижнеудинск, не грозит забвение.

Вполне привычная картина, когда кто-то из работников депо подходит к памятнику с букетом цветов или на минуту-другую застывает в молчании. Вот и недавно на его постамент была установлена корзиночка с цветами. Говорят, её принесла Валентина Ивановна Кузнецова, проживающая в селе Будагово под Нижнеудинском. На обелиске есть и фамилия её отца, бывшего машиниста Ивана Егоровича Кузнецова.

А всего на табличке 82 фамилии. Члены локомотивных бригад паровозов, слесари-ремонтники, станочники... Список открывает Герой Советского Союза Максим Фролович Петин. Высокое звание ему было присвоено посмертно за героизм, проявленный при форсировании Одера в январе 1945-го.

Приходят к обелиску люди и постарше. Владимир Александрович Шуба – один из них. В Нижнеудинске он человек заметный. И не только потому, что его родной племянник Виталий Шуба – депутат Госдумы. Лучше всего его знают как старейшего работника депо.

Встретиться с Владимиром Александровичем мне довелось в музее предприятия, где он вместе со смотрителем архива Галиной Игнатьевной Чернышовой подписывал старые фотографии.

 

Участник войны А.П. ГубинОн тоже участник войны. Его фронтовые дороги проходили на Западном фронте. Служил мотористом в 63-м гвардейском авиационном полку истребительной авиационной дивизии. Сам не летал – обеспечивал полёты воздушных асов. В этом полку воевал Герой Советского Союза Алексей Петрович Маресьев, оставшийся без ног, но продолжавший летать и бить противника. С Маресьевым Владимир Александрович не был накоротке, но его драматичную историю узнал ещё до того, как появилась на свет знаменитая «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого.

– В мои обязанности входила заправка самолётов ЛА-7, – рассказывает Владимир Александрович. – Приходилось экипировать машины по два-три раза в день и одновременно следить за исправностью оборудования. Готовил, как для себя.

Рука у Владимира Александровича оказалась лёгкой. Призванный на фронт из Иркутска лётчик Владимир Терентьев, для которого он готовил истребитель, ни разу не был сбит, возвращался с задания без повреждений.

 

Бобруйская операция, Волховский фронт, Прибалтика, Варшава, Кенигсберг... Везде Владимир Шуба был в одном звании – солдат. Только на груди добавлялись награды. Сначала медаль «За боевые заслуги», потом – «За освобождение Варшавы», орден Отечественной войны II степени. А рядом с Владимиром неизменно находился друг, с которым он призывался из Нижнеудинска, – Юрий Григорьевич Заботкин.

Друзьям не суждено было познать окопную жизнь в той степени, в какой познали её находившиеся на передовой солдаты, не довелось ходить в атаки, но всё это компенсировали переживания за жизнь пилотов и огромные физические нагрузки при обслуживании техники. На драмы войны они тоже насмотрелись с избытком. Владимир Александрович до сих пор вспоминает тела погибших в одиночном окопе солдат – немецкого и русского, смерть настигла их во время рукопашной схватки.

 

Но бывают картины из прошлого и другого рода: нередко в душе просыпается тёплое чувство благодарности людям, которые присылали на фронт посылки. Сам он тоже, до того как надел гимнастёрку, собирал вещи для фронта, перечислял деньги на строительство боевой техники, вытачивал на станке детали по заказу оборонных предприятий. Тогда в депо работали около трёх тысяч человек. И это были лучшие люди Нижнеудинского района.

Так что в тех 170 тысячах рублей, что депо перечислило за годы войны, есть и его вклад. Собранные средства пошли на строительство танковой колонны и самолетов «Красный крест» и «Учитель», на комплектацию посылок для бойцов Красной Армии. В деповском музее есть стенд с портретами участников войны, прошедших Западный и Восточный фронты. Не забыты и те, кто ковал Победу в тылу: водил паровозы, стоял у станков, обслуживал локомотивное хозяйство. За свой вкалад в разгром фашистской Германии 289 работников депо получили ордена и медали.

 

– Как-то раз на экскурсию пришла делегация школьников, – рассказывает Галина Игнатьевна. – И вдруг одна из девочек воскликнула: «Смотрите, моя бабушка!». Нет, не зря над созданием летописи депо работал бывший машинист электровоза Нектарий Маркиянович Антоневич. На стендах тщательно подобраны документы – немые свидетели тех далёких событий. На одном из них письмо призванного на фронт М.Н. Федюшина, датированное 8 июля 1944 года. В нём он сообщает: «жив, здоров и невредим... Гоним врага. Не успеваем догонять. Так он удирает...». А через три дня бойца не стало. В семью пришла похоронка. А вот справка о ранении средней тяжести, выданная старшему сержанту Константину Ивановичу Киргизову... На следующем стенде опять фронтовики: В.С. Игнатов, дошедший до Берлина, Василий Денисович Слеменев, расписавшийся на стене Рейхстага. Здесь же портрет Афанасия Петровича Губина, который со своим подразделением оказался в самом конце войны в тридцати километрах западнее Берлина. На фото ему лет сорок. В депо он последнее время работал начальником отдела кадров. А в 1942 году на подступах к Москве рядовым отражал вражеские атаки станковым пулемётом «Максим» в составе 121-го стрелкового полка 73-й стрелковой дивизии. Потом были Брянский фронт, Курская дуга, Польша...

 

Война для него длилась четыре года. Был пехотинцем и связистом. Возглавляемое им отделение прокладывало линии связи от штаба дивизии в полковые штабы и в подразделения передовых позиций. Шансы выжить зачастую были равны нулю. Но ему везло. Так было, когда однажды, вытаскивая с поля боя командира взвода, попал под град рвущихся снарядов. Так было, когда под обстрелом перекидывал связь на один из островков на реке Одер. Так было в Восточной Пруссии, недалеко от города Пархим, когда на его полк обрушились превосходящие силы противника.

Не забыл Афанасий Петрович и тех случаев, о которых не принято говорить, – когда жертвы приносились напрасно.

– Однажды наш батальон бросили в светлое время суток на позиции противника по тайно проложенному в ночное время траншейному ходу, – вспоминает он. – Тот, кто планировал операцию, рассчитывал застать немцев врасплох. Но немцы были очень хорошие бойцы. Они пристреляли каждый кустик в том месте, где намечалась атака. Когда по команде батальон кинулся в бой, они встретили нас кинжальным огнём из пулеметов. В том бою из 160 человек нашей роты осталось всего 17. Живым из этого боя вышел и будущий земляк Афанасия Петровича, мастер водоснабжения локомотивного депо Николай Юдин.

 

У Афанасия Петровича было три брата, и все воевали. Не дожил до Победы только Назар – при выполнении боевого задания на бомбардировщике погиб вместе с другими членами экипажа. Свой подбитый самолёт они направили на колонну с военной техникой противника...

О гибели брата Афанасий Петрович узнал, проезжая в 1942 году в воинском эшелоне мимо станции Нижнеудинск. Когда поезд остановился для смены паровоза, он выскочил из вагона, чтобы купить в привокзальном киоске газету. И когда её развернул, увидел указ, в котором говорилось, что его брату и двум другим летчикам присвоены звания Героев, посмертно.

С военной судьбой, подобной судьбе Афанасия Петровича, на учёте в совете ветеранов эксплуатационного и ремонтного локомотивных депо Нижнеудинск осталось 22 человека. А двадцать лет назад из них можно было укомплектовать две роты.

 

К 65-й годовщине Победы музей расширит свою коллекцию. Недавно художник депо Татьяна Куимова преподнесла ему в дар фигурку Василия Тёркина, выполненную из гипса. Ещё раньше кто-то подарил патефон и старинные пластинки. На одной из них записана песня «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» в исполнении Клавдии Шульженко.

– Было бы здорово, если бы наши участники войны и ветераны тыла могли услышать эту пластинку. Вот только достать бы звукоснимающую головку, – с надеждой говорит Галина Игнатьевна...

Александр Иванов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31